Священномученик Николай Виноградов, пресвитер

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ни­ко­лай ро­дил­ся 5 ап­ре­ля 1876 го­ду в го­ро­де Дмит­ро­ве Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье потом­ствен­но­го свя­щен­ни­ка Ми­ха­и­ла Ви­но­гра­до­ва.
По­сле окон­ча­ния се­ми­на­рии Ни­ко­лай Ми­хай­ло­вич слу­жил учи­те­лем За­ко­на Бо­жия. Он по­се­лил­ся в до­ме Воз­не­сен­ско­го мо­на­сты­ря, где про­жи­ва­ла се­мья свя­щен­ни­ка Иоан­на Мит­ро­поль­ско­го. 1 июля 1898 го­да Ни­ко­лай Ми­хай­ло­вич Ви­но­гра­дов же­нил­ся на его до­че­ри Ан­то­нине Ива­новне Мит­ро­поль­ской. Вен­ча­ние со­сто­я­лось в По­кров­ской церк­ви на Вар­вар­ке.
Вско­ре по­сле свадь­бы Ни­ко­лай Ми­хай­ло­вич был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на и опре­де­лен в Мос­ков­ский Воз­не­сен­ский де­ви­чий мо­на­стырь.
Око­ло 1917 го­да отец Ни­ко­лай был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка и пе­ре­ве­ден в храм ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия на Псков­ской го­ре, на Вар­вар­ке.
В 1918 го­ду Ге­ор­ги­ев­ский храм был за­крыт, а от­ца Ни­ко­лая на­зна­чи­ли в цер­ковь ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ни­ки­ты на Шви­вой гор­ке, где он про­слу­жил око­ло 18 лет.
Несмот­ря на пе­ре­во­ды и за­кры­тие Воз­не­сен­ско­го мо­на­сты­ря, отец Ни­ко­лай не остав­лял окорм­ле­ния се­стер оби­те­ли. Так, в про­ше­нии на­сто­я­тель­ни­цы мо­на­сты­ря игу­ме­нии Ев­ге­нии Свя­тей­ше­му Пат­ри­ар­ху Ти­хо­ну от 1 ок­тяб­ря 1923 го­да го­во­рит­ся: «При­па­дая к сто­пам Ва­ше­го Свя­тей­ше­ства, все­по­кор­ней­ше про­шу, не от­ка­жи­те ис­пол­нить мою стар­че­скую прось­бу о на­граж­де­нии свя­щен­ни­ка Ни­ко­лая Ви­но­гра­до­ва кре­стом, за усерд­ную его служ­бу в те­че­ние 25 лет и не остав­ляв­ше­го ме­ня и се­стер в труд­ное вре­мя и по вы­се­ле­нии нас из оби­те­ли сво­им пас­тыр­ским ру­ко­вод­ством и де­лив­ше­го с на­ми вме­сте все невзго­ды это­го тя­же­ло­го вре­ме­ни». На про­ше­нии сто­ит ре­зо­лю­ция Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на: «На­граж­да­ет­ся».
Ко­гда де­ти от­ца Ни­ко­лая и ма­туш­ки Ан­то­ни­ны вы­рос­ли, их квар­ти­ра ста­ла тес­ной для несколь­ких се­мей, и отец Ни­ко­лай с ма­туш­кой пе­ре­еха­ли в ком­на­ту на ко­ло­кольне, под пло­щад­кой для зво­на.
Око­ло 1935 го­да вла­сти за­кры­ли храм ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ни­ки­ты, и от­цу Ни­ко­лаю при­шлось опять пе­ре­би­рать­ся на но­вое ме­сто. Со­всем недол­го про­слу­жил он в церк­ви Рож­де­ства Хри­сто­ва в Из­май­ло­ве, а в 1935 го­ду отец Ни­ко­лай был на­зна­чен в Вос­кре­сен­ский храм се­ла Ва­си­льев­ское Руз­ско­го рай­о­на Мос­ков­ской об­ла­сти. В быв­шем до­ме свя­щен­ни­ка при церк­ви раз­ме­стил­ся сель­со­вет, по­это­му отец Ни­ко­лай с ма­туш­кой по­се­ли­лись в вет­хой, по­ко­сив­шей­ся хи­жине, на­хо­див­шей­ся на тер­ри­то­рии хра­ма.
Ба­тюш­ку в эти тя­же­лые го­ды не остав­ля­ли при­хо­жане. К нему при­ез­жа­ли на ис­по­ведь из Моск­вы, в том чис­ле мо­на­хи­ни. Несколь­ко жен­щин взя­ли на се­бя за­бо­ты о хра­ме и о свя­щен­ни­ке. Ле­том в Ва­си­льев­ском жи­ли вну­ки. Стар­ше­го из них, Ко­лю, про­зва­ли «де­душ­ки­ным хво­сти­ком», по­то­му что он ста­рал­ся все­гда быть воз­ле ба­тюш­ки. Ма­лень­кий Ко­ля по­мо­гал от­цу Ни­ко­лаю в ал­та­ре, хо­дил с ним в лес за гри­ба­ми, ча­сто об­ра­щал­ся к нему с раз­ны­ми во­про­са­ми. Так, один раз Ко­ля спро­сил де­душ­ку, как по­сту­пать, ко­гда про­хо­дишь ми­мо, быть мо­жет, уже за­кры­то­го хра­ма — нуж­но ли сни­мать шап­ку и кре­стить­ся. Отец Ни­ко­лай от­ве­тил: «Ес­ли ты чув­ству­ешь, что окру­жа­ю­щие те­бя вос­при­мут с по­ни­ма­ни­ем и так­же оста­но­вят­ся и пе­ре­кре­стят­ся, то все­гда оста­но­вись и пе­ре­кре­стись. Но ес­ли же ты от окру­жа­ю­щих ожи­да­ешь враж­деб­ную ре­ак­цию и ка­кие-ни­будь сквер­но­сло­вия, то не при­во­ди их к гре­ху».
Ба­тюш­ке ча­сто при­хо­ди­лось хо­дить по окрест­ным де­рев­ням, со­вер­шать тре­бы. Хо­тя у него бы­ли боль­ные но­ги, и они ча­сто оте­ка­ли, он ни­ко­гда лю­дям не от­ка­зы­вал. Отец Ни­ко­лай не но­сил свет­ско­го ко­стю­ма — все­гда хо­дил в под­ряс­ни­ке. Од­на­жды, с тру­дом воз­вра­ща­ясь в Ва­си­льев­ское, он встре­тил муж­чи­ну, ко­то­рый, уви­дев ба­тюш­ку, ска­зал: «Поп на­встре­чу — пу­ти не бу­дет». Отец Ни­ко­лай без вся­кой оби­ды всту­пил с ним в раз­го­вор. Муж­чи­на сму­тил­ся и объ­яс­нил: «Это так го­во­рят, а я ни­че­го пло­хо­го не хо­тел этим ска­зать». По вос­по­ми­на­ни­ям вну­ка — Ни­ко­лая Ни­ко­ла­е­ви­ча Уша­ко­ва — это бы­ла ха­рак­тер­ная ре­ак­ция от­ца Ни­ко­лая на недоб­ро­же­ла­тель­ные сло­ва и по­ступ­ки.
Меж­ду хи­жи­ной и хра­мом сто­ял кра­си­вый над­гроб­ный па­мят­ник в ви­де ана­лоя с раз­вер­ну­той кни­гой. Отец Ни­ко­лай, ко­гда все уже лег­ли спать или на­обо­рот еще не просну­лись, — а он вста­вал рань­ше всех и ло­жил­ся спать поз­же всех, — оста­нав­ли­вал­ся око­ло это­го па­мят­ни­ка, клал на ана­лой свой мо­лит­во­слов и мо­лил­ся. Так­же он лю­бил за­хо­дить на клад­би­ще, мо­лить­ся у неко­то­рых мо­гил.
Слу­жил отец Ни­ко­лай ча­сто. У него был гром­кий го­лос, служ­бу со­вер­шал неспеш­но, вни­ма­тель­но. В обыч­ные дни на­ро­ду в хра­ме бы­ло немно­го, в ос­нов­ном ста­руш­ки, ино­гда за­бе­га­ли на пе­ре­мене де­воч­ки из близ­ко рас­по­ло­жен­ной шко­лы. В празд­ни­ки цер­ковь за­пол­ня­лась людь­ми, при­хо­ди­ли из­да­ле­ка, со­би­рал­ся хор 5-6 че­ло­век.
Неза­дол­го до аре­ста пред­се­да­тель сель­со­ве­та на­пи­сал в мест­ной га­зе­те ста­тью, где утвер­ждал, что отец Ни­ко­лай спе­ци­аль­но ор­га­ни­зу­ет служ­бы в церк­ви, на­ме­рен­но от­вле­кая лю­дей от ра­бо­ты, и что кон­фе­та­ми за­вле­ка­ет в цер­ковь де­тей. А в справ­ке на арест го­во­рит­ся, что он «со­би­ра­ет око­ло церк­ви кол­хоз­ни­ков и чи­та­ет им Биб­лию». В 1937 го­ду на Пас­ху отец Ни­ко­лай до­го­во­рил­ся с ло­доч­ни­ком, чтобы тот всех, кто идет в храм на служ­бу, пе­ре­во­зил через Моск­ву-ре­ку бес­плат­но. По­том ба­тюш­ку об­ви­ни­ли в сры­ве «ан­ти­пас­халь­но­го ве­че­ра» кол­хоз­ни­ков.
От­ца Ни­ко­лая аре­сто­ва­ли в ночь с 24 на 25 ав­гу­ста 1937 го­да по об­ви­не­нию в про­ве­де­нии контр­ре­во­лю­ци­он­ной аги­та­ции. Два со­труд­ни­ка НКВД про­из­ве­ли обыск и при­ка­за­ли ему оде­вать­ся и сле­до­вать за ни­ми. По вос­по­ми­на­ни­ям вну­ка, в свой крест­ный путь отец Ни­ко­лай по­шел в ря­се, оче­вид­но го­то­вый к то­му, что его ожи­да­ло. Он на­ка­нуне по­вре­дил но­гу и по­это­му хо­дил с па­лоч­кой. При­хра­мы­ва­ю­ще­го, его вы­ве­ли за огра­ду, за­ве­ли нена­дол­го в сель­со­вет, а за­тем по­са­ди­ли в ма­ши­ну и увез­ли. Боль­ше род­ные его не ви­де­ли. От­ца Ни­ко­лая от­вез­ли в Бу­тыр­скую тюрь­му.
На до­про­се сле­до­ва­тель ска­зал:
— След­ствию из­вест­но, что вы сре­ди кол­хоз­ни­ков ва­ше­го при­хо­да ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность.
— Ни­ко­гда контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти не вел, — от­ве­тил свя­щен­ник.
15 ок­тяб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла про­то­и­е­рея Ни­ко­лая Ви­но­гра­до­ва к 10 го­дам ис­пра­ви­тель­но-тру­до­во­го ла­ге­ря. Уже через 7 дней — 22 ок­тяб­ря 1937 го­да отец Ни­ко­лай был в Усть-Вым­ла­ге Ко­ми.
В это вре­мя де­ти пы­та­лись раз­уз­нать, что слу­чи­лось с от­цом. В от­вет на их за­прос им со­об­щи­ли, что он осуж­ден на 10 лет.
В де­каб­ре 1937 го­да от от­ца Ни­ко­лая при­шло пись­мо. На об­рыв­ке бу­ма­ги бы­ло на­пи­са­но:
«Здрав­ствуй­те, до­ро­гие дет­ки. Я еще жив. Жи­вы ли вы и где? Ра­бо­таю. Ес­ли мо­же­те, при­шли­те бе­лень­ких су­ха­ри­ков, са­ха­ру и со­ли... Адрес мой: го­род Усть-Вымь. Ла­герь НКВД. 3 от­дель­ный уча­сток. По­се­лок Усть-Ко­ин. З/к Ви­но­гра­до­ву Ни­ко­лаю.
P.S. Да нис­по­шлет Вам Гос­подь вся­ко­го бла­го­по­лу­чия».
Де­ти со­бра­ли по­сыл­ку и на­пра­ви­ли ее по ука­зан­но­му адре­су. По­сыл­ка воз­вра­ти­лась с по­мет­кой «адре­сат не зна­чит­ся», а вме­сто про­дук­тов в ней бы­ли кам­ни...
24 де­каб­ря 1937 го­да свя­щен­но­му­че­ник Ни­ко­лай Ви­но­гра­дов скон­чал­ся в ла­ге­ре НКВД и по­гре­бен в без­вест­ной мо­ги­ле.
Па­мять свя­щен­но­му­че­ни­ка Ни­ко­лая со­вер­ша­ет­ся в день его му­че­ни­че­ской кон­чи­ны 11 (24) де­каб­ря и в день Со­бо­ра но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских 25 ян­ва­ря (7 фев­ра­ля) или в бли­жай­ший вос­крес­ный день по­сле 25 ян­ва­ря.

Олег Мит­ров, про­т. Мос­ков­ские Епар­хи­аль­ные Ве­до­мо­сти, № 1–2 за 2004 год.

Тропарь,

глас 4

И нравом причастник, / и престолом наместник апостолом быв, / деяние обрел еси, Богодухновенне, / в видения восход, / сего ради слово истины исправляя, / и веры ради пострадал еси даже до крове, / священномучениче Николае, / моли Христа Бога / спастися душам нашим.

Иный тропарь,

глас 4

Благости научився, и трезвяся во всех, / благою совестию священнолепно оболкся, / почерпл еси от сосуда избраннаго неизреченная / и, веру соблюд, равное течение совершил еси, / священномучениче Николае, / моли Христа Бога / спастися душам нашим.

Кондак,

глас 4

Во святителех благочестно пожив / и мучения путь прошед, / идольския угасил еси жертвы, / и поборник быв твоему стаду, богомудре. / Темже тя почитающе, тайно вопием ти: / от бед избави ны присно твоими мольбами, / отче наш Николае.

Дни памяти: 4 февраля (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской, 24 декабря.

 

 

По материалам:

https://azbyka.ru/days/sv-nikolaj-vinogradov