Благодатно ли инославное священство

Будучи православными, мы веруем, согласно Никео-Цареградскому Символу веры, «в Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь». Согласно самосознанию Церкви, этой единственной Церковью является Церковь Православная.

Исповедание Символа веры о том, что Церковь «Единая», означает, что это Её основное качество. Практически это означает, что Церковь не может разделиться, раздробиться, потому что она - Таинственное Тело Христа. И Христос, как глава тела Церкви, не может ни иметь много тел, ни иметь тело разделенное. В теле Христовом была побеждена и сама смерть. И тот, кто обретается в теле Христа и пребывает в нем живым через Таинства и по любви соблюдения заповедей, переходит от биологической смерти в вечную жизнь по дару Триединого Бога. И так же, как виноградная лоза не сможет выжить и принести плод, если будет отсечена от ствола, таким же образом и отсеченный от Церкви верующий или же целые общества верующих – независимо от их численности – не могут ни во Христе существовать, ни составить другую "церковь".

Вера Церкви богодухновенная и неизменная, а не результат переговоров и договоров. Согласно ее конкретной вере, не могут существовать многие или разделенные Церкви, потому что это являет собой противоречие свойству Церкви «Единая». Понятие «разделенная» отвергает на практике веру в реальную природу Церкви, ибо только как Единая и Неделимая Церковь она может быть воспринята на основании православного самосознания. Когда кто-либо, согласно с его совестью, ведет речь о разделенной Церкви, это суть отречение от веры Церкви, отрицание своей принадлежности к ней и к ее самосознанию. Что касается православных, у них нет никакой психологической проблемы по поводу своей принадлежности к истинной, единой Церкви по причине отсечения от тела Церкви западных христиан. Безусловно, православные христиане переживают, молятся и не остаются безразличными к покаянию западных христиан и возвращению их в лоно «Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви», когда это случается.

Апостольская вера

Воцерковление и последующее пребывание в Таинственном Теле Христа – Церкви – невозможно без предварительных условий. Оно предполагает в обязательном порядке и без ограничений принятие и исповедание апостольской веры – так, как она была истолкована и определена Вселенскими Соборами Церкви.

И если кто-либо из верующих, независимо от церковного чина, который он имеет в теле Церкви, или совокупность верующих, независимо от их численности, нарушат, будучи убеждены в своей правоте, законоустановленную веру Церкви – они отсекаются от тела Церкви. И если они имеют какой-либо священнический сан – то лишаются его, мирские же отлучаются от сообщества верных, согласно постановлениям Вселенских Соборов. Это означает, что они не могут принимать участие в Таинствах Церкви и Причащаться в Православных храмах.

Римо-католики отпали от Церкви официально в XI веке. В 1014 году они ввели в Символ веры свое ошибочное догматическое учение о Святом Духе – известное, как "филиокве". Согласно этому учению, Святой Дух как Божеское лицо существует, исходя и от Отца, и от Сына. Это догматическое учение римо-католиков отвергает апостольскую веру Церкви в Бога Троицу, поскольку, согласно евангелисту Иоанну, Дух истины «от Отца исходит» (Ин. 15: 26). А III Вселенский Собор в лице своего председателя святого Кирилла Александрийского, говоря относительно Символа веры, определил, что никому не позволено ни добавить, ни убавить ни единого слога от всего того, что было изложено в Символе веры. Все последующие Вселенские Соборы утвердили это постановление III Вселенского Собора.

Итак, очевидно, что римо-католики (а, следовательно, и протестанты, которые восприяли филиокве) отпали от апостольской веры Церкви. И посему было бы излишним приводить здесь все последовавшие нововведения в веру со стороны западных христиан (такие, например, как непогрешимость папы, догматы о непорочном зачатии Пресвятой Богородицы, церковном первенстве, тварной благодати и т.д.).

Апостольская преемственность

С апостольской верой неразрывно связана и апостольская преемственность. Вся суть апостольской преемственности раскрывается только в Теле Церкви и в обязательном порядке предполагает апостольскую веру.

Говоря «апостольская преемственность», имеем в виду непрерывное продолжение управления Церкви апостолами. Продолжение это обеспечивается передачей духовной власти апостолов епископам Церкви и через них – священникам.

Способом передачи духовно-апостольской власти епископам является рукоположение. Итак, если кто-либо из епископов был рукоположен каноническо-церковным путем и впоследствии окажется вне Церкви по причине своих заблуждений касательно веры, то теряет и апостольскую преемственность, ибо она существует только в Таинственном Теле Христа – в Его Церкви.

Следовательно, если кто-либо из епископов или же какая-то Поместная Церковь в полноте своей – независимо от численности ее членов – отпадут от веры Церкви, выраженной непогрешимо на Вселенских Соборах, они теряют апостольскую преемственность, поскольку они уже находятся вне Церкви. И, раз прерывается апостольская преемственность, не может быть и речи о благодатности инославного священства.

На основании всего сказанного, сам римский папа, а также и вся совокупность римо-католических епископов лишены апостольской преемственности, поскольку, лишившись апостольской веры, отпали от Церкви.

Священство и прочие таинства

Священство в рамках Церкви – это священство самого Христа, ведь Сам Христос совершает таинства своей Церкви через епископов и священников Его. Священство предопределяется непрерывным своим продолжением от апостолов, то есть предполагает апостольскую преемственность. Священство предполагает Богочеловека Христа как священнослужителя в Своем мистическом теле – Церкви. И, наконец, священство Христа имеет место быть в Церкви и дается Самим Христом через Церковь Его и для Церкви Его. Автономного священства и автономных, не связанных с Церковью, таинств не может существовать.

Священство, как, впрочем, и все таинства, обнаруживает литургическое явление Церкви (Церковь являет себя в таинствах, согласно святому Николаю Кавасиле). Это значит, что для того, чтобы существовали таинства, необходимо, прежде всего, наличие Церкви. Таинства можно было бы сравнить с ветвями дерева. Живые ветви, цветущие и дающие плод, могут существовать только тогда, когда они суть органическое продолжение древа, то есть когда они онтологически связаны со стволом его.

С богословской точки зрения, уму не постижимо утверждать, что инославные – римо-католики или протестанты – имеют хотя бы одно таинство, например таинство крещения. Фундаментальными вопросами, которые необходимо поднять в этом случае, являются следующие: кто священнодействовал, совершая таинство крещения? где приобрел свое священство священнодеятель? кто дал ему священство, ведь его дает только Церковь? И каким образом может быть Церковь у инославных, которые посредством догматических заблуждений своей веры отпали от нее?

Православное вероучение однозначно точно отвечает на все эти вопросы. Но инославное сознание всегда пыталось и пытается разработать теории, объяняющие существование их "церкви". Рассмотрим некоторые из них.

Теория «двух легких» Христа

Теория "двух легких" порождена католичеством. Согласно этой теории, легкие Христа – это римо-католицизм и Православная Церковь.

Эта теория в полном смысле этого слова является богохульством, потому что вводит в состав безупречно чистого тела Христа римо-католицизм как органический Его член – то есть как одно из Его легких, в то время как римо-католицизм уже как 1000 лет отпал от Церкви и существует вне Богочеловеческого тела Христова - Его Церкви.

Поскольку Церковь, согласно Символу веры, суть «единая» и цельная, богословски совершенно невозможно уразуметь, как по вышеупомянутой теории Православная Церковь и римо-католицизм могут быть подразумеваемы под «двумя легкими» Христа, то есть как некие равнозначные члены Его тела. В этом случае следует считать, что все прочие инославные "церкви" тоже являются членами тела Христова, но что-либо подобное привело бы к принятию протестантской «теории ветвей», что является абсолютно недопустимым с православной точки зрения.

"Теория ветвей"

Согласно протестантской «теории ветвей» Церковь - это невидимое общество святых. Различные "церкви" всех вероучений имеют и законность, и равенство существования как ветви одного дерева - незримой Церкви. Незримая Церковь, по учению протестантов, - это собственно и есть та "церковь", которая исповедуется в Символе веры. Следовательно, никакая отдельная поместная церковь любого вероучения (и Православная в том числе) не является «единой святой соборной и апостольской Церковью». Никакая поместная церковь не может утверждать, что имеет всю полноту явленной правды. По протестантскому учению, Единая Церковь Христова - это вся совокупность частных ее отделений, то есть поместных церквей всех вероучений, сколько бы они ни были различны между собой вероучительно.

Православная Церковь никогда не принимала протестантскую "теорию ветвей", и сейчас безусловно ее отвергает, как противоречащую духу Православного вероучения.

«Церковь-сестра»

На II Ватиканском соборе в ознаменование намечающихся "братских" отношений между Ватиканом и Московской Патриархией католиками был принят термин «Церковь-сестра». Возможно ли его использование православными?

Богословски необоснованно использовать словосочетание «церковь-сестра», когда оно используется для выражения связи между Поместными Православными Церквями. И совершенно богословски неприемлем этот термин, когда он используется для определения природного характера взаимоотношений Православной Церкви и римо-католицизма.

Термин «церковь-сестра» не имеет библейского фундамента, да и в принципе никогда не был узаконен в православном сознании.

Когда апостол Павел ссылается на различные Поместные Церкви, он не называет их «сестрами» и никак не подразумевает существование какой-либо Церкви, являющейся «матерью» этих Поместных Церквей, имея полное сознание того, что Церковь одна и имеет кафолический характер в смысле целостности истины и жизни ее, а главой Церкви является Сам Христос. Так, когда апостол Павел обращается к какой-либо Поместной Церкви, он использует выражение: «Церкви Божией, находящейся в… (например, Коринфе)». Это означает, что явление всей полноты Церкви может происходить во всяком месте, где существует евхаристическое общество верующих во главе с их епископом. Само собой разумеется, что единство Поместных Церквей гарантируется их общением между собой в той же вере, образе жизни и церковном порядке. Единство Поместных Церквей застраховано на практике Собором их епископов.

Из всего сказанного становится понятно, что раз единомыслящие Поместные Церкви в рамках Православия не узакониваются богословски, когда называются «сестры», сколь же более не существует богословско-экклезиологического обоснования для названия «сестры Церкви» по отношению к Православной Церкви и римо-католицизму. Впрочем, римо-католицизм не может буквально называться Церковью после 1014 года, потому что с тех пор существуют наложенные на него епитимии Вселенских Соборов и отпадение от Богочеловеческого тела - Церкви Его.

Показательно и истинное отношение римо-католиков к этому термину. Не так давно префект ватиканской конгрегации по вероучению, подчеркнул, что термин "церковь-сестра" некорректен, и вопрос не только в терминологии, но и в сути дела. По его словам, «когда речь заходит о «церкви», то имеется в виду единственная, святая, универсальная, апостольская католическая церковь». Ее «сестрами» могут именоваться лишь другие Католические церкви, заявил кардинал, добавив, что он выступает против «примитивного экуменизма». «Выражение “Церковь-сестра” неприменимо к взаимоотношениям между католиками, православными и протестантами. Можно лишь говорить о католической церкви как таковой и некоторых доктринах на Востоке».

Здесь необходимо заметить, что снятие вышеупомянутых епитимий не может быть совершено никаким учредительным лицом Церкви, каким бы высоким ни было его положение в церковной иерархии, но единственно Вселенским Собором. Но и это может быть совершено только через покаяние и в том случае, когда будут устранены догматические причины, по которым, по сути, и отпал римо-католицизм от Церкви.

Итак, очевидно, что официально с 1014 года римо-католицизм не является Церковью. На практике же это означает, что он не имеет правой апостольской веры и апостольской преемственности. Не имеет нетварной благодати, а стало быть, не имеет богодейственных таинств, учреждающих Богочеловеческое тело Церкви «обществом обожения» человека. И поскольку Церковь не может не быть единой и неделимой, всякое христианское общество вне Православной Церкви является еретическим.

____________________________________________

По материалам:

Стародубцев О. Результат понтификата Иоанна Павла II

Целенгидис Д., профессор. Являются ли инославные членами Церкви?. Перевод с греческого