Преподобномученица Мария (Цейтлин), монахиня

Житие

Пре­по­доб­но­му­че­ни­ца Ма­рия ро­ди­лась в 1869 го­ду в го­ро­де Яро­слав­ле в се­мье ра­бо­че­го Ва­си­лия Цейт­ли­на. Же­лая по­слу­жить Гос­по­ду в рав­но­ан­гель­ном чине, она в 1886 го­ду по­сту­пи­ла по­слуш­ни­цей в Бо­го­ро­ди­це-Смо­лен­ский Но­во­де­ви­чий мо­на­стырь, рас­по­ла­гав­ший­ся то­гда на са­мой окра­ине Моск­вы. Как и все оби­те­ли, мо­на­стырь по­сле ре­во­лю­ции был без­бож­ной вла­стью раз­граб­лен и за­крыт.
По­доб­но дру­гим сест­рам мо­на­хи­ня Ма­рия по­се­ли­лась вбли­зи мо­на­сты­ря на Боль­шой Пи­ро­гов­ской ули­це. Осве­до­ми­те­ли, ко­то­рые про­жи­ва­ли в од­ном до­ме с мо­на­хи­ней Ма­ри­ей ли­бо по со­сед­ству, ре­гу­ляр­но со­об­ща­ли в НКВД, что сест­ры мо­на­сты­ря со­би­ра­ют­ся вре­ме­на­ми вме­сте и ве­дут бе­се­ды, срав­ни­вая ны­неш­нюю жизнь с до­ре­во­лю­ци­он­ной. Во вре­мя мас­со­вых го­не­ний, ко­гда по­все­мест­но аре­сто­вы­ва­лись кро­ме свя­щен­ни­ков и мо­на­ше­ству­ю­щие уже дав­но за­кры­тых мо­на­сты­рей, вла­сти при­ня­ли ре­ше­ние аре­сто­вать мо­на­хи­ню Ма­рию.
21 мар­та 1938 го­да был вы­пи­сан ор­дер на ее арест. В два ча­са но­чи 22 мар­та со­труд­ни­ки НКВД аре­сто­ва­ли мо­на­хи­ню и за­клю­чи­ли под стра­жу в седь­мом от­де­ле­нии ми­ли­ции го­ро­да Моск­вы. На сле­ду­ю­щий день она бы­ла до­про­ше­на.
– Ва­ши убеж­де­ния и как вы смот­ри­те на су­ще­ство­ва­ние со­вет­ской вла­сти? – спро­сил сле­до­ва­тель.
– Как ве­ру­ю­щий че­ло­век, я смот­рю так: вся­кая власть от Бо­га и мне без­раз­лич­но, кто у вла­сти в на­сто­я­щий мо­мент в Со­вет­ском Со­ю­зе, – от­ве­ти­ла мо­на­хи­ня.
– Бу­дучи мо­наш­кой, под­вер­га­лись ли вы ре­прес­си­ям со сто­ро­ны со­вет­ской вла­сти?
– Как мо­на­хи­ня я бы­ла ли­ше­на из­би­ра­тель­ных прав.
– Вы аре­сто­ва­ны за контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность, ко­то­рую про­во­ди­ли сов­мест­но с дру­ги­ми мо­на­хи­ня­ми Но­во­де­ви­чье­го мо­на­сты­ря. След­ствие тре­бу­ет по дан­но­му во­про­су прав­ди­вых по­ка­за­ний.
– К мо­на­хи­ням Ев­до­кии (Го­ло­ва­но­вой) и Мат­роне (Ли­па­то­вой) я хо­ди­ла на квар­ти­ру. В до­ме у них я го­во­ри­ла, что при­шло тя­же­лое вре­мя, церк­ви за­кры­ва­ют, ве­ру­ю­щие недо­воль­ны со­вет­ской вла­стью… со­вет­ская власть гра­бит мо­на­сты­ри, за­кры­ва­ет церк­ви, но ско­ро они по­пла­тят­ся жиз­нью, все то­гда узна­ют, что есть Бог.
3 июня 1938 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла мо­на­хи­ню Ма­рию (Цейт­лин) к вось­ми го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь. 7 де­каб­ря 1938 го­да она при­бы­ла в Си­б­лаг, где через несколь­ко дней, 15 де­каб­ря 1938 го­да, на­хо­дясь в пе­ре­сыль­ном пунк­те ла­ге­ря, умер­ла и бы­ла по­гре­бе­на в без­вест­ной мо­ги­ле.

Климент (Капалин), митр. «Осмысление значимости подвига новомучеников Российских для наших дней»:

Говоря об исповедании Христова Имени, нельзя стороной обойти один интересный вопрос: разве заставляли новомучеников отрекаться от Христа, в отличие от мучеников первых веков? Действительно, если обратиться к истории тех лет, то можно обнаружить, что прямого отречения от Христа под страхом смерти никто и не требовал. Единичные исключительные случаи могут быть этому лишь подтверждением. За что же тогда они пострадали и были причислены к лику святых? Отметим, что подвиг новомучеников Российских отличался от подвига первых мучеников…

Ни для кого не секрет, что верующие люди в те годы не испытывала симпатии к советской власти, так как она заняла атеистическую богоборческую позицию. Но одно дело – неблагорасположенность и совершенно другое – контрреволюционная деятельность.

Одной из отличительных черт страдальческого пути новомучеников была зачастую сопровождавшая их подвиг полная информационная пустота. Когда человека забирал среди ночи «черный воронок», то никто не знал, куда его увезли, что с ним будет, и жив ли он вообще. Это понимал в те года «и стар, и мал», поэтому никто даже не надеялся на то, что об его трагической судьбе кто-нибудь когда- либо узнает.

В первые века было все иначе. Общество по природе своей было религиозно и те гонения, которые устраивались на христиан, преследовали, в отличие от советских властей, иную цель – не уничтожить в людях веру в Бога, но изменить на «правильную». Суд над мучеником был, как правило, публичным. Его пытали, соблазняли, увещевали, пытаясь тем самым добиться одной единственной цели, – чтобы мученик отрекся от Христа и обратился в другую веру: язычество, мусульманство и др. Если цель была достигнута, то всяческие преследования со стороны властей прекращались. «Отпадший» или «отпавший», а именно таким считался человек, отрекшийся от своей веры, принимался обществом, но отвергался Церковью. Нередко, особенно же когда прекращались гонения, многие из отпавших, принесшие покаяние в своем малодушии и отречении от Христа, принимались в лоно Матери Церкви. Но даже на этот счет в Церкви долгое время не было единогласного мнения – можно ли принимать отпадших и каким образом, о чем хорошо свидетельствует Новацианский раскол в середине III века. Из первых 9 правил Анкирского собора прекрасно видно, как строго наказывались отпавшие от правой веры.

 

Возвращаясь к подвигу новомучеников, стоит отметить, что от них, как правило, не требовали отречься от Христа, так как цель у советской власти была совсем иной – не изменить религиозное мировоззрение личности, но уничтожить вместе с личностью религию. Конечно, была на начальной стадии и идеологическая борьба, в особенности среди молодежи, которой с самых юных лет внушали, что Бога нет и все, что с Ним связано – это сказки «бабушек», которые мешают советскому человеку на пути к светлому будущему. Если человек оставался верен своим религиозным убеждениям, то тогда его по политической статье изолировали от общества. Причем советская власть не взирала ни на возраст, ни на пол, ни на социальное положение верующего. К примеру, в СЛОНе[1] за исповедывание своей веры в Бога были расстреляны два совсем еще юных юнги 12 и 14 лет. Подобных примеров можно привести множество, причем суд и казнь над несовершеннолетними осуществлялись строго в рамках закона, который позволял расстреливать детей уже с 12 лет!

Тропарь,

глас 4

Агница Твоя, Иисусе, Мария / зовет велиим гласом: / Тебе, Женише мой, люблю, / и, Тебе ищущи, страдальчествую, / и сраспинаюся, и спогребаюся Крещению Твоему, / и стражду Тебе ради, / яко да царствую в Тебе, / и умираю за Тя, да и живу с Тобою, / но яко жертву непорочную, приими мя, с любовию пожершуюся Тебе. / Тоя молитвами, / яко Милостив, спаси души наша.

Кондак,

глас 4

Божественная память твоя, Марие, / днесь возсиявши явися мирови яко солнце, / сказующи житие твое: / ты бо воздержанием плотская двизания разорши, / и страдания кровию уневестилася еси Христови. / Темже хвалящия тя избави от всяких зол, да зовем ти: / радуйся, мати преподобная.

Дни памяти: 5 февраля (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской, 27 августа (переходящая) – Собор Кемеровских святых,15 декабря.

 

По материалам:

http://www.pravmir.ru/osmyslenie-znachimosti-podviga-novomuchenikov-rossijskix-dlya-nashix-dnej/
Мак­сим Мак­си­мов, прот. «Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. До­пол­ни­тель­ный том 3». Тверь, 2005 г

 

 



[1] СЛОН – сокращение от «Соловецкий лагерь особого назначения».