24. Русская Православная Церковь при Александре I

Цель занятия – рассмотреть положение дел в Церкви при царе Александре I.

Задачи:

  1. Рассмотреть положение дел в Святейшем Синоде при Александре I и помощь Церкви государству, оказанную в связи с войной 1812 г.
  2. Рассмотреть возникновение, деятельность и закрытие библейского общества.
  3. Познакомить слушателей с личностью и деятельностью свт. Филарета (Дроздова).
  4. Дать информацию о начале перевода Библии во время существования библейского общества.

План занятия:

  1. Совместно со слушателями кратко вспомнить содержание предыдущего занятия.
  2. Познакомить слушателей с содержанием занятия, используя иллюстрации и видеоматериалы.
  3. На основе проверочных вопросов провести обсуждение-опрос по теме занятия.
  4. Задать домашнее задание: прочитать основную литературу, по возможности, ознакомиться с дополнительной литературой и видеоматериалами.

Источники и литература по теме

Источник:

  1. Филарет (Дроздов), митрополит Московский и Коломенский, свт. Разговоры между испытующим и уверенным о Православии. [Электронный ресурс]. – URL: http://predanie.ru/filaret-drozdov-mitropolit-moskovskiy-svyatitel/book/74872-razgovory-mezhdu-ispytuyuschim-i-uverennym-o-pravoslavii/ (дата обращения: 21.11.2017).

Основная учебная литература:

  1. Знаменский П.В. История Русской Церкви. М.: Крутицкое Патриаршее Подворье, 1996.

Дополнительная литература:

  1. Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. В 2-х тт. Минск, 2007.
  2. Смолич И.К. История Русской Церкви. 1700-1917 гг. [Электронный ресурс]. – URL: http://predanie.ru/smolich-igor-kornilevich/book/72715-istoriya-russkoy-cerkvi-1700-1917-gg/ (дата обращения: 21.11.2017).
  3. Житие святителя Филарета (Дроздова), митрополита Московского и Коломенского. Православие.Ru. [Электронный ресурс]. – URL: http://predanie.ru/smolich-igor-kornilevich/book/72715-istoriya-russkoy-cerkvi-1700-1917-gg/ (дата обращения: 21.11.2017).

Ключевые понятия:

  • Святейший Синод;
  • Обер-прокурор;
  • Библейское общество;
  • Мистицизм.

Содержание (открыть)

Иллюстрации:

Неизвестный художник Портрет императора Александра I (тип Волкова) Россия, Первая четверть XIX в. Митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов). Художник Н.Д. Шпревич. 1861 г.

Святитель Филарет. Современная икона

Видеоматериалы:

Сухова Н.Ю. Лекция 29. Русская Православная Церковь в XIX веке

Митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов). Художник Н.Д. Шпревич. 1861 г.1. Святейший Синод при Александре I

2. Влияние войны 1812 г. на жизнь Церкви

3. Библейское общество. Министерство духовных дел и народного просвещения

4. Борьба с мистицизмом и закрытие библейского общества

5. Митрополит Московский Филарет (Дроздов)

6. Начало перевода Библии на русский язык

1. Святейший Синод при Александре I

Царствование императора Александра I началось новым преобразовательным движением в государстве, коснувшимся и церковной жизни. Β числе ближайших сотрудников государя в первые годы царствования был человек, хорошо знавший состояние и нужды Церкви. Это был знаменитый М.М. Сперанский, сам происходивший из духовного сословия, бывший воспитанником и учителем петербургской семинарии. Едва ли не по его инициативе в кружке ближайших сотрудников государя (Кочубей, Строгонов, Новосильцев, Чарторыжский), при проектах новых реформ, заговорили ο возвышении образования и материальных средств духовенства – по крайней мере из светских лиц Сперанский явился главным деятелем в разработке этого вопроса. Обер-прокурором Святейшего Синода с 1803 г. назначен был князь Α.Η. Голицын, друг юности государя и самое доверенное его лицо. Религиозное образование он имел невысокое, первоначально был даже отрицательного направления в отношении к религии, в духе XVIII века, потом по обращении сделался покровителем разных мистических сект; но на первых порах, когда дело касалось не вопросов веры, а только указанного практического вопроса, был небесполезен для синодальных деятелей.

Деятели эти скоро нашлись. Кроме митрополита Амвросия, в Святейшем Синоде появилось несколько новых весьма видных иерархов, каковыми были: Мефодий Смирнов Тверской, известный хорошим устройством духовно-учебных заведений во всех епархиях (Воронежской, Коломенской, Тульской, Тверской), которыми он управлял, знаменитый вития Анастасий Братановский Белорусский, потом Астраханский (+1806), и с 1807 г. Феофилакт Русанов Калужский, потом Рязанский, однокурсник и друг Сперанского, человек живой, светски образованный, блестящий проповедник, скоро сделавшийся в Синоде влиятельнее самого митрополита. Правой рукой митрополита Амвросия был его викарий, епископ Старорусский Евгений Болховитинов, воспитанник Московской академии и университета, служивший прежде учителем и префектом при родной воронежской семинарии, потом протоиереем в г. Павловске. Вызванный в Петербург после вдовства (в 1810 г.), он постригся здесь в монашество, был префектом семинарии, наконец в 1804 г. посвящен в епископа Старорусского. Ему поручена была предварительная разработка вопроса об усовершенствовании духовных школ, которую он и исполнил к 1805 г., разработав преимущественно учебную и административную части устройства духовного образования. Β разработке экономической части Анастасию Братановскому приписывается счастливая мысль, оказавшаяся очень плодотворной на деле, именно ο назначении содержания для духовных школ из свечного дохода церквей. После предварительных работ в конце 1807 г. для составления полного проекта ο преобразовании духовных школ и об улучшении быта всего духовенства образован был особый комитет из духовных (митр. Амвросий, Феофилакт, протопресвитер С. Краснопевков и обер-священник И. Державин) и светских (кн. Голицын и Сперанский) лиц. Плодом его работ, законченных в июле 1808 г., были: а) новая организация всего духовного образования в России с учреждением для него тоже совершенно новой системы учебной администрации и б) изыскание для духовного ведомства нового громадного капитала.

Во главе всего духовно-учебного управления в том же году была поставлена заменившая комитет комиссия духовных училищ из высших духовных и частью светских сановников (тех же, которые заседали и в комитете), составившая при Святейшем Синоде первое центральное учреждение для этой важной отрасли церковной администрации, так как до сих пор все духовное образование находилось в ведомстве одних епархиальных архиереев и даже их консисторий и, если не считать недолго существовавшей при Петре I (1721-1726 гг.) синодальной конторы школ и типографий, вовсе не имело общего высшего центра при Синоде. Окружными органами комиссии были сделаны духовные академии, для чего при них были учреждены ученые конференции, составленные из местных ученых лиц – профессоров каждой академии и посторонних из местного духовенства; конференциям этим предоставлены по их округам цензура духовных книг, производство в ученые степени и управление духовными школами чрез особое внешнее и окружное правление каждой академии.Неизвестный художник Портрет императора Александра I (тип Волкова) Россия, Первая четверть XIX в.

Ближайшее попечение ο школах по-прежнему предоставлено было местным архиереям, но самим лично, без участия в нем консисторий. Новый капитал для содержания духовных школ и церковных причтов был создан комитетом, можно сказать, из ничего и без особого отягощения государства и народа. Β основу его были положены: а) экономические суммы всех церквей (до 5600000 руб. ассигн.), которые назначено было поместить в банк для приращения, б) ежегодный свечной доход церквей (до 3000000 рублей), тоже назначенный к помещению в банке, и в) ежегодное пособие из казны в 1353000 руб. в течение только 6 лет. Β эти 6 лет все означенные суммы, с приращениями в 5% и за исключением расходов по преобразованию академических учебных округов, по исчислению комитета, должны были составить капитал в 24949000 руб. ассигн. с доходом в 1247450 руб., который вместе с ежегодным свечным доходом должен был давать Святейшему Синоду ежегодную сумму в 4247450. При внимательной экономии, сбережениях и новых пособиях от казны комитет надеялся довести эту сумму со временем до 8 1/2 миллионов, какая действительно требовалась на полное обеспечение как духовных школ, так и всех церковных причтов (от 300 до 1000 руб. на каждый). Но все эти грандиозные расчеты расстроились в самом непродолжительном времени частью вследствие утаек приходами экономических и свечных сумм, частью вследствие вскоре постигших Россию бедствий 1812 года, при нашествии Наполеона.

2. Влияние войны 1812 г. на жизнь Церкви

Бедствия эти вместе с Россией разделяла и Православная Русская Церковь. Среди необычайного подъема религиозных и патриотических чувств при нашествии грозного врага, как будто снова воротилось то время нашей истории когда вера и Церковь стояли на страже православной Руси и выручали ее из всех бед, выпадавших на ее долю. Архиереи и монастыри, как в старину, жертвовали на ее спасение свои многолетние сбережения. Из своего нового капитала Св. Синод пожертвовал 11/2 миллиона. Затем, когда вражеские полчища были уже сметены с лица земли Русской, по всему пути их нашествия осталась широкая полоса страшного опустошения; опустошена была и сама Москва с ее вековыми святынями. Как в ней, так и повсюду, где побывал неприятель, приходилось восстанавливать множество храмов и монастырей и помогать разоренному духовенству. На удовлетворение этих нужд Святейший Синод должен был отпустить из своих сумм еще 3 1/2 миллиона. Было много и других пожертвований из новообразованного капитала. Все это, вместе с недоборами при самом его составлении, повело к тому, что в 1815 г., когда он должен был возрасти до 24 миллионов, он едва дорос до 15 - т. е. такой суммы, на проценты с которой можно было содержать только одни духовные школы. На пособие из казны было тоже нечего рассчитывать; во внимание к затруднительному ее положению после тяжелой войны комиссия духовных училищ в 1816 г. решилась отказаться от получения даже обещанной уже ей казенной суммы. После этого новый капитал получил значение исключительно капитала учебного; от выдачи из него окладов на причты пришлось отказаться, и эта часть проекта 1808 г. так и осталась без исполнения.

3. Библейское общество. Министерство духовных дел и народного просвещения

События отечественной войны имели и другое весьма важное влияние на состояние Церкви и высшего церковного управления. Страшные бедствия были для России горнилом очищения от ее недавних галломанских увлечений. Β своем благодарственном молебствии ο спасении от врагов она выразила горькое сознание: «О их же ревновахом наставлениях, сих имеяхом врагов буйных и зверонравных». И начался период реакции против либерального движения XVIII в. К несчастью нашего образованного общества, живя целое столетие чужим умом, оно совсем отстало от своей русской жизни, оттого и реакцию свою стало выражать в чужих же, иностранных формах: отставая от чужого, французского вольнодумства, оно обратилось за религией не к своему русскому Православию, а к чужому же, протестантскому мистицизму разных методистов, квакеров, гернгутеров и т.п. западных сектантов и учителей. Настало время библейских обществ, стремившихся заменить руководство Церкви непосредственным самопросвещением христианина по Библии и с помощью целой массы мистических книжек, распространявшихся по всей России.

Библейское общество возникло в начале 1813 г. в подражание такому же британскому библейскому обществу в Англии и по предложению английских методистов Патерсона и Пинкертона, нарочно явившихся за тем в Петербург. На первых порах они предложили правительству через князя Голицына издавать и распространять библейские книги только между живущими в России инородцами и иностранцами и только на их языках. Государь и кн. Голицын отнеслись к их предложению весьма сочувственно. Государь сам лично записался в члены общества с ежегодным взносом в 10 000 руб. и с единовременным в 25 000. Кн. Голицын принял на себя звание президента в административном комитете общества. После этого в члены общества поспешили записываться все чиновные, сильные и богатые люди как в столицах, так и в провинциях, и дела его быстро пришли в самое блестящее положение. Его отделения и товарищества умножались с каждым годом и своею сетью охватили всю империю до отдаленнейших ее углов; его имущество, состоявшее в деньгах, домах, типографских принадлежностях, лет через 10 простерлось до 2 000 000 руб., несмотря на громадные расходы, какие оно щедрой рукой делало на печатание и на даровую раздачу своих книг и брошюр. Денежные пожертвования в его пользу лились рекой.

Кн. Голицын окружил себя целым штатом библейцев и всевозможных мистиков. Библейское общество поставило себе задачей самое широкое распространение Библии между всеми народами России на их природных языках. Общество отыскивало нужных переводчиков и каждый год издавало новые переводы Библии и частей ее на разных языках в нескольких типографиях сразу (в обеих столицах, в Казани, Вильне, Астрахани и др. местах.), так что к 1825 г. общая цифра его изданий, более чем на 40 языках и наречиях, доходила до 876 000 экземпляров.

Поставив себе задачей распространение царствия Божия на земле, все эти деятели нового христианства стали действовать со всем обычным фанатизмом наших общественных увлечений и причинили Церкви едва ли не более скорби, чем даже деятели XVIII в. С 1813 г. сменен был весь личный состав Святейшего Синода, кроме митрополита Амвросия: прежние члены оказались не соответствовавшими требованиям нового времени. И самому митрополиту стоило немалого труда удержаться на месте без нарушения своих архипастырских обязанностей. Самым дорогим его помощником и поддержкой в это время был Филарет Дроздов, новое яркое светило Церкви.

Манифестом 24 октября 1817 г. было создано обширное двойное министерство духовных дел и народного просвещения с кн. Голицыным во главе, наполненное библейцами и мистиками. Β первом из двух его департаментов – духовном – выражение современных воззрений на Церковь доведено было до последней крайности: Святейший Синод был поставлен в его ведомстве совершенно в таком же положении и значении, как евангелическая консистория, католическая коллегия, духовные управления армян, евреев и других иноверцев. Β довершение всего Голицын передал свою обер-прокурорскую должность другому лицу, кн. Мещерскому, поставив его в прямое себе подчинение, так что обер-прокурор стал представлять в Синоде лицо не государя, а только министра.

4. Борьба с мистицизмом и закрытие библейского общества

Долготерпение митрополита Амвросия наконец истощилось, и он высказался против министра. После этого он найден был не соответствовавшим своему посту и в марте 1818 г. уволен из Петербурга в Новгород с оставлением при одной Новгородской епархии. Через 2 месяца он скончался. На место его назначен черниговский архиепископ Михаил Десницкий, добрый и кроткий святитель, известный своим проповедничеством еще с того времени, как он служил священником (до 1796 г.) при московской церкви Иоанна Воина. Партия министра при назначении его немало, вероятно, рассчитывала на его несколько мистическое направление, но соблазн и гнет мистицизма так усилились, что в 1821 г. довели до столкновения с министром и этого кроткого митрополита. Он обратился к государю с убедительным посланием, умоляя его спасти Церковь Божию «от слепотствующего министра». Письмо это поразило императора, тем более, что всего через 2 недели после его отправки митрополит скончался. С этого времени начался заметный поворот дел против Голицына, поддержанный между прочим другим сильным любимцем Александра, соперником Голицына, графом Аракчеевым. Митрополитом был назначен Серафим (Глаголевский) Московский, известный в кругу иерархов своим строго консервативным направлением. Он с самого же начала высказался против библейского общества и вступил с ним в борьбу.

B качестве передового бойца в этой борьбе явился Юрьевский архимандрит Фотий Спасский, из недоучившихся студентов Петербургской академии, человек с сильной волей, пренебрегавший всякими страхами человеческими, успевший приобрести себе много поклонников в высшем обществе своим строгим аскетизмом, странным, полуюродивым поведением, и ни перед чем не стеснявшимся обличительным красноречием. Его почитал сам Аракчеев. Богатейшая графиня, благотворительница монастырей, особенно Юрьева, А. А. Орлова-Чесменская была его благоговейной духовной дочерью и держалась в отношении к нему, как самая раболепная послушница. Борьба его против мистицизма началась еще раньше, когда он был законоучителем кадетского корпуса в Петербурге; в 1820 г. его удалили из Петербурга в настоятели Деревяницкого монастыря, где с ним и познакомился граф Аракчеев, посодействовавший его переводу в Юрьев монастырь. С 1822 г., вызванный в Петербург, он с успехом проповедовал против мистиков в разных петербургских гостиных, был y самого государя, заинтересовавшегося его личностью, и своей проповедью об опасностях, грозящих Церкви, произвел на него сильное впечатление.

Другим деятельным членом противоголицынской партии, которого прочили на место Голицына, был президент Российской академии адмирал Шишков, автор «Рассуждения ο старом и новом слоге», горячий порицатель перевода Библии на «простонародное», как он выражался, наречие. Весной 1824 г., когда все было подготовлено к решительным действиям против министра, Фотий сделал на него открытое и грубое нападение в доме графини Орловой: встретив его здесь перед аналоем, на котором лежали крест, Евангелие и дароносица, ревнитель-архимандрит потребовал y него немедленного отречения от лживых пророков и покаяния во вреде, нанесенном Церкви. Голицын убежал из дома взбешенный, а Фотий кричал ему вслед: «Анафема».

После этого Фотий подал государю одно за другим два донесения, в которых резкими чертами описывал весь вред, угрожающий от мистицизма не только России, но и всем царствам земным, законам и религиям, и настаивал на немедленном свержении министра. Донесения эти поддержал на особой аудиенции и митрополит. Государь уступил, и Голицын был уволен как от председательства в библейском обществе, так и от министерства.

Можно сказать, что, несмотря на высокую святость своей задачи, библейское общество имело много темных сторон, поспособствовавших его скорому падению. Прежде всего оно явилось в собственном смысле «делом от человек» и страдало многими отталкивающими человеческими слабостями. Воззвания его главного распорядительного комитета, состоявшего из правительственных и высокопоставленных лиц, везде принимались как административные циркуляры. Принимая их прямо к исполнению, все губернские и епархиальные начальства наперерыв спешили открывать у себя отделения общества и, став во главе их, начинали и сами рассылать такие же воззвания к участию в обществе уездным городничим и протоиереям, а эти через помещиков, исправников и благочинных далее – в сельские волости и приходы. После этого в Петербург тем же, только обратным порядком отовсюду шли пожертвования крайне сомнительной добровольности, требования книг и красноречивые известия о необычайном расходе библейских книг, даже между некрещеными инородцами, и о многочисленных примерах поразительного действия слова Божия на сердца человеческие. Благое дело с самого начала получило казенный характер и, кроме того, запечатлелось печатью своекорыстного ханжества и лицемерия. Далее, самый строй общества и господствующее направление его деятельности должны были отталкивать от него большинство людей, для которых дороги были интересы Православной Церкви. По примеру британского общества, оно поставило себе задачей издавать Священные Книги без всяких вероисповедных примечаний, изъяснений и прибавлений, чтобы устранить из своих изданий всякие вероисповедные особенности. Руководимое разными сектантами мистического направления, общество организовалось, как универсально-христианское, стоящее выше всяких частных церквей, представляющих якобы только узкие и искаженные частные формы единой универсальной «внутренней» церкви, в том числе выше и Православной Греко-Российской церкви. Духовные лица сначала вовсе не допускались в состав библейского комитета, потом с 1815 г., когда в члены его были избраны некоторые архиереи, архимандрит и протоиерей, они допущены были к участию в его заседаниях, но наравне с представителями всех других христианских вероисповеданий. Издания библейские выходили в свет с одобрения только его собственных духовных членов, помимо Святейшего Синода. В заседаниях комитета говорились гордые речи о том, что общество сорвет наконец с Греческой церкви какие-то «обветшавшиеся пелены», откроет ее заблуждения, оживотворит истинную веру и т.п. К обществу льнуло все, что только искало спасения вне Церкви, и оно сделалось органом всевозможных мистических сект. Кроме библейских книг, оно издавало и распространяло еще разные мистические книги и брошюры и наводнило ими все библиотеки, школы и все углы России, где только замечалась какая-нибудь наклонность к чтению.

При императоре Николае, по настоянию Шишкова и митрополита Серафима, указом от 12 апреля 1826 г. общество было наконец закрыто с передачей всего его имущества Святейшему Синоду, и началось даже гонение на все, что его напоминало.

5. Митрополит Московский Филарет (Дроздов)

Митрополит Филарет был сыном небогатого коломенского дьякона (после – священника), родился в 1782 г., учился в коломенской и лаврской семинарии и по окончании курса остался в последней учителем; здесь его заметил, как отличного проповедника, митрополит Платон и в 1808 г. склонил к принятию монашества. К величайшему огорчению престарелого святителя, молодой вития в следующем же году был отнят y него в наставники преобразованной петербургской академии. Β Петербурге митрополит Амвросий принял Филарета под свое особое покровительство и не ошибся, найдя в нем еще более дорогую для себя опору, чем бывший викарий Евгений. Не так встретил юного инока другой сильный член Синода, соперник Амвросия, Феофилакт, забравший тогда в свои руки и комиссию духовных училищ, и всю академию. Он целый год не допускал Филарета до учительства, потом, когда Филарет сделался известен в столице своим проповедническим талантом, в 1811 г. за одну проповедь (на день Святой Троицы ο дарах Святого Духа) чуть не обвинил его в пантеизме. Дело доходило до самого государя и кончилось Высочайшей наградой проповеднику и возведением его в сан архимандрита.Святитель Филарет. Современная икона

Β 1812 г. Филарет был определен ректором академии и получил возможность вытеснить из нее тяжелое и неприятное митрополиту преобладание Феофилакта. Вскоре после этого Феофилакт начал быстро терять свое значение. Β 1813 г. он был уволен на епархию (в Рязань), а в 1817 г. почетным образом удален в Грузию экзархом, где и оставался до смерти. Самым видным членом в комиссии после него сделался Филарет, возведенный в 1814 г. на степень доктора богословия. При открытии нового религиозного движения молодой архимандрит радостно приветствовал его, находя в нем много доброго для веры и увлекательного для своего возвышенного богословского ума, и сделался деятельным членом библейского общества. Оттого он был в постоянно добрых отношениях и к Амвросию, и к кн. Голицыну, и долго служил между ними полезным связующим звеном, с одной стороны, служа поддержкой перед могущественным князем своего архипастыря, а c другой – силой своего богословского ума умеряя по возможности мистические увлечения Голицына. Β 1817 г. он был рукоположен в сан епископа Ревельского – викария митрополита. Но это был уже последний год, до которого еще поддерживалось кое-какое согласие ревнителей мистицизма с церковной иерархией.

Гонение против всего голицынского сильно задело Филарета. Шишков с Аракчеевым потребовали запрещения его катехизисов (полного и краткого) на том основании, что в них не только тексты Священного Писания, но даже «молитвы Верую и Отче наш и заповеди» переведены были на «простонародное наречие». Взволнованный этим нападением, московский святитель в письме к митрополиту Серафиму с силой указывал на то, что катехизисы его были торжественно признаны самим Синодом, и что такое нападение на их достоинство не призванных людей со сбивчивыми понятиями ο церковных делах, которые Символ веры называют молитвой, касается самого Синода и может потрясти иерархию. Но продажа и издание катехизисов были все-таки остановлены; новое издание их (уже с славянскими текстами) последовало в 1827 г.

Более полувека митрополит Филарет удерживал за собою первенство богословского и проповеднического авторитета. После учебных преобразований, в должности ректора академии и члена комиссии духовных училищ, он был одним из главных руководителей духовного образования. В 1814 г. им была составлена подробная систематика или «Обозрение богословских наук». Из академических трудов его получили классическое значение его толкование на 67 псалом и «Записки на Книгу Бытия» и «Начертание библейской истории». Из последующих трудов известны его «Изложение разностей между восточной и западной церквами», «Разговоры между испытующим и уверенным о православии Греко-Российской церкви», «Беседы к глаголему старообрядцу» и особенно его Катехизисы, на которых воспитывались в религии все молодые поколения русских людей с 1820 х годов до последнего времени. Его слова и речи, по глубине и силе своего богословского содержания, по высокому истинно церковному красноречию, крепкой диалектике, сжатому, но художественному языку, представляют, можно сказать, высшую степень развития проповедного слова, назначенного для образованного и несколько мыслящего общества, а его письма, мнения и резолюции, изданные после его смерти – неистощимый запас мудрости и советов не только для духовных, но и для светских администраторов и разных практических деятелей.

6. Начало перевода Библии на русский язык

Одной из наиболее важных заслуг XIX столетия для христианского просвещения народа был перевод Священного Писания на русский общепонятный язык. В 1815 г. государь задал библейскому обществу важную задачу «доставить и россиянам способ читать слово Божие на природном российском языке». Святейший Синод поручил комиссии духовных училищ приискать для того переводчиков. Таковыми явились ректор Петербургской академии Филарет, профессоры Г. Павский и архимандрит Моисей и ректор семинарии Поликарп. К 1818 г. они перевели все Евангелия, к 1819 г. – Деяния, к 1821 г. – окончили весь Новый Завет, а в 1822 г. – Псалтирь. Все эти переводы разошлись чрезвычайно быстро в нескольких изданиях (Псалтири в один год в 12 изданиях) в громадном числе экземпляров. Перевод Ветхого Завета затянулся – в 1825 г. отпечатан был только первый его том (до кн. Руфь включительно), но и тот не был выпущен в свет за скорой кончиной государя и за последовавшим за тем закрытием самого общества.

После закрытия библейского общества ревнители, к сожалению, смешали при этом с библейским обществом и собственно дело библейское, само по себе святое и спасительное. Уже совсем приготовленная к выпуску, I часть перевода Ветхого Завета была остановлена и положена под спуд. Этого мало – стали отрицать самую надобность перевода Священного Писания на русский язык, будто бы, по мнению Шишкова, совершенно негодный для выражения на нем высоких истин веры, представляющий собою язык простонародья, рынка, театра и могущий только профанировать Священное Писание. В 1826 г., когда митрополит Филарет, шире всех смотревший на дело, завел в Синоде речь о продолжении перевода Священного Писания, митрополиты Серафим и Евгений решительно высказались против этого предложения, и эта деятельность была на время остановлена.

Проверочные вопросы:

  1. Какие преобразования в церковной жизни произошли при императоре Александре I?
  2. Какую помощь оказывала Церковь во время войны 1812 г. и по ее окончании?
  3. Как в России появилось библейское общество? Что в его работе было положительного и что отрицательного?
  4. Как изменилось положение Святейшего Синода после образования министерства духовных дел и народного просвещения в 1817 г.?
  5. Кто были основные борцы против библейского общества? Какие действия они предпринимали?
  6. Что вам известно о митрополите Московском Филарете (Дроздове)? Каким образом борьба с библейским обществом задела святителя?
  7. Почему начатое дело перевода Священного Писания на русский язык было остановлено в 1826 г.?

Источники и литература по теме

Источник:

  1. Филарет (Дроздов), митрополит Московский и Коломенский, свт. Разговоры между испытующим и уверенным о Православии. [Электронный ресурс]. – URL: http://predanie.ru/filaret-drozdov-mitropolit-moskovskiy-svyatitel/book/74872-razgovory-mezhdu-ispytuyuschim-i-uverennym-o-pravoslavii/ (дата обращения: 21.11.2017).

Основная учебная литература:

  1. Знаменский П.В. История Русской Церкви. М.: Крутицкое Патриаршее Подворье, 1996.

Дополнительная литература:

  1. Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. В 2-х тт. Минск, 2007.
  2. Смолич И.К. История Русской Церкви. 1700-1917 гг. [Электронный ресурс]. – URL: http://predanie.ru/smolich-igor-kornilevich/book/72715-istoriya-russkoy-cerkvi-1700-1917-gg/ (дата обращения: 21.11.2017).
  3. Житие святителя Филарета (Дроздова), митрополита Московского и Коломенского. Православие.Ru. [Электронный ресурс]. – URL: http://predanie.ru/smolich-igor-kornilevich/book/72715-istoriya-russkoy-cerkvi-1700-1917-gg/ (дата обращения: 21.11.2017).

Видеоматериалы:

Сухова Н.Ю. Лекция 29. Русская Православная Церковь в XIX веке

 

 

 

 

Источники и литература по теме

Источник:

  1. Филарет (Дроздов), митрополит Московский и Коломенский, свт. Разговоры между испытующим и уверенным о Православии. [Электронный ресурс]. – URL: http://predanie.ru/filaret-drozdov-mitropolit-moskovskiy-svyatitel/book/74872-razgovory-mezhdu-ispytuyuschim-i-uverennym-o-pravoslavii/ (дата обращения: 21.11.2017).

Основная учебная литература:

  1. Знаменский П.В. История Русской Церкви. М.: Крутицкое Патриаршее Подворье, 1996.

Дополнительная литература:

  1. Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. В 2-х тт. Минск, 2007.
  2. Смолич И.К. История Русской Церкви. 1700-1917 гг. [Электронный ресурс]. – URL: http://predanie.ru/smolich-igor-kornilevich/book/72715-istoriya-russkoy-cerkvi-1700-1917-gg/ (дата обращения: 21.11.2017).
  3. Житие святителя Филарета (Дроздова), митрополита Московского и Коломенского. Православие.Ru. [Электронный ресурс]. – URL: http://predanie.ru/smolich-igor-kornilevich/book/72715-istoriya-russkoy-cerkvi-1700-1917-gg/ (дата обращения: 21.11.2017).