Статья "Важные аспекты преподавания христианской этики"

Одной из важнейших целей преподавания христианской этики является возможность ввести Бога в личную  жизнь ребёнка. Достигаем этой цели мы двумя способами.

Первым и очень важным является то, что Христос на уроке присутствует реально, хотя ни учитель ни ученики Его и не видят. И Он хочет, чтобы все, включая и этих конкретных детей, спаслись и в разум истины пришли. Таинственную помощь в обретении веры ребёнком Он оказывает Сам.

Есть история, которую рассказала учительница христианской этики в Донецке Лена Редкокаша, которая вела в пятом классе уроки христианской этики. На уроке одна девочка сказала ей: «я раньше не верила, а теперь сильно верю в Бога». Лена спросила её почему, и девочка рассказала, что однажды, родители ушли куда-то в гости, оставив её одну. Она боялась, а тут в доме неожиданно погас свет. Девочка очень испугалась и сказала так: «Господи, если Ты есть, пусть свет зажжётся». И свет тотчас зажёгся.

Бог Сам ищет Свои пути к сердцу каждого ребёнка, начиная с самого малого возраста. Эти личные отношения нужно помочь ребёнку заметить в его собственной жизни. Заметить следы присутствия Бога в ней.

Саша Шевченко, сын Лены Редкокаши. Ему 2 года. Он умеет молиться. Когда мама говорит ему: «Пойди, скажи доброе утро Боженьке», он идёт к иконе и говорит: «пивет, Бог!». В этом декабре у Лены и Жени было мало денег, Жене мало заплатили на работе и Лена огорчалась и говорила: «Что же мы теперь будем кушать?». И Саша помолился: «Бог, дай ам-ам! (кушать)». На следующий день пришли выплаты за Ксению (девочка, дочка Лены, ей 2 месяца) которые давно задерживали. И теперь у Лены есть, что кушать. Произошло это 15.12.2010.

Дети и сами находят следы присутствия Бога в своей жизни, но в более очевидных событиях это им сделать легче.

У девочки из четвёртого класса был день рождения. Но она сильно побаловалась и дедушка её сильно наругал. А она его взяла и укусила, потому что разозлилась. А потом она упала со стула. Сама девочка говорила, что это произошло не случайно, что она упала.

Однако,  если это случай простой, то бывают и очень сложные для объяснения случаи: почему ребёнок болеет? Почему отец пьёт и издевается над мамой и детьми? Почему важная молитва ребёнка о том, чтобы родители не разводились не исполнилась? Учитель должен иметь глубокий опыт духовной жизни приобретаемый через послушание опытному наставнику и церковную жизнь, для того, чтобы понять, почему Бог попустил какую-то беду. Учитель должен и явить ребёнку, что в конце добро всё равно ожидает победа.

В каждом уроке важно то, чему учитель хочет научить ребёнка. Чему же хочет научить христианская этика? Если этика обычная хочет научить человека быть добрым, то христианская хочет, чтобы ребёнок или подросток захотел соединиться с источником добра – Богом. Именно в этом сила христианской этики. Ведь все люди и так знают, что нужно быть добрыми. Каждый школьник знает, что нельзя драться и обижать других, а надо хорошо учиться и радовать маму. Но у них часто нет мотива так поступать. Обычная этика не даёт человеку такого мотива. Ведь этот мотив лежит в любви. Человек слушается по любви. Это наука о том, как поступать правильно по отношению к другим людям.

Но вы, наверное, замечали, что люди, даже зная о том, как поступать правильно, поступают как хотят. Например: все знают, что нельзя толкать друг друга на переменах, но, начинается перемена и, оказывается, далеко не все думают, что толкаться нельзя. Это вы и сами видели. То есть человеку мало просто знать, как поступать хорошо, ему нужен ещё и повод так поступать. Мотив быть добрым. А ещё ему нужны для этого силы. И то и другое может дать человеку именно христианская этика, а точнее – православная вера, которую христианская этика представляет в школе.

Расскажу вам  одну историю. Около ста лет назад жило на земле племя дикарей. И хотя дикари, в большинстве случаев, добрые и порядочные люди, это племя отличалось тем, что каждый в нём жил как хотел и делал только то, что ему казалось справедливым.

Однажды исследователь этого племени, белый человек, уставший от беззаконий творившихся там, спросил одного дикаря:

- Скажи, есть ли в твоём народе хотя бы какое-то понимание о том, что такое хорошо и что такое плохо?

На что дикарь ответил:

- Конечно, весь наш народ прекрасно знает, что хорошо и что плохо. Вот смотри. Я тебе сейчас объясню. Вот если я украл у соседа что-нибудь, то это – хорошо, а если он у меня украл -  это плохо.

Мир живёт именно по закону этого дикаря – закону эгоизма, когда всё оценивается не с точки зрения хорошо это или плохо, правильно это или не правильно, а с той точки зрения, выгодно это мне или не выгодно.

У русского философа Симеона Франка есть такие слова: «воспринимать другого как свет».  Именно такое восприятие другого человека и открывает вера. Когда другой становится ценностью, хотя он тебе и не родственник по крови.

Но человеку нужна ещё и сила так поступать и так жить. И эту силу человеку реально даёт Бог.

Ведь сама по себе заповедь быть добрым ничего создать не может – нужна ещё сила, чтобы её исполнить.

У Бертольда Брехта есть такие строчки:

Быть добрым – кто ж не хочет добрым быть.

Да вот беда – на нашей злой планете

Хлеб очень дорог, а сердца черствы

Мы рады жить в согласье и в совете

Да обстоятельства не таковы.

Христос даёт силу превозмочь обстоятельства, которые толкают человека в грех. А ребёнку грех кажется очень привлекательным, средства массовой информации рекламируют ему грех и разрыв отношений с самыми близкими, с семьёй.

По сути, ребёнку нужно утверждение в добре.

Есть тест, когда человек рисует круг и черным и красным цветом закрашивает, сколько по его мнению в мире хорошего и плохого. Раньше дети закрашивали только дольку чёрным, а теперь большую часть.

Пошатнулась вера детей в то, что мир добрый и светлый. Это потому, что такая вера пошатнулась во взрослых. И христианская этика даёт ребёнку уверенность в том, что мир добрый и светлый. Делается это благодаря тому, что учитель рассказывает о людях православных, людях такой красоты и чистоты, что ребёнок начинает радоваться.

Таким образом, мы можем видеть, что христианская этика помогает ребёнку восстановить именно духовное здоровье, ведь современные дети именно духовно нездоровы. Им не хватает любви. При живых родителях они часто безпризорны и безопорны. Эту любовь они могут почувствовать, если почувствуют Христа, Который их любит.

Но почувствовать Христа они могут не только непосредственным благодатным откровением Его Самого. До этого им надо ещё много расти. Ведь современные дети – дети гедонистической цивилизации направленной на удовольствия. Они совсем не подвижники. А Христос открывается непосредственно только тем даже и детям, кто совершил подвиг или совершает его. Подвиг терпения, послушания, служения, прощения.

Известен случай описанный митрополитом Вениамином Федченковом о двух детях, у которых были очень строгие родители. Дети однажды в отсутствии родителей разбили драгоценную вазу. Когда родители вернулись с работы и спросили, кто разбил, то старший брат, чтобы защитить младшего, который и разбил, сказал, что это он разбил вазу. Его сильно побили. А когда он лёг на кровать, раздвинулся потолок, открылось небо, и ему явился Христос и поблагодарил его.

Далеко не каждый ребёнок поступит так, ведь все дети тоже имеют страсти, а о борьбе со страстями вообще ничего не знают.

Поэтому детям легче ощутить Христа через самого учителя. Но для этого учитель должен быть Божьим человеком. Именно это условие – самое главное. Без него преподавать этот предмет нельзя. Потому что если учитель не имеет благодати, то через него дети не соприкоснуться с Богом Живым и учитель не сможет им рассказать о Боге и явить Того, Кого сам не знает опытно. Учитель, не имеющий опыта благодати, строит свой урок или морализаторски или схоластически. Но заметим, что Христос не ходил, говоря всем моральные истины, как делают протестанты. И если мы идём по пути морализаторства, то становимся очень скучны. Есть такая католическая шутка, выражение о нудной проповеди: «скучно-скучно-скучно! На фоне унылых проповедей пастора ад выглядит весьма привлекательным!». Но схоластический метод и не может быть интересен – ведь схоласт говорит о духовной жизни не зная её. К сожалению, практически все уроки по христианской этике, которые я видел, написаны именно схоластически. Такой урок только вызовет неприязнь в ребёнке.

Андрей Кураев: «Родить в детях любящее понимание православия и притяжение к нему, при этом не бросая лозунга: «Дети, полюбите Православие».

Ваша задача – просто сделать презентацию проекта под названием «Православие» и не более. Ребенок же дома должен помечтать: «Я хочу, чтобы эта сказка стала былью!» Это его домашнее задание.

И вот без прямых призывов, а все-таки надо сказать о мире веры с такой любовью, чтобы ребенку самому потом захотелось: «Я хочу войти в этот мир! Я хочу, чтобы этот мир стал моим!» Это сверхзадача курса».

Это возможно только через подвижническую жизнь учителя. Если учитель будет православным обывателем – дети в Церковь не придут.

Естественно, недопустим елейный язык в преподавании. Язык должен быть понятен, но и высок одновременно. Литературный русский язык вполне справляется с такой задачей.

Не нужно стремиться  дать ребёнку систему знаний. Допустим, что жизнь Спасителя протекала так и так, или священную историю, или другое что – детям система не нужна. Митрополит Антоний Сурожский говорил, что в воскресных школах нужно просто рассказывать разные не связанные друг с другом истории, а когда ребёнок вырастет – эти истории найдут своё место в его жизни и образе действования. А именно это нам и нужно.

Все уроки нужно строить на живых историях, а когда нам приходиться что-то говорить сложное, например, о поведении в храме – то и это надо подкреплять историями. Лучше всего подойдут истории произошедшие недавно, потому что всё далёкое по времени воспринимается детьми как благочестивая сказка, как музей, который не имеет отношения к их собственной жизни. А глубинная и тайная цель всех этих историй в том, чтобы ребёнок почувствовал, что Живой Бог присутствует в его личной жизни и чтобы ребёнок захотел с этим Богом общаться.

И хотя учитель долго не сможет говорить так, как говорят старец Гавриил Стародуб или епископ Митрофан Никитин, но, по мере врастания учителя в Церковь будут всё более благодатными и его слова.

Святой Феофан Затворник: «Силу же духа, не покоривши страстей и не принявши Духа Божия иметь нельзя. А без него слово всегда будет безсильно, безплодно, потому что не может родить того собою, чего в себе не заключает».

У Ивана Шмелёва есть слова, что православие на самом деле «страшно победное». Когда стоишь рядом с подвижником, то чувствуешь, что православие действительно страшно победное, а добро в мире несомненно и обязательно победит. Учитель должен дать детям такой опыт хоть в малой мере.

Макарий Великий: «Нет достаточной причины отказаться человеку от наслаждений мира сего, если не примет он участия в блаженстве иного мира».

Это верно и для школьников. Самый простой путь им прикоснуться к благодати – через благодать учителя. Тогда лучшие из них и сами захотят опыта преображения, ради того, чтобы небесный свет был и их светом тоже.

Макарий Великий: «Имеющие в себе Божественное богатство Духа, когда сообщают другим духовные словеса, преподают им как бы изъемлемое из собственного своего сокровища. А которые не собрали в сердечные сокровищницы сего богатства, источающего из себя доброту Божественных мыслей, и таин, и превысших глаголов, те, собрав несколько цветов из Писаний обоих Заветов, носят их на конце языка своего, или, став слушателями мужей духовных, хвалятся их учением, предлагая его, как свое собственное, и себе присвояя чужое произведение.И они доставляют другим нетрудное наслаждение преподаваемым, а сами, после беседы своей, оказываются подобными нищим; потому что каждое их слово как бы в собственность возвращается тем, у кого оно занято, сами же они не приобрели собственного сокровища, чтобы могли сперва сами им увеселиться, а потом и другим сообщить его с пользою. Посему, должно прежде испросить у Бога, чтобы в нас находилось уже истинное сие богатство, а тогда удобно будет прийти нам в состояние, и другим оказывать пользу и преподавать им духовные и таинственные учения».

Священник Борис Нечипоров: «Дать ребёнку переживание личной Пасхи, - но это возможно только через труд ребёнка (и учителя – Артём Перлик) над собой.

Но если у педагога этого опыта нет, им не поделиться с ребёнком.

Воспитание – это питание. А чем? Благодатью. (То есть Богом – Артём Перлик). Я лично понял очень простую вещь. Никаких методов воспитания нет и быть не может. С чем ты пришёл к детям, то им и дашь. Есть благодать – значит, ты дашь её ребёнку, а нет благодати – значит неоткуда и взять. Вот и всё».

По материалам:Перлик А.А. Святоотеческая методика преподавания, 2015.