Мученик Димитрий Спиридонов

Житие

Ди­мит­рий Спи­ри­до­но­вич Спи­ри­до­нов ро­дил­ся в 1871 го­ду. Еще в Та­ври­че­ской ду­хов­ной се­ми­на­рии он вы­де­лял­ся сре­ди то­ва­ри­щей за­ме­ча­тель­ны­ми спо­соб­но­стя­ми, да­вав­ши­ми ос­но­ва­ние его ро­ди­те­лям воз­ло­жить на него боль­шие на­деж­ды, и, в из­вест­ном смыс­ле, он их оправ­дал. В се­ми­на­рии он ду­хов­но сбли­зил­ся с про­то­и­е­ре­ем Ни­ко­ла­ем Ме­зен­це­вым, и эти от­но­ше­ния со вре­ме­нем пе­ре­рос­ли в боль­шую друж­бу, со­хра­нив­шу­ю­ся до их му­че­ни­че­ской кон­чи­ны. Об­ра­зо­ва­ние Ди­мит­рий Спи­ри­до­но­вич про­дол­жил на ка­зен­ный счет в Санкт-Пе­тер­бург­ской Ду­хов­ной Ака­де­мии, ко­то­рую окон­чил с успе­хом.
Во вре­мя уче­бы он ре­гу­ляр­но по­мо­гал млад­ше­му бра­ту Еле­аза­ру: вы­сы­лал необ­хо­ди­мые кни­ги, да­вал со­ве­ты, ока­зы­вал нрав­ствен­ную под­держ­ку. Ди­мит­рий Спи­ри­до­но­вич от­ли­чал­ся боль­шой ре­ли­ги­оз­но­стью. Сми­ре­ние и кро­тость его рож­да­ли ту изу­ми­тель­ную, ли­шен­ную вся­кой мни­тель­но­сти де­ли­кат­ность, ко­то­рой мно­гие удив­ля­лись. Он не поз­во­лял се­бе ни од­но­го не то чтобы гру­бо­го или дерз­ко­го по­ступ­ка, но и сло­ва, да­же в тех слу­ча­ях, ко­гда оче­вид­но тре­бо­ва­лось при­бег­нуть к стро­го­му вну­ше­нию. Воз­вы­шен­ное со­сто­я­ние ума, по­гру­жен­но­го в вы­со­кие пред­ме­ты бо­го­слов­ских на­ук, мо­лит­вен­ная устра­нен­ность от по­все­днев­ных за­бот по­двиг­ли его про­дол­жить на­уч­ные за­ня­тия в Мос­ков­ском уни­вер­си­те­те воль­но­слу­ша­те­лем.
По воз­вра­ще­нии в Крым Ди­мит­рий Спи­ри­до­но­вич пре­по­да­вал в Та­ври­че­ской ду­хов­ной се­ми­на­рии. Его на­уч­ная де­я­тель­ность по­лу­чи­ла вы­со­кую оцен­ку, и по ре­ко­мен­да­ции Ар­се­ния Ива­но­ви­ча Мар­ке­ви­ча – вы­да­ю­ще­го­ся ис­то­ри­ка, эт­но­гра­фа, ар­хео­ло­га и кра­е­ве­да Кры­ма – 13 де­каб­ря 1907 го­да Спи­ри­до­нов был при­нят в Та­ври­че­скую уче­ную ар­хив­ную ко­мис­сию, ко­то­рая за­ни­ма­лась во­про­са­ми ис­то­рии и куль­ту­ры. В ТУАК вхо­ди­ли луч­шие уче­ные и кра­е­ве­ды не толь­ко Кры­ма, но и дру­гих ре­ги­о­нов им­пе­рии. 28 но­яб­ря 1908 го­да Ди­мит­рий Спи­ри­до­но­вич сде­лал бле­стя­щий до­клад «К во­про­су о му­че­ни­че­стве св. Кли­мен­та, па­пы Рим­ско­го в Кры­му».
С 1913-го по 1916 год он про­вел в Гре­ции, за­ни­ма­ясь на­уч­ной ра­бо­той. В это вре­мя он по­зна­ко­мил­ся и сбли­зил­ся со мно­ги­ми гре­че­ски­ми ар­хи­ере­я­ми и уни­вер­си­тет­ски­ми про­фес­со­ра­ми. Впо­след­ствии он вер­нул­ся в Крым и пре­по­да­вал в Та­ври­че­ской ду­хов­ной се­ми­на­рии. В «Та­ври­че­ских епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стях» бы­ло опуб­ли­ко­ва­но мно­го его ра­бот, по­свя­щен­ных раз­лич­ным во­про­сам цер­ков­ной ис­то­рии: «Древ­не­хри­сти­ан­ские му­че­ни­ки», «Но­ва­ци­ан и его рас­кол», пе­ре­вод с гре­че­ско­го тек­ста свя­щен­но­му­че­ни­ка Кли­мен­та Рим­ско­го «О дев­стве» и дру­гие. В сво­их пуб­ли­ка­ци­ях он про­де­мон­стри­ро­вал на­уч­ную ос­но­ва­тель­ность, огром­ную эру­ди­цию и бле­стя­щее зна­ние пред­ме­та.
При­мер­но в это вре­мя Спи­ри­до­нов вен­чал­ся с Ани­си­ей Ива­нов­ной. Брак ока­зал­ся счаст­ли­вым, но де­тей у них так и не по­яви­лось.
С 1918-го по 1922 год Ди­мит­рий Спи­ри­до­но­вич учи­тель­ство­вал в Ев­па­то­рии, а с 1919 го­да был сек­ре­та­рем со­ве­та гре­че­ско­го об­ще­ства и пред­се­да­те­лем цер­ков­ной два­дцат­ки гре­че­ско­го хра­ма про­ро­ка Илии, в ко­то­ром на­сто­я­те­лем был его брат иерей Еле­азар. 6 ав­гу­ста 1922 го­да Ди­мит­рий Спи­ри­до­но­вич был из­бран то­ва­ри­щем пред­се­да­те­ля ТУАК. К это­му вре­ме­ни от­но­сят­ся его на­уч­ные ра­бо­ты «Уро­жен­цы се­вер­но­го по­бе­ре­жья Чер­но­го мо­ря в ис­то­рии древ­не­гре­че­ской мыс­ли» и «О ма­ри­у­поль­ских гре­ках».

По­тря­се­ния ре­во­лю­ции и Граж­дан­ской вой­ны за­ста­ви­ли Спи­ри­до­но­ва ис­кать бо­лее удоб­ное ме­сто для на­уч­ных за­ня­тий. Же­ла­ние ока­зать­ся вне по­ли­ти­ки для него бы­ло прин­ци­пи­аль­ным, но так как это в со­вет­ской Рос­сии бы­ло уже невоз­мож­но, он в 1922 го­ду пред­при­нял неудач­ную по­пыт­ку эми­гри­ро­вать в Гре­цию. По­сле офи­ци­аль­но­го от­ка­за он пе­ре­ехал в Сим­фе­ро­поль и стал пре­по­да­вать в Та­ври­че­ском уни­вер­си­те­те, а так­же ра­бо­тал в ОХРИС. При со­ве­ти­за­ции Кры­ма в знак про­те­ста и несо­гла­сия с тем, что про­ис­хо­дит, он ушел с пе­да­го­ги­че­ской ра­бо­ты и устро­ил­ся в кра­е­вед­че­ский му­зей, где ак­тив­но за­нял­ся на­уч­ной ра­бо­той. 19 мая 1928 го­да он на­пе­ча­тал «За­мет­ки из ис­то­рии эл­лин­ства в Кры­му». Кра­е­ве­де­ние не бы­ло со­звуч­ным во­шед­шей во власть но­вой идео­ло­гии. 15 ян­ва­ря 1931 го­да бы­ло про­ве­де­но за­клю­чи­тель­ное за­се­да­ние ТУАК (к то­му вре­ме­ни она бы­ла пе­ре­име­но­ва­на в Та­ври­че­ское об­ще­ство ис­то­рии, ар­хео­ло­гии и эт­но­гра­фии), на ко­то­ром при­сут­ство­ва­ло 15 че­ло­век, в их чис­ле был и Спи­ри­до­нов. Его на­уч­ный по­тен­ци­ал, оче­вид­ный всем, ско­ро при­вел его к долж­но­сти за­ме­сти­те­ля ди­рек­то­ра му­зея, и Ди­мит­рий Спи­ри­до­но­вич от­ве­чал за всю на­уч­ную ра­бо­ту. Непро­дол­жи­тель­ное вре­мя он был и ди­рек­то­ром му­зея. В эти го­ды Дмит­рий Спи­ри­до­но­вич вел об­шир­ную на­уч­ную пе­ре­пис­ку с уче­ны­ми раз­лич­ных уни­вер­си­те­тов: с про­фес­со­ром Бер­лин­ско­го уни­вер­си­те­та Адоль­фом Гар­на­ком, с про­фес­со­ром Кем­бридж­ско­го уни­вер­си­те­та Или­ей Мин­сом, с про­фес­со­ром из США Алек­сан­дром Ва­си­лье­вым и мно­ги­ми дру­ги­ми. Несмот­ря на чрез­вы­чай­ную кро­тость и, как ду­ма­ли неко­то­рые, непрак­тич­ное сми­ре­ние, Ди­мит­рий Спи­ри­до­но­вич об­ла­дал боль­ши­ми и раз­но­об­раз­ны­ми на­уч­ны­ми свя­зя­ми как в СССР, так и за его пре­де­ла­ми. О нем неиз­мен­но от­зы­ва­лись как о «куль­тур­ней­шем и эру­ди­ро­ван­ней­шем че­ло­ве­ке, име­ю­щем глу­бо­кую ве­ру».

Но ат­мо­сфе­ра в стране ста­но­ви­лась уду­ша­ю­щей да­же для тех, кто пе­ре­но­сил свою жизнь и все свое вни­ма­ние по пре­иму­ще­ству в сфе­ру ду­хов­ных и на­уч­ных ин­те­ре­сов. Кон­троль за мыс­лью, внут­рен­ним ми­ром че­ло­ве­ка ста­но­вил­ся то­таль­ным. Как че­ло­век Церк­ви он не же­лал кон­фрон­та­ции с идей­но чуж­дой ему вла­стью и в 1934 го­ду сно­ва об­ра­тил­ся в гре­че­ское по­соль­ство с офи­ци­аль­ным хо­да­тай­ством о вы­ез­де из СССР. Свою прось­бу он объ­яс­нял необ­хо­ди­мо­стью про­дол­жить на­уч­ную ра­бо­ту по изу­че­нию на­род­ных го­во­ров Ма­ри­у­поль­ско­го и Ста­лин­ско­го (До­нец­ко­го) окру­гов, на­ча­тую им в 1926 го­ду. В те­че­ние несколь­ких лет (до 1932 го­да) он еже­год­но бы­вал в этих ме­стах с на­уч­ны­ми це­ля­ми и со­би­рал необ­хо­ди­мый ма­те­ри­ал. Те­перь же он пы­тал­ся объ­яс­нить со­вет­ским чи­нов­ни­кам, что ему необ­хо­ди­мо со­брать мест­ные го­во­ры в Гре­ции. Но, как и сле­до­ва­ло ожи­дать, в прось­бе ему от­ка­за­ли.
В эти го­ды Ди­мит­рий Спи­ри­до­но­вич со­сре­до­то­чил все свое вни­ма­ние на мо­лит­ве и уче­ных за­ня­ти­ях и толь­ко в них на­хо­дил уте­ше­ние и нрав­ствен­ное оправ­да­ние. Но и сей­час, ко­гда его жизнь ста­ла по­доб­на мо­на­ше­ской, он не стал, несмот­ря на пред­ло­же­ние, при­ни­мать свя­щен­ный сан. Эту уклон­чи­вость в при­ня­тии на се­бя от­вет­ствен­но­сти нель­зя бы­ло объ­яс­нить ни ма­ло­ду­ши­ем, ни стра­хом пе­ред го­ни­те­ля­ми, мо­гу­щи­ми в лю­бое вре­мя от­нять не толь­ко сво­бо­ду, но и са­му жизнь. На­про­тив, по сви­де­тель­ству оче­вид­цев, Ди­мит­рий Спи­ри­до­но­вич от­ли­чал­ся мяг­кой ре­ши­тель­но­стью и спо­соб­но­стью без шум­ных за­ве­ре­ний, неза­мет­но для тех, ко­му это не на­до, при­нять необ­хо­ди­мое ре­ше­ние и оп­ти­маль­но его ре­а­ли­зо­вать. Ра­бо­тая ди­рек­то­ром кра­е­вед­че­ско­го му­зея, он не бо­ял­ся при­ни­мать де­я­тель­ное уча­стие в цер­ков­ной жиз­ни. До са­мо­го аре­ста он оста­вал­ся не толь­ко при­хо­жа­ни­ном, но и ак­тив­ным чле­ном два­дцат­ки сим­фе­ро­поль­ско­го Свя­то-Тро­иц­ко­го хра­ма. На­сто­я­те­лем его в то вре­мя был про­то­и­е­рей Мит­ро­фан Ва­силь­ки­о­ти, глу­бо­кий ста­рец, ко­то­рый уже не мог без по­сто­рон­ней по­мо­щи вый­ти за пре­де­лы цер­ков­ной огра­ды. Ему во всем по­мо­гал ста­рый друг и ду­хов­ный на­став­ник Ди­мит­рия Спи­ри­до­но­ви­ча свя­щен­ник Ни­ко­лай Ме­зен­цев. Спи­ри­до­нов неод­но­крат­но при­ни­мал уча­стие в раз­ре­ше­нии раз­лич­ных цер­ков­ных про­блем: ко­гда мест­ные ате­и­сты сни­ма­ли ко­ло­ко­ла, он в чис­ле дру­гих пи­сал гре­че­ско­му кон­су­лу, про­ся за­щи­ты; в 1934 го­ду, ко­гда цер­ковь прак­ти­че­ски за­кры­ли, бла­го­да­ря его ква­ли­фи­ци­ро­ван­но­му уча­стию и бес­страш­ной по­зи­ции уда­лось ис­поль­зо­вать все воз­мож­ные ме­ха­низ­мы и от­сто­ять един­ствен­ный пра­во­слав­ный храм в го­ро­де.
В на­ча­ле ян­ва­ря 1938 го­да осо­бый сек­тор Крым­ско­го об­ласт­но­го ко­ми­те­та ВКП(б) при­нял ре­ше­ние об уже­сто­че­нии борь­бы с ре­ли­ги­ей.
20 ян­ва­ря 1938 го­да Ди­мит­рий Спи­ри­до­но­вич был аре­сто­ван, а вме­сте с ним – вся цер­ков­ная два­дцат­ка. При­мер­но в это же вре­мя в Ев­па­то­рии бы­ли аре­сто­ва­ны око­ло пя­ти­де­ся­ти гре­ков, имев­ших от­но­ше­ние к Ильин­ско­му хра­му.

«Де­ло» про­тив гре­ков фор­ми­ро­ва­лось во­круг наи­бо­лее пред­ста­ви­тель­но­го чле­на цер­ков­ной два­дцат­ки Ильин­ско­го хра­ма – Кон­стан­ти­на Ива­но­ви­ча По­пан­до­пу­ло, так как он был зна­ком с гре­че­ским кон­су­лом в Москве. Д.С.Спи­ри­до­нов, К.И.Спи­ри­до­но­ва, К.И.По­пан­до­пу­ло, И.П.Пам­бу­ков и еще 26 че­ло­век бы­ли об­ви­не­ны по ст. 58, п. 6-10-11 УК РСФСР. В об­ви­ни­тель­ном за­клю­че­нии сле­до­ва­тель Хан­жин пи­сал: «Про­из­ве­ден­ное рас­сле­до­ва­ние уста­но­ви­ло, что про­хо­дя­щие по дан­но­му де­лу ли­ца яв­ля­ют­ся участ­ни­ка­ми контр­ре­во­лю­ци­он­ной гре­че­ско-на­цио­на­ли­сти­че­ской ор­га­ни­за­ции, су­ще­ство­вав­шей в го­ро­де Ев­па­то­рии и лик­ви­ди­ро­ван­ной в 1937 го­ду.
Дан­ная контр­ре­во­лю­ци­он­ная ор­га­ни­за­ция бы­ла со­зда­на в 1922 го­ду по за­да­нию раз­вед­ки По­пан­до­пу­ло К.И. Все­го в со­став контр­ре­во­лю­ци­он­ной ор­га­ни­за­ции вхо­дил 51 че­ло­век. Спи­ри­до­нов Д.С. пи­сал от всей контр­ре­во­лю­ци­он­ной ор­га­ни­за­ции контр­ре­во­лю­ци­он­ные кле­вет­ни­че­ские све­де­ния о жиз­ни в СССР, ко­то­рые на­прав­лял в гре­че­ское кон­суль­ство, под­дер­жи­вал связь с уже осуж­ден­ным про­то­и­е­ре­ем Ме­зен­це­вым».
Ре­ше­ни­ем трой­ки от 5 но­яб­ря 1938 го­да под пред­се­да­тель­ством ка­пи­та­на Яку­ше­ва и при уча­стии сек­ре­та­ря КрымОК ВКП(б) Се­ит-Ягье­ва, млад­ше­го лей­те­нан­та Г.Б.Ма­лы­хи­на Д.С.Спи­ри­до­нов был при­го­во­рен к выс­шей ме­ре на­ка­за­ния, несмот­ря на то, что он ка­те­го­ри­че­ски от­верг все об­ви­не­ния и ви­нов­ным се­бя не при­знал. Его рас­стре­ля­ли 29 но­яб­ря 1938 го­да.

Тропарь,

глас 4

Мученик Твой, Господи, Димитрий, / во страдании своем венец прият нетленный от Тебе, Бога нашего, / имеяй бо крепость Твою, / мучителей низложи, / сокруши и демонов немощныя дерзости. / Того молитвами / спаси души наша.

Кондак,

глас 2

Звезда светлая явился еси, / непрелестная мирови, / Солнца Христа возвещающи, / зарями Твоими, страстотерпче Димитрие, / и прелесть погасил еси всю, / нам же подаеши свет, / моляся непрестанно о всех нас.

Дни памяти: 5 февраля (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской, 29 ноября

 

 

По материалам сайта: azbyka.ru/