Преподобномученик Филаре́т (Пряхин), игумен

Житие

Пре­по­доб­но­му­че­ник Фила­рет ро­дил­ся 29 ав­гу­ста 1880 го­да в се­ле Чул­ко­во Прон­ско­го уез­да Ря­зан­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Тро­фи­ма Пря­хи­на и в кре­ще­нии на­ре­чен был Иоан­ном. Гра­мо­те он обу­чил­ся до­ма и в сем­на­дцать лет, имея го­ря­чее же­ла­ние по­слу­жить Хри­сту и Его свя­той Церк­ви, по­сту­пил в Спас­скую Прон­скую пу­стынь, на­хо­див­шу­ю­ся по­бли­зо­сти от го­ро­да Прон­ска. В оби­те­ли, кро­ме хо­зяй­ствен­ных по­слу­ша­ний, он про­хо­дил по­слу­ша­ние на кли­ро­се. 21 ап­ре­ля 1913 го­да он был по­стри­жен в мо­на­ше­ство с име­нем Фила­рет, 18 ав­гу­ста то­го же го­да ру­ко­по­ло­жен во иеро­ди­а­ко­на, а 16 но­яб­ря 1914 го­да — во иеро­мо­на­ха.
Глав­ной свя­ты­ней пу­сты­ни был спи­сок чу­до­твор­ной ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Спо­руч­ни­ца грешных», с этим об­ра­зом бра­тия со­вер­ша­ла крест­ные хо­ды по со­сед­ним се­лам и де­рев­ням. Вме­сте с бра­ти­ей хо­дил с крест­ны­ми хо­да­ми и со­вер­шал мо­леб­ны и иеро­мо­нах Фила­рет. По­сле то­го как во вре­ме­на го­не­ний в 1919 го­ду пу­стынь бы­ла за­кры­та без­бож­ни­ка­ми, отец Фила­рет пе­ре­нес ико­ну в храм в се­ле Срез­не­во Ши­лов­ско­го рай­о­на Ря­зан­ской об­ла­сти, где он стал слу­жить. Ар­хи­епи­скоп Ря­зан­ский и За­рай­ский Ве­ни­а­мин (Му­ра­тов­ский) бла­го­сло­вил от­ца Фила­ре­та воз­об­но­вить мо­на­стыр­ский обы­чай хо­дить с ико­ной по се­лам, и на 29 мая (11 июня) в при­хо­де бы­ло уста­нов­ле­но празд­но­ва­ние этой иконе. В этот день в се­ло схо­ди­лось до вось­ми ты­сяч бо­го­моль­цев и до два­дца­ти свя­щен­ни­ков. В 1926 го­ду отец Фила­рет был воз­ве­ден в сан игу­ме­на.
В июле 1930 го­да Ря­зан­ский от­дел ОГПУ со­об­щил сво­е­му ру­ко­вод­ству в Москве, что в се­ле «Срезне­во Ши­лов­ско­го рай­о­на 11 июня по слу­чаю пре­столь­но­го празд­ни­ка имел ме­сто мас­со­вый на­плыв бо­го­моль­цев — все­го око­ло вось­ми ты­сяч че­ло­век. Та­кое боль­шое скоп­ле­ние, как вы­яс­нено, объ­яс­ня­ет­ся тем, что в се­ле Срез­не­во слу­жит в ка­че­стве свя­щен­ни­ка некто Фила­рет... Пред­ва­ри­тель­ным вы­яс­не­ни­ем уста­нов­ле­но, что Фила­рет, имея “чу­до­твор­ную ико­ну”, про­во­дит еже­днев­ные мо­леб­ны и дру­гие ви­ды служб, в ко­то­рых участ­ву­ют несколь­ко по­пов, мо­на­хов и мо­на­хинь. 11 июня се­го го­да на празд­ни­ке в се­ле Срез­не­во на­хо­ди­лось до два­дца­ти по­пов и до двух­сот че­ло­век мо­на­ше­ству­ю­ще­го эле­мен­та. Служ­бы про­ис­хо­ди­ли в те­че­ние трех су­ток... В пе­ри­од про­ве­де­ния мас­со­вой кол­лек­ти­ви­за­ции па­лом­ни­че­ство кре­стьян окру­жа­ю­щих сел и де­ре­вень, глав­ным об­ра­зом жен­щин, бы­ло осо­бен­но боль­шим, от­ме­ча­лось так­же, что по­сле их сви­да­ния с Фила­ре­том та­ко­вые не всту­па­ли в кол­хо­зы, а всту­пив­шие быст­ро вы­пи­сы­ва­лись.
Окруж­ным от­де­лом ОГПУ при­нят ряд сроч­ных мер к па­ра­ли­за­ции де­я­тель­но­сти Фила­ре­та...».
Отец Фила­рет ви­дел, что вла­сти ве­дут за ним при­сталь­ное на­блю­де­ние, и, зная, что по­всю­ду идут аре­сты ду­хо­вен­ства, мо­на­хов и ми­рян, пре­ду­пре­ждал всех при­хо­див­ших к нему в храм по­мо­лить­ся, что бли­зит­ся вре­мя его за­клю­че­ния. Сам он уже дав­но при­го­то­вил­ся к это­му, и у него все­гда ви­сел на стене ме­шо­чек с бе­льем.
31 мая 1931 го­да игу­мен Фила­рет был аре­сто­ван. От­ве­чая на во­про­сы сле­до­ва­те­ля, он ска­зал: «Я на­хо­дил­ся в те­че­ние два­дца­ти лет в Спас­ском мо­на­сты­ре... Со­бы­тия уби­е­ния ца­ря Ни­ко­лая II по­тряс­ли наш мо­на­стырь, все очень со­жа­ле­ли... В 1919 го­ду разо­гна­ли наш мо­на­стырь. Иму­ще­ство раз­гра­би­ли, а в зда­ни­ях по­ме­сти­ли раз­ные учре­жде­ния... Все мо­на­хи и по­слуш­ни­ки раз­бре­лись по раз­ным сто­ро­нам, кто ку­да... В то же вре­мя бы­ли раз­гром­ле­ны как муж­ские, так и жен­ские мо­на­сты­ри... Все мо­на­хи и мо­на­хи­ни по­се­ли­лись око­ло церк­вей в цер­ков­ных сто­рож­ках и бы­ли вер­ны­ми по­сле­до­ва­те­ля­ми Хри­ста... Я яв­ля­юсь вра­гом для со­вет­ской вла­сти, так как со­вет­ская власть все вре­мя идет про­тив Пра­во­слав­ной Церк­ви и ре­ли­гии».
12 но­яб­ря 1931 го­да Кол­ле­гия ОГПУ при­го­во­ри­ла игу­ме­на Фила­ре­та к пя­ти го­дам за­клю­че­ния в конц­ла­ге­ре, и он был от­прав­лен на стро­и­тель­ство Бе­ло­мор­ско-Бал­тий­ско­го ка­на­ла.
По­сле окон­ча­ния сро­ка за­клю­че­ния отец Фила­рет в 1936 го­ду вер­нул­ся в Ря­зань, при­шел к ар­хи­епи­ско­пу Иуве­на­лию (Мас­лов­ско­му), и тот по­со­ве­то­вал ему уехать из го­ро­да, где его мо­гут сно­ва аре­сто­вать, и от­пра­вить­ся в Тверь, где он, как че­ло­век но­вый, бу­дет не столь за­ме­тен для мест­ных вла­стей, и там ему бу­дет спо­кой­ней.
Игу­мен Фила­рет вы­ехал в Тверь, где по­зна­ко­мил­ся со свя­щен­ни­ком еди­но­вер­че­ско­го хра­ма — вто­ро­го из неза­кры­тых то­гда хра­мов го­ро­да, тот по­мог ему най­ти в го­ро­де квар­ти­ру, в ко­то­рой он про­жил око­ло двух лет, а за­тем пе­ре­брал­ся к даль­не­му род­ствен­ни­ку, жив­ше­му в се­ле Тру­би­но Мед­нов­ско­го рай­о­на Твер­ской об­ла­сти. По­ка отец Фила­рет жил в Тве­ри, он по­се­щал храм в честь ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Неопа­ли­мая Ку­пи­на», где то­гда слу­жил ар­хи­епи­скоп Твер­ской Фад­дей (Успен­ский), а по­сле его аре­ста и за­кры­тия хра­ма отец Фила­рет при­ез­жал из се­ла Тру­би­но в Тверь по­мо­лить­ся в по­след­ний неза­кры­тый храм го­ро­да, рас­по­ла­гав­ший­ся на Во­лын­ском клад­би­ще, где слу­жил сме­нив­ший аре­сто­ван­но­го ар­хи­епи­ско­па Фад­дея епи­скоп Пал­ла­дий (Шер­стен­ни­ков). В 1938 го­ду епи­скоп Пал­ла­дий пред­ло­жил игу­ме­ну Фила­ре­ту за­нять осво­бо­див­ше­е­ся ме­сто свя­щен­ни­ка в се­ле Ко­на­ко­во, ку­да он тут же от­пра­вил­ся, но ко­на­ков­ские вла­сти от­ка­за­лись вы­дать ему ре­ги­стра­цию, и он воз­вра­тил­ся в Тру­би­но.
В ав­гу­сте 1939 го­да со­труд­ни­ки НКВД про­ве­ли аре­сты в Тве­ри, был аре­сто­ван и епи­скоп Пал­ла­дий. 28 ав­гу­ста, ко­гда игу­мен Фила­рет при­шел на празд­ник Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри по­мо­лить­ся в храм, к нему по­до­шел диа­кон и со­об­щил, что при­ез­жа­ли со­труд­ни­ки НКВД, ко­то­рые хо­те­ли его аре­сто­вать, и диа­кон по­со­ве­то­вал ему немед­лен­но бе­жать. Отец Фила­рет вме­сте с род­ствен­ни­ком, у ко­то­ро­го жил и ко­то­рый так­же при­шел по­мо­лить­ся, через пе­ре­ле­сок вы­шли из го­ро­да и при­шли в се­ло Тру­би­но. В тот же ве­чер отец Фила­рет был аре­сто­ван и до­став­лен в тюрь­му в го­род Тверь. До­про­сы про­дол­жа­лись в те­че­ние трех ме­ся­цев. На всех до­про­сах отец Фила­рет ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зы­вал­ся при­знать се­бя ви­нов­ным. И то­гда сле­до­ва­те­ли пред­ста­ви­ли ему вы­держ­ки из по­ка­за­ний епи­ско­па Пал­ла­дия, ко­то­рый, вой­дя в тес­ное со­труд­ни­че­ство со сле­до­ва­те­ля­ми, со­гла­сил­ся под­пи­сать лже­сви­де­тель­ства и по­ка­зать на оч­ной став­ке, что игу­мен Фила­рет яв­ля­ет­ся участ­ни­ком ан­ти­со­вет­ской мо­нар­хи­че­ской груп­пи­ров­ки.
— В чем кон­крет­но вы при­зна­е­те се­бя ви­нов­ным со­глас­но предъ­яв­лен­но­му вам об­ви­не­нию? — спро­сил сле­до­ва­тель от­ца Фила­ре­та.
— Я при­знаю, что вла­ды­ке Пал­ла­дию я вы­ска­зы­вал ан­ти­со­вет­ские из­мыш­ле­ния, об­ви­няя со­вет­скую власть в при­тес­не­нии ре­ли­гии и го­не­нии на ду­хо­вен­ство, на­зы­вал со­вет­скую власть вла­стью ан­ти­хри­ста. Участ­ни­ком ан­ти­со­вет­ской цер­ков­но-мо­нар­хи­че­ской груп­пи­ров­ки я ни­ко­гда не был и в этом се­бя ви­нов­ным не при­знаю. Ни­ка­ких со­ве­тов и ука­за­ний... цер­ков­ни­кам о про­ве­де­нии ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти я не да­вал и ука­за­ний да­вать та­кие со­ве­ты ни от ко­го не по­лу­чал. Вла­ды­ка Пал­ла­дий ни­ка­ких ан­ти­со­вет­ских по­ру­че­ний мне не да­вал, и о том, что он яв­ля­ет­ся ру­ко­во­ди­те­лем ан­ти­со­вет­ской груп­пи­ров­ки, я до оч­ной став­ки с ним не знал. Кро­ме Пал­ла­дия, я ни­ко­му и ни­ко­гда сво­их ан­ти­со­вет­ских на­стро­е­ний не вы­ска­зы­вал. Ни­ка­кой ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти не про­во­дил, ви­нов­ным се­бя в дру­гих предъ­яв­лен­ных мне об­ви­не­ни­ях не при­знаю.
4 мар­та 1940 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при НКВД при­го­во­ри­ло от­ца Фила­ре­та к трем го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь. Игу­мен Фила­рет (Пря­хин) скон­чал­ся 7 мар­та 1942 го­да в Но­во-Ива­нов­ском от­де­ле­нии Ма­ри­ин­ско­го ла­ге­ря в Ке­ме­ров­ской об­ла­сти и был по­гре­бен в без­вест­ной мо­ги­ле.

Тропарь,

глас 5

Учителю благочестия/, истиныя веры Христовы ревнителю/, новомучениче Филарете/, Пронския и Срезневския земли украшение/ стяжал еси в сердце твоем Духа Святаго благодать/ Христа мужественно исповедал еси/, к новомучеником Российским быв причтен,/ славу на небесех наследовал еси/. Молися прилежно Владыке Христу, / да сохранит Отечество наше в мире и благоденствии,/ и спасет души наша.
Дни памяти: 7 марта (переходящая) – 7 марта (22 февраля) в невисокосный год / 6 марта (22 февраля) в високосный год, 4 февраля (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви, 26 августа (переходящая) – Собор Кемеровских святых, 23 июня – Собор Рязанских святых.

 

По материалам:

Да­мас­кин (Ор­лов­ский), игу­м. «Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Фев­раль». Тверь. 2005.

https://azbyka.ru/days/sv-filaret-prjahin