Статья "Призвание учителя как духовный дар"

Призвание учителя в православном осознании открывается только в контексте понимания значения этой профессии и смысла жизни каждого человека.

Характер учительского труда можно в полной мере осмыслить только как православное служение. Труд учителя направлен на духовно-нравственное становление детей, то есть на то, что есть наиболее возвышенного в человеке, на открытие в душе ребенка образа Божьего, что вернее всего содействует истинному благу людей.

В пределах школы учителю вручаются важные полномочия: ему передается родительская власть, он учит и воспитывает детей, наказывает и награждает, руководит ими, дает пищу уму и сердцу. Осознавая, что учитель имеет дело с детьми слабыми, неопытными, мало знающими, открытыми и незащищенными, можно сделать вывод о колоссальном доверии к носителю этого высокого звания. Сколь же велика нравственная ответственность того, кто принимает на себя обязанности образования и воспитания детей! Из детей вырастут отцы и матери, и что было воспринято ими в детстве, то отзовется в их старости. В детях – будущее семьи и общества. Посеянное в детстве с годами взойдет и даст плод. Каков он будет? Сколько надо уверенности в себе, в своих силах и мужества, чтобы бестрепетно принять на себя ответственность за этот посев. Высокое звание учителя может быть оправдано только исполнением возложенных на него обязанностей и надежд, ибо целые поколения могут быть воспитаны им для добра. Влияние учителя хотя и не прямо, но тем не менее сильно может распространяться и на семьи учеников. В то же время христиански воспитанные дети сами служат живым примером доброго воспитания. С течением времени, когда дети возрастут в мужей, станут отцами, влияние доброй школы мало-помалу распространится на все общество. Добрые нравы, трудолюбие, спокойствие, трезвость, общее благосостояние – все это верные следствия доброго воспитания; их формированию учитель может оказать благотворное содействие, если он добросовестно и умело будет выполнять свои обязанности.

Учитывая высоту и важность должности учителя, каждый, кто готовится к этому жертвенному служению, прежде всего, должен понять, имеет ли он призвание к такого рода деятельности. Иметь призвание – значит быть призванным. Кто нас призывает и к чему?

В беседе с Мотовиловым преподобный Серафим Саровский обращает внимание на цель человеческой жизни, которая, как он объясняет, заключается в стяжании Духа Божиего: "Стяжевайте благодать Духа Святого и всеми другими Христа ради добродетелями, торгуйте ими духовно, торгуйте теми из них, которыя вам больший прибыток дают... Примерно: дает вам более благодати Божией молитва и бдение, бдите и молитеся; много дает Духа Божиего пост, поститеся; более дает милостыня, милостыню творите и таким образом о всякой добродетели, делаемой Христа ради, рассуждайте" [Нилус–Велик.в мал., с. 186-187]. Если добродетель, которую вы творите в процессе своей деятельности, открывает ваше сердце действию Божественной благодати, тогда ваша работа становится вашим призванием. "Если общение с детьми, – пишет С.С. Куломзина, – участие в их росте и развитии духовно обогащает вас, если вы чувствуете, что в этом общении сами растете, делаетесь все более самим собой, – вы можете быть уверены, что у вас призвание педагога" [Куломз.–Наша Ц., с. 102].

Апостол вопрошает: "Все ли учители?" (1Кор. 12, 29). Другой предостерегает непризванных: "не многие делайтесь учителями" (Иак. 3, 1).

На призвание учителя следует смотреть как на дар Божий. Этот дар проявляется уже в детях ранним стремлением помогать учиться другим, делиться с ними знаниями, служить и помогать слабым. Обнаруживается он и в способности просто и вразумительно рассказывать, в способности с теплотою и сердечностью руководить другими. Верным признаком дара учительства служат: искренняя любовь к детям, любовь к учительскому труду, и особенно радость и духовное наслаждение, которые испытывает учитель в своей деятельности.

Не имеющий призвания, но взявшийся за учительство только потому, что ему некуда было деваться или не нашлось более выгодного занятия, сам становится мучеником, а для детей – мучителем. Он вечно всем недоволен, его тяготит скромная доля учителя, ему надоедают дети, к которым у него нет любви, учительство не приносит ему радости, он постоянно занят мыслью подыскать профессию повыгоднее и, не находя ее, считает себя жертвою, хотя на самом деле жертвою является школа. Считая свое занятие временным, недовольный учитель не заботится о профессиональном совершенствовании, ему не понять высокой важности своего дела, он охотно тратит время вне школы на развлечения и удовольствия и заботится более о своем спокойствии, чем о благе доверенных ему учеников. Такой учитель обучает плохо, еще хуже у него дело обстоит с воспитанием, ибо между учителем и учениками нет никакой духовно-нравственной связи.

Необходимость призвания для учителя более ясно обнаруживается при рассмотрении условий его служения. Другие должности и звания могут привлекать своими выгодами и удобствами. Учительское звание не обещает ни того, ни другого – это звание миссионера. При скудном вознаграждении учительство требует самоотвержения. Учитель не принадлежит себе. Не только свое время, но и все силы, всю энергию, свои способности, всего себя он посвящает школе. Сам характер деятельности требует от учителя неистощимого терпения. Русский православный педагог Рачинский сказал об этом так: "Нужен личный подвиг, бесконечно тяжкий, до смешного скромный – и потому великий" [Просетит.1, с. 111].

Учитель, имеющий призвание, сумеет преодолеть все трудности и будет вознагражден любовью детей, уважением и сердечным расположением родителей, внутренней животворящей и укрепляющей радостью. Ночью и днем будет думать он о своем деле, в которое вкладывает душу, в смирении и скромности будет совершать он свой подвиг, добровольно, с Божьего благословения взятый на себя, восходя из силы в силу.

Школьный учитель имеет дело с детьми. Дети по природе своей склонны к подражанию и восприимчивы ко всему, что их окружает. Они много заимствуют от людей, с которыми находятся в постоянном общении. В раннюю пору, когда дети еще не живут своим умом, они присматриваются к другим людям и незаметно усваивают не только привычки, внешнее поведение, но и взгляды взрослых. Воспитание состоит не в одних наставлениях, которые дети часто пропускают и которые действуют только на ум, но более всего в личном влиянии учителя, в его живом примере, в его личных качествах, которые так или иначе обнаруживаются в процессе его жизни и деятельности. Наставник обычно гораздо сильнее действует на ребенка безмолвным поучением своих дел, чем словами.

Учитель имеет большое влияние на личность ребенка, но влияние это сложнее и тоньше, чем нам обычно представляется. Более всего учитель воспитывает не методами и приемами, а самой своей личностью, и происходит это вполне бессознательно: и учитель, и ученик могут, не осознавать, насколько глубоко черты учителя оставляют свой след в ребенке. И при этом влияние оказывает не то, к чему мы призываем, а то, что мы на самом деле есть: наши вкусы, привычки, оценки и многое другое. В школе невозможно никакое педагогическое притворство. Наши немощи и пороки повторяются в наших учениках – об этом нам надо знать и помнить [Просветит.1, с. 93].

Понимая силу влияния личности учителя на учеников, сам педагог должен сознавать, что его внешне активное влияние на детей ограничено. Общение с ребенком происходит главным образом в школе, но это лишь часть жизни ученика. Эта ограниченность общения обязывает учителя концентрировать все свои знания, опыт, профессионализм, чтобы понять причины и смысл поведения ребенка. При этом следует помнить и оценивать пределы своих возможностей.

Учитель должен знать свои достоинства и недостатки, верить в себя и свое призвание и при этом проявлять глубокое смирение перед великой глубиной и тайной личности ученика.

Учитель, приступая к своей деятельности, подготавливаясь к встрече с учениками, должен взращивать в себе чувство благоговения перед человеком как перед носителем образа Божия и обладателем великого сокровища – святыни души. У учителя такое знание может появиться только тогда, когда он в своей душевной тьме отыщет свет, образ и подобие Божие. Путь учительства – это путь возрождения собственной души, который, по мнению отца Бориса Ничипорова, для каждого триедин:

– обогащение сознания духовными смыслами ("расширение семантического поля") в процессе самопознания;
– покаянное чувство в Боге (не надо путать с обычным раскаянием или сожалением о содеянном);
– восстановление личного благочестия, направление своей жизни в добрую сторону.

Если учитель не познал собственной внутренней жизни, то вряд ли следует ждать от него действенной помощи ученикам. Возрождение души, а значит, исправление внутренней и личной жизни идет через смысловое обогащение, которое должно привести человека к нравственному действию. Покаяние и личное благочестие являются одновременно и волевыми, и нравственными актами в Боге и порождают благоговение – особое свойство личности верующего человека.

Благоговение состоит из двух начал: страха и радости. Страх вызван опасением, как бы не навредить душе человека, которого доверили тебе Бог и родители, – душе своего ученика. Ведь он имеет свой путь в жизни. Поэтому сначала "не навреди", а потом "помоги". И второе – радость оттого, что между людьми происходит встреча.

Учитель должен знать, на что он способен и как эти способности лучше использовать. Одни учителя – прекрасные рассказчики и умеют приковать внимание всего класса. Другие, напротив, умеют пробуждать детскую энергию и одарены особой наблюдательностью к способностям детей. Одни превосходно объясняют самые сложные вещи, другие проявляют себя как неплохие художники или музыканты. Все эти дарования важны, но важнее всего для учителя – умение любить детей.

Подводя итоги, мы видим, что влияние учителя на учеников определяется прежде всего его личностью, примером его собственной жизни. Задатки хорошего учителя есть у того, чья вера – пусть пока несовершенная – искренна и неподдельна, кто постоянно возрастает в вере, кто отличается широким кругозором, смирением, любовью и добросовестностью. Полного совершенства не дано человеку на земле, но стремление к нему составляет высокий нравственный долг человека, особенно того, кто взял на себя нелегкий крест учительского служения. Желающим понести его важно уразуметь и усвоить идеальный образ учителя в самом высоком и истинном его значении. Мы понимаем, что идеал во всей его полноте в жизни не осуществим, и однако он необходим. Пусть учитель стремится к осуществлению его, сколько может, и этим идеалом проверяет свою деятельность.

Основные нравственные качества учителя рассмотрел еще в прошлом веке С. Миропольский в "Дидактических очерках", которые легли в основу "Учебника дидактики" для духовных семинарий. Обратимся к этим очеркам в надежде, что нравственный идеал учителя, сложившийся в прошлом веке, послужит указателем для совершенства не только учителям церковной школы, но и всем педагогам, ищущим образец и идеал в наше не простое для школы время [Мироп.–Дидак.оч.].

В основе всех нравственных качеств воспитателя должна лежать религиозность. Религия исповедуется не только умом и словом, но сердцем и жизнью. Такое исповедание веры образует религиозную настроенность, составляющую первое и главное нравственное качество в учителе. Искренняя религиозность пронизывает все чувства, намерения и дела человека; она освящает все его внутренние помышления и находит выражение даже во внешности человека; она сообщает ему спокойствие, важность и простоту. Источник религиозности – глубокая, живая вера. Религиозность следует отличать от ханжества. Первая искренна, правдива, нелицемерна, исходит от сердца и коренится в глубине верующей души; второе представляет одну только внешность, а потому оно лживо, лицемерно, притязательно, обращено на мелочи и, как пустоцвет на растении, не дает плода, а только обманывает других своим видом; оно жестко и сухо; часто под ним скрывается если не безверие, то равнодушие. Его и осуждал Господь в фарисеях. Искренняя религиозность полна любви и благих плодов. Она привлекает неиспорченные сердца и неотразимо влияет на детей, которые инстинктивно, по внутренней чуткости своей натуры, угадывают ее правдивость. Поэтому религиозная настроенность в учителе является живой воспитательной силой. Учитель, религиозно настроенный, без особенных усилий внесет в школу дух церковности; он и на свое дело будет смотреть, как на служение Богу (1Кор. 3, 9), и будет совершать его благоговейно, вполне сознавая степень своей ответственности.

Религиозно настроенный учитель не начнет своего дела без благословения Церкви, и первый день его занятий в школе будет первым днем совместной молитвы с детьми. Посещение храма Божия вместе с учениками будет для него не внешней обязанностью, но потребностью сердца. "Се аз и дети, яже ми даде Бог" (Ис. 8, 18) – будет звучать в сердце учителя, приводящего детей в Церковь.

Как истинный верующий православный христианин учитель должен хранить веру и иметь твердость в отстаивании своих убеждений. В наше время более чем когда-либо нужна эта твердость. В обществе и литературе, в искусстве и на телевидении распространились мнения, подрывающие веру, авторитет Церкви, ее служителей, снижающие значение таинств и обрядов. Дух неверия и отступничества поразил не только образованные классы, но проник и в народ в виде ересей, расколов и лжеучений. Борьба с этими сектами и лжеучениями в основном ложится на плечи Церкви и ее служителей, но каждый православный христианин, а тем более учитель не могут быть равнодушны к этой борьбе, а должны быть в ней деятельными союзниками и сотрудниками. Чистота и твердость религиозных убеждений наставника, несомненно, отражается и на учениках. Хуже всего, если учитель, шаткий в убеждениях, отзывается насмешливо о предметах священных, не прочь в обществе пошутить над членами клира, легкомысленно отзывается о постах, о поклонах, небрежно делает крестное знамение и так далее. Эта угодливость испорченному обществу заслуживает полного осуждения, делает учителя неспособным к учительскому званию, роняет его авторитет. Нечего и говорить, до какой степени это будет тягостно и оскорбительно для тех православных родителей, которые вынуждены вверять своих детей такому учителю. Не много выше и тот наставник, который позволяет себе пребывать в обществе людей, неуважительно относящихся к Церкви, ее служителям, таинствам и обрядам, кто равнодушно и молчаливо выслушивает насмешливые выходки и суждения об этих предметах. Человек твердой веры не может быть равнодушным участником такого общества и должен, если почему-либо не может явиться обличителем неправды, уклоняться от таких знакомств. Кто может оставаться равнодушным, если позорят его отца, мать, Родину? Так же противоестественно равнодушие и в том случае, если осмеивают самые дорогие наши убеждения, самые святые чувства. Учитель должен быть тверд и силен духом и всей своею жизнью свидетельствовать крепость своих убеждений.

Как живой член Церкви учитель должен быть ревностен в исполнении своих религиозных обязанностей. И в этом он является образцом для своих учеников. Пусть не забывает он, что взоры не только детей, но и родителей устремлены на него. Как тяжело и прискорбно для родителей видеть, что учитель их детей в Божий праздник предается развлечениям, пользуясь свободой от обязательных занятий в школе, и дети стоят в церкви, покинутые своим наставником! Наступают дни покаяния и поста, а такой учитель предпочитает предаваться дома покою. Вместо того чтобы первым являться в церковь, является последним, вместо благоговейной молитвы занимается разговорами и так далее. И напротив, какая радость и утешение для родителей видеть своего учителя благоговейно поющим с детьми на клиросе, ревностно посещающим богослужение, соблюдающим посты, приучающим к благоговению детей, лобызающим святые иконы, ставящим смиренно свечу пред образом и подающим бедняку свою заработанную честным трудом копейку! Предписания Церкви нетягостны, для истинного христианина они составляют потребность верующей души. Исполнять их обязан каждый, но только тот возвысится до их цели, кто исполняет их с любовью, от всего сердца, в смирении и послушании Церкви как истинный и живой ее член. Таким и должен быть достойный учитель школы.

По самой идее своего призвания учитель школы есть верный сын Отечества. Любовь к Родине, освящаемая Церковью, составляет дорогое предание и наследие нашей более чем тысячелетней истории и представляет ту великую народную силу, которая спасала Россию во все годы ее испытаний, объединяла ее, укрепляла, делала сильною внутри и могущественною извне. В этой любви и верности должны воспитываться и наши дети. Пусть учитель пользуется каждым случаем, чтобы развить и укрепить в детях чувство патриотизма, чтобы и они, сделавшись мужами, готовы были жертвовать всем и даже положить свою жизнь за веру и Отечество, которые в их сознании должны восприниматься неразделимым целым. Пусть дети ведают славные дела предков, их подвиги и труды для Отечества. Учитель хорошо сделает, если для этой цели воспользуется праздниками и торжествами, в которых вспоминаются события нашей истории, где Провидение помогало верным сынам Церкви Православной.

Наша школа поставлена в наиболее благоприятные условия для воспитания религиозности и любви к Отечеству, в котором Церковь и государство составляли единое целое на протяжении почти тысячелетия. Бытие и первоначальная судьба нашего Отечества были тесно связаны с деятельностью лиц, которых Церковь чтит как своих святых (святые равноапостольные князь Владимир и княгиня Ольга, святой благоверный князь Александр Невский), с ними русский человек находится в живом общении через молитвы и церковные службы. Православие руководило совестью нашего народа – от царя до бедняка. Провидению угодно было, чтобы грамотность и просвещение наши освятились трудами славянских первоучителей святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Таким образом, жизнь для Бога в Церкви и жизнь для Церкви в Отечестве являются не искусственным измышлением, но живым фактом истории русского народа. Наша школа, стремясь воспитать чувство патриотизма в детях, должна находиться в союзе с Православной Церковью, дух, учение и дисциплина которой объединяют весь русский народ в одну семью.

Учитель должен быть сыном своего народа, любить его. Эта любовь инстинктивно коренится в каждом, но в учителе она должна быть сознательной и основываться на понимании духовных свойств, задач и потребностей народа. Он должен воспитывать в детях национальное сознание и укреплять в них национальное чувство, пробуждать любовь к Отечеству, способную на самопожертвование. Чувство это, которым была сильна русская земля, возникает прежде всего в семье.

Что же может сделать учитель для развития и укрепления этой любви?

Прежде всего он сам должен быть проникнут любовью к Отечеству. Нельзя воспитать в других то, чего сам не имеешь. С этой любовью учитель будет уважительно относиться к историческому прошлому своей страны. Эта любовь откроет ему в соотечественниках высокие нравственные свойства, совокупность которых и составляет то, что отличает один народ от другого.

Основу русской народности составляет Православие. Под его благотворным влиянием народ рос и креп в течение всей его исторической жизни, под его влиянием развились и все другие особенности его характера.

В области веры русский народ крепко держится отеческих преданий. Эта вера служит неиссякаемым источником нравственной силы народа, является залогом его будущего. Обращаясь к нравственным качествам нашего народа, мы находим многие черты его характера, такие, как смирение, удивительная выносливость, участливость в судьбе бедного, сироты, обиженного, готовность идти на помощь нуждающемуся, правдивость, простота и душевность, радушное гостеприимство, семейность, стремление жить общиной, где все основывается на взаимопомощи и подчинении личных интересов общим, трудолюбие, довольство своим жребием и так далее. Мы находим в народе даровитость, умение приспосабливаться к разным условиям, сметливость. Все нравственные качества народа коренятся в его вере. Народ это инстинктивно сознает, и поэтому религиозное образование составляет его душевную потребность.

Если учитель осознает все это, то он невольно проникнется уважением к народу и к проявлению светлых сторон его характера. Он уже не будет космополитом, не будет свысока смотреть на простую трудовую жизнь, на внешнюю грубость народа, под которой скрывается богатство духовных дарований. Мы показали только положительные, светлые стороны народного характера, есть в нем и темные стороны. Но где их нет? Воспитывать необходимо только на положительном, зло нельзя показывать и нельзя его изучать. Счастливы те народы, которые познали свое доброе. Учителю ближе всего должно быть это сознание.

Чтобы любить свою национальность и служить ей от полноты души, нужно ценить ее и проникнуться ее духом. Национальность нужна в воспитании не для того, чтобы вызвать в детях гордость и преувеличенное самомнение, а для того, чтобы сохранить и утвердить в их сознании и сердце дорогое достояние народной истории, заветы и лучшие идеалы старины, чтобы при свете этих идеалов совершенствовать свою жизнь. Учитель-космополит – уродливое явление, беспочвенное и вредоносное. Плохо, если школа становится орудием забвения святых народных преданий, равнодушия к Родине. Космополиты, хваля других, часто огульно порицают родное, ибо имеют несчастный дар – в своем "одно худое видеть".

Добросовестность составляет высокое нравственное качество учителя и состоит в непосредственной связи с живым чувством долга. Добросовестный человек не примет на себя обязанностей учителя легкомысленно, не чувствуя к этому призвания, а приняв обязанности, будет смотреть на их исполнение как на нравственный долг. Имея сильное и живое чувство долга, учитель не успокоится, пока не исполнит его, и при малейшей погрешности, при малейшем отступлении от истины в своем деле будет чувствовать себя неспокойным. При неудачах не станет обвинять других, ссылаться на обстоятельства, неудобства своего труда, но прежде всего в себе самом будет искать причины неудачи и средства для исправления дела. Он будет трудиться не для вида, не для чести, не для угождения и не ради страха, но по любви и совести.

Живо сознавая свои нравственные обязанности, добросовестный учитель будет постоянно следить за собою, за своим языком, сердцем и образом жизни как в школе, так и вне ее. В обществе и в скромном семейном кругу он всегда будет остерегаться унижающих его поступков. Он не высокомерен и не станет считать себя совершенным педагогом, которому уже нечему поучиться у других. Напротив, всматриваясь в свою деятельность, будет всячески заботиться об исправлении своих недостатков. Первый плод добросовестности – скромность. "Вникая в себя и в учение" (1Тим. 4, 16), учитель не допустит ничего в школе, противного здравому воспитанию. В каждом своем слове и действии он даст себе ответ.

И не только в отношении нравственного воспитания, но и в деле обучения добросовестность является лучшим и надежнейшим руководителем учителя. Постоянно бодрствуя в себе, он будет наблюдать за своим преподаванием, тщательно готовясь к урокам и не допуская ложных слов. Он будет беречь время и силы учеников, и к этой цели направит свое методическое мастерство, не увлекаясь новизной, но оценивая всякий новый прием по его практической пользе. Добросовестность не позволит учителю ставить эксперименты над учениками, испытывая на них непроверенные методики. Но в то же время он не превратится и в консерватора, чуждого желания усовершенствовать свой труд. Добросовестность спасет учителя от опрометчивости в суждениях, от поверхностного увлечения мнимыми авторитетами, которых в современной педагогике великое множество.

По материалам: https://www.portal-slovo.ru/pedagogy/37899.php