17. Русская Церковь при Святейшем Патриархе Филарете

Цель занятия – рассмотреть положение и деятельность Патриарха Филарета.

Задачи:

  1. Рассмотреть возвращение из плена и избрание Патриархом митрополита Филарета.
  2. Рассмотреть и дать характеристику деятельности Патриарха Филарета по решению церковных и государственных вопросов.
  3. Рассмотреть работу типографии и организацию школы при Патриархе Филарете.
  4. Рассмотреть положение Патриарха Филарета и его роль в восстановлении государства после смуты.

План занятия:

  1. Совместно со слушателями кратко вспомнить содержание предыдущего занятия.
  2. Познакомить слушателей с содержанием занятия, используя иллюстрации и видеоматериалы.
  3. На основе проверочных вопросов провести обсуждение-опрос по теме занятия.
  4. Задать домашнее задание: прочитать основную литературу и источник, по возможности, ознакомиться с дополнительной литературой и видеоматериалами.

Источники и литература по теме

Источник:

  1. Правила Святых Апостолов и Вселенских соборов с толкованиями. (См.: Правило 95 Шестого Вселенского Собора, Трулльского иначе Пято-Шестого Собора). [Электронный ресурс]. – URL: https://azbyka.ru/otechnik/Nikodim_Milash/pravila-svjatyh-apostolov-i-vselenskih-soborov-s-tolkovanijami/246 (дата обращения: 19.10.2017).

Основная учебная литература:

  1. Знаменский П.В. История Русской Церкви. М.: Крутицкое Патриаршее Подворье, 1996.
  2. Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. В 2-х тт. Минск, 2007.
  3. Макарий Булгаков, митр. История Русской Церкви. [Электронный ресурс]. – URL: https://azbyka.ru/otechnik/Makarij_Bulgakov/istorija-russkoj-tserkvi/ (дата обращения: 19.10.2017).

Дополнительная литература:

  1. Владислав Цыпин, прот. Церковное право. [Электронный ресурс]. – URL: http://lib.pravmir.ru/library/readbook/1475# (дата обращения: 28.10.2017).
  2. Богданов А.П. Русские патриархи (1589-1700): В 2 т. М.: ТЕРРА; Республика, 1999.

Ключевые понятия:

  • Патриарх;
  • Собор;
  • Книгопечатание;
  • Школа.

Содержание (открыть)

Проверочные вопросы:

  1. Как произошло освобождение митрополита Филарета из плена и его возведение в сан Патриарха?
  2. Какой вопрос решался на земском соборе, который состоялся вскоре после наречения Патриарха Филарета?
  3. Какую роль сыграл Иерусалимский Патриарх Феофан в деле справщиков архимандрита Дионисия, старца Арсения Глухого и Ивана Наседки?
  4. Каким образом на Соборе 1620 г. было решено принимать в Православие католиков и протестантов? Какое решение было принято в отношении «белорусцев»? Как повлияли на ход обсуждения данных вопросов личные взгляды Патриарха Филарета?
  5. Как было поставлено книгопечатание при Патриархе Филарете?
  6. Какие действия были предприняты Патриархом Филаретом для устройства на Руси школы?
  7. Каким было положение Патриарха Филарета? Какое значение это имело для государства, в целом?

Иллюстрации:

Патриарх Филарет. Портрет работы Никанора Тютрюмова. XIX в.Патриарх Филарет. Портрет из царского титулярникаЦарь Михаил Фёдорович Романов

Царь Михаил Фёдорович РомановЛицевое изображение царя Михаила Романова. Из Титулярника 1672 года

Видеоматериалы:

 

 

Патриарх Филарет. Портрет работы Никанора Тютрюмова. XIX в.1. Возвращение из плена и избрание Патриарха Филарета

2. Деятельность Патриарха Филарета

3. Церковно-книжное дело при Филарете

4. Начало школы

5. Характеристика Патриарха Филарета

1. Возвращение из плена и избрание Патриарха Филарета

Смутное время кончилось, но тяжелые следы его долго не изглаживались в русской жизни. В первые годы царствования Михаила шайки воровских казаков и литовцев ходили по всем областям, производя опустошения. Монастыри и церкви подвергались разграблению и разорению. Церковный порядок пришел повсюду в расстройство, а от наплыва на Русь иноземных, католических и протестантских влияний ослабела и религиозная жизнь, особенно в высших классах. Между тем от самой смерти Гермогена до 1619 года Русская Церковь оставалась без Патриарха. После смерти Ефрема Казанского, венчавшего царя Михаила на царство, с конца 1613 года церковными делами управлял митрополит Иона Крутицкий, человек мало к тому способный как по своему недальнему образованию, так и по недостаткам своего мелочного, упрямого и мстительного характера.

Одною из главных забот царя Михаила Федоровича с самого избрания его на престол была забота освободить из плена своего отца митрополита Филарета Никитича. С этою целью еще в 1613 г. все представители Русской земли, земский Собор писали из Москвы по воле своего государя к польскому королю Сигизмунду и предлагали ему прекратить войну и разменяться пленными. В следующем году такую же грамоту послали московские бояре в ответ польским и литовским панам радам, изъявившим согласие начать переговоры, о чем тогда же известили и своих соотечественников, находившихся в плену у поляков, а к Филарету Никитичу написал и сам государь и послал к нему сретенского игумена Ефрема, который и оставался при нем до конца плена. В конце 1618 г. долгие переговоры все же окончились заключением перемирия между Россиею и Польшею на четырнадцать лет и шесть месяцев, а размен пленных, когда освободился из неволи и митрополит Филарет, последовал в начале лета 1619 г. Таким образом, Филарет пробыл в плену восемь с лишним лет. Этот продолжительный плен, соединенный с тяжкими лишениями для Филарета, чрезвычайно возвысил его в глазах всех сынов России: на него смотрели как на мученика, пострадавшего за отечество и за православную веру от поляков.

За пять верст от Москвы вышел навстречу Филарету сам государь со всем своим царским синклитом и бесчисленным множеством народа и поклонился в ноги своему отцу митрополиту, а последний также поклонился своему сыну государю, между тем как свидетели этого трогательного свидания проливали слезы. В самой Москве встретили Филарета духовные власти с крестами и иконами за каменным городом, откуда он пошел в соборы Успенский и Благовещенский для поклонения святыне и затем, посетив царя в его палатах, остановился на Троицком подворье. Это было 14 июня. Столица торжествовала: во всех церквах ее и монастырях пелись благодарственные молебны со звоном. Царь велел освободить узников из темниц, заложил в Москве церковь во имя пророка Елисея, празднуемого 14 июня, и дал обет сходить на богомолье по монастырям, в которых находились мощи и чудотворные иконы, что потом и исполнил.Патриарх Филарет. Портрет из царского титулярника

Едва прошло несколько дней со времени возвращения митрополита Филарета, как совершилось его избрание и наречение в Патриарха. В Москве находился тогда Иерусалимский Патриарх Феофан, прибывший к нам ради милостыни.

2. Деятельность Патриарха Филарета

Первое действие нового Патриарха Московского и всея России было посвящено благу отечества. Царь Михаил Феодорович в своей окружной грамоте от 3 июля 1619 г. к воеводам и другим начальникам городов и областей, извещая всех о возвращении своего родителя из Польши, об избрании и поставлении его на патриаршество, писал, что, как только совершилось Божиею помощию то великое дело, «великий государь» святейший Патриарх Филарет Никитич вместе с митрополитами, и архиепископами, и всем освященным Собором приходил к нему, государю, и советовал ему об устроении земли Русской, разоренной и опустошенной польскими и литовскими людьми и своими ворами. Патриарх и прочие святители указывали на то, что подати собираются с народа по писцовым и дозорным книгам весьма несправедливо, так как писцы и дозорцы, которые посланы были после московского разорения сделать народную перепись, писали те книги пристрастно, отчего одним теперь легко, а другим тяжело и всем людям Московского государства скорбь конечная; что многие посадские люди из замосковных и заукрайных городов, уклоняясь от платежа податей, переселились в Москву и другие города, а многие с тою же целью заложились в закладчики боярам и другим владельцам; многие действительно потерпели разорение и нуждаются в льготах, и еще многие терпят насилия и обиды от бояр и всяких чинов и нуждаются в обороне. Царь созвал земский Собор и вместе с Патриархом и прочим духовенством, а также с боярами, окольничими и всеми думными людьми Московского государства приговорил, чтобы общенародная перепись была произведена вновь со всею справедливостью и чтобы из всех городов были высланы в Москву выборные люди по два из духовенства, дворянства и посадских и сами подробно заявили правительству о местных нуждах своих городов и уездов.

На Патриарха Филарета пала также обязанность ликвидировать ряд назревших и застоявшихся злободневных церковных дел. Неумное ведение дела местоблюстителем митрополитом Ионой о книжных исправлениях, превратившее архимандрита Дионисия, старца Арсения Глухого и Ивана Наседку в настоящих страдальцев, было ясно даже чужому гостю, прибывшему Патриарху Феофану, который, узнав в чем дело, «подаде Дионисию руку помощи, да вознесется правда его». По-видимому, это воздействовало и на царя, и на Филарета. Когда Москва встречала Филарета, бывшие узники были уже на свободе в числе встречавших. Наседка подал уже новому Патриарху целый доклад. Через неделю по посвящении Патриарха, 2-го июля, от имени обоих Патриархов Ионе Крутицкому предложено было представить на соборный пересмотр все дело Дионисия. На соборе, кроме двух Патриархов, присутствовал и сам царь. Дионисий «стоял в ответе» больше 8 часов. Дионисий свободно опроверг все возведенные на него небылицы и клеветы. Клеветники, включая и митрополита Иону, были посрамлены. А Дионисия похвалил и сам царь. Следуя его примеру, и Патриархи с митрополитами, архиепископами, епископами и всем освященным собором, приветствовали Дионисия, лобызали его и благословляли.

С великой честью и дарами Дионисий возвращен был на свое место настоятеля Троице-Сергиевой Лавры. Вскоре его там посетил Патриарх Феофан и, в виде особого дружеского жеста, возложил на него свой собственный клобук греческого образца, конечно, не белый. Так началось видоизменение русского обряда в московских пределах по образцу греческому, что в юго-западной литовской Руси уже в значительной мере было распространено.

Арсений Глухой был утвержден в звании главного справщика и много потрудился при выпуске новых книг из царской типографии. Ивану Наседке разрешено священнодействовать на почетном положении ключаря Успенского собора.

Царь Михаил Фёдорович РомановПатриарх Филарет, однако ж, не решился вычеркнуть добавку в чине водоосвящения: «и огнем». Он велел впредь печатать без перемен, но с примечанием к этому месту: «быть сему глаголанию до соборного указу». Филарет просил Патриарха Феофана перед его отъездом в феврале 1620 г. прислать за подписью всех Патриархов ряд выписок из древних Требников. Лишь через 5 лет, в апреле 1625 г., пришел отклик с медлительного Востока. Прибыл от Патриархов Иерусалимского и Александрийского посланец с письмами, отвергавшими «и огнем». И только в декабре 1625 г. Филарет указал отобрать старые тексты, замарать в них «и огнем» и сделать разъяснительное примечание на поле.

Другим злободневным вопросом, которому Патриарх Филарет уделил особое, близкое его сердцу внимание – был вопрос о чиноприеме в Православие и чистых латинян, и униатов, и вообще «ляхов и литовских людей», крещенных не в три погружения. Принимать, но каким чином? Первым ли: через перекрещивание; вторым ли: через миропомазание; или третьим: через покаяние? Патриарх Филарет, настрадавшийся от поляков и не имевший никакого богословского образования, склонен был занять самую крайнюю нетерпимую позицию. До сведения Филарета дошло донесение двух московских священников, что митрополит Иона не велел им крестить принявших Православие ляхов, Яна Слободского и Матфея Свентицкого, а, миропомазав, допустить к Причащению. Делалась ссылка по указанию Ионы на древнерусскую практику по Вопрошанию Кирика к Нифонту. Патриарх вызвал к себе на объяснение митрополита Иону и упрекал его, что Иона якобы вводит нечто новое, не приказывая перекрещивать латинян. Чтобы подавить Иону авторитетом, Патриарх поставил вопрос на повестку очередного пленума освященного собора 1620 г. С обвинительной речью на нем выступил сам Филарет, доказывая, что еретическое крещение не есть крашение, но «паче осквернение». Вот Патриарх Игнатий за то и низвергнут, что не крестил Марину. Патриарх Ермоген требовал крещения королевича Владислава. В ту пору по приказу Ермогена Филарет сам изучал канонические правила и убедился, что все еретики не имеют действительного крещения. Вся богословская логика Патриарха Филарета свидетельствует о страшном понижении уровня знаний у тогдашней русской иерархии и особенно у самого Филарета от страстного озлобления на латино-поляков. Патриарх Филарет говорил: «латиняне – папежники суть сквернейшие и лютейшие из всех еретиков, ибо они приняли в свой закон проклятые ереси всех древних, эллинских, жидовских, агарянских и еретических вер, и со всеми погаными язычниками, со всеми проклятыми еретиками обще все мудрствуют и действуют». Ученая диалектика у Филарета была такова. В 95-м правиле VI Вселенский Собор (т. е. Трулльский), обобщая нормы воссоединения с церковью еретиков, одних из них (ариан, македониан, новатиан) предписывает присоединять через Миропомазание; других, более чуждых – через Крещение: таковы – павлиане, евномиане, монтанисты, манихеи, валентиане, маркиониты. Но Филарету угодно причислять латинян к этой последней категории, ибо ему кажется, что «в латинских ересех все те ереси есть – суть». Не стесняясь никакими архивно-историческими справками, просто, так сказать, на глазомер, Филарет заявляет: «в нашем московском государстве, с самого его основания, никогда не бывало, чтобы еретиков латинян и других еретиков не крестили». Подсудимому Ионе велено было выслушать записку, составленную Ермогеном и дополненную Филаретом. В собранных цитатах, конечно, не говорилось о латинянах, а только о древних ересях, но записка произвольно и максимально утверждает, что латинство есть итог и хранилище решительно всех древних ересей. Признаки и доказательства берутся без всякой системы главным образом из поверхности латинства и даже из протестантства и новых сект его, т. е. из всего западного христианства. Латиняне якобы переняли: 1) субботний пост в четыредесятницу от мелхиседекиан, жидов, армян; оттуда же – дозволение есть сыр и яйца по воскресеньям великого поста, и, конечно, целогоднее празднование субботы; 2) безбрачие духовенства взяли у монтанистов, равно и случаи совпадения христианской Пасхи с иудейской; 3) обливательное крещение заимствовали от евномиан; 4) от ариан – крещение в одно погружение и запрещение молитв за умерших. Последние два обвинения явно относятся к крайнему виду протестантизма – к социнианству.

В такой атмосфере немыслимо было давать какие-то компромиссные объяснения и выводы. Иона просто был раздавлен, смирился, просил прощения и сам подписал соборное постановление, после чего получил разрешение на архиерейское священнодействие. Так был подтвержден и обобщен и раньше практиковавшийся, но не генерально, обычай Русской Церкви – перекрещивания латинян.

Но жизнь всегда родит разнообразие комбинаций и казусов. Через две недели пришлось собрать второе заседание того же собора для приложения радикального принципа к отдельным казусам. Поставлен был вопрос: как, каким чином принимать в московское православие русских из Литвы и Польши («белорусцев»)? Филарет и по личному опыту своего долговременного плена в тех краях знал и сообщил собору о создавшемся там разноверии. «Белорусцы» были и православные, и униаты и кальвинисты. Но в практических предписаниях собора Филарет провел радикальную строгость, не с догматической точки зрения, а с чисто обрядовой, и через это почти уравнял и православных «белорусцев» с униатами и кальвинистами. Так как практика обливательной формы крещения и тогда уже становилась в тех краях преобладающей, то Филарет установил почти всеобщее перекрещивание, за одно обливание: 1) «Когда кто… истинный христианин греческого закона» должен быть принят в состав московского православия, то предстоит тщательное исследование: «истинно ли он крещен в три погружения, или через обливание? Если сам скажет, что он крещен в своей земле, а у них в крещении обливают, то его… совершенно крестить в три погружения»; 2) «Если… поп крестивший» данное лицо «поминает папу» (другими словами – если мы имеем дело с униатским крещением), «то… совершенно крестить в три погружения». И сверх того, присоединяемый проклинает еще все латинские ереси; 3) Некоторая мягкость допущена по отношению к тем, кто будет горячо доказывать свое православное крещение в три погружения и миропомазание, хотя бы и без свидетелей. Таких отдавать на исповедь специальную отцу духовному и, по его ходатайству, с разрешения архиерейского, присоединять третьим чином; 4) «Белорусцев», которые с детства были в протестантских ересях, особенно в социнианстве, и затем в зрелом возрасте крещены, но униатским попом, предписано «также крестить совершенным крещением». При этом, кроме крещального младенческого отрицания от сатаны, они должны произносить анафематствование и латинских и протестантских ересей.Царь Михаил Фёдорович Романов

Так, благодаря острому оттолкновению Филарета от западной заразы, Русская Церковь не увлеклась массовым принятием родных соплеменников, строго вменяя им малейшую заразу в деле веры. Дезинфекция была строгая. В 1623–24 гг., например, было принято всего несколько десятков «белорусцев». Среди них были и чисто православные монахи, иеромонахи, игумены. Обливательное крещение при этом не признавалось – все перекрещивались и затем, если нужно, перепосвящались.

3. Церковно-книжное дело при Филарете

Патриарха Филарета, как здравого политика, очень беспокоил недостаточный запас церковных книг на фоне быстро развивавшегося в Европе книгопечатания. Он понимал книжную скудость Русской Церкви и очень ревновал об ее восполнении. Время междупатриаршества было периодом увядания церковного книгопечатания. Филарет о нем возревновал. В 1620 г., типография, временно после пожара работавшая в Кремле, перенесена на старое место на «Никольском Крестце», и в ней было уже 70 печатных станков. В качестве справщиков при типографии состояли по тогдашнему времени высоко грамотные люди. Трое из них знали греческий язык: старец Арсений Глухой, Богоявленский игумен Илия и мирянин Григорий Онисимов. С ними работали еще старец Антоний Кралев и известный протопоп Иван Наседка. Для них отведена была особая комната, «палата» так называемая «Правильная». При справщиках состоял вспомогательный штат чтецов и писцов. Работали на совесть, по документам, не довольствуясь догадками от своего разума. Пособием служила богатая коллекция пергаменных и бумажных, по возможности самых древних рукописей. Собраны были они по особому указу царя и Патриарха. Так образовалось начало знаменитой «Типографской Библиотеки» рукописей в Москве. Из Московской типографии за время Патриарха Филарета вышло печатных изданий книг больше, чем за все время русского книгопечатания от его начала при Грозном. Цикл богослужебных книг был напечатан полностью и некоторых даже по много изданий. Вся Минейная «Библиотека» в 12-ти томах была напечатана полностью, равно как Октоих и Каноник. В двух изданиях вышли: Триодь Цветная, Шестоднев, Учительное Евангелие. В трех изданиях явились: Евангелие, Псалтирь Следованная, Триодь Постная, Типикон. В 4-х изданиях: Апостол, Требник, Минея Общая. В 5-ти изданиях: Часослов. В 6-ти: Служебник. На титульных листах всех книг значится благословение Патриарха, а у некоторых из них отмечено и личное его свидетельствование. В послесловиях не раз отмечено, что изданные книги исправлялись по древним харатейным славянским спискам, но нигде не сказано, чтобы они сличались с текстом греческим, будь то рукописным, или новопечатным. Детальной построчной проверки этого факта наша наука еще не проделала. И, вероятно, инструкция сверху, от Патриарха Филарета удерживала от последовательного греческого критерия. Справщики ей покорялись, но не могли, как знающие греческий, не пользоваться последним во всех случаях выбора наилучшего из тех или иных русско-славянских вариантов.

Не имея единого обязательного мерила правильного текста, справщики добросовестно сознавались в послесловиях, что наверно они допустили разные погрешности и потому просили у богослужебных исполнителей снисхождения и прощения. Как люди исследовательского опыта, они были чужды буквоедного понятия о непогрешимости текстов. Эта добросовестная скромность метода их работы не приводила к механическому единообразию текста. И в разных богослужебных книгах их изданий те же молитвословия напечатаны с разными вариантами.

Царь и Патриарх, заботясь и о полноте богослужения и о приведении его к однообразию, щедро рассылали книги по церквам без коммерческой выгоды, по себестоимости, а в далекую Сибирь даже и совсем бесплатно.

Патриарх Филарет долгое время не запрещал употребления церковно-славянских книг, богослужебных и учительных, вышедших из типографий Львовской, Виленской, Супрасльской, Киево-Печерской и др. Издания эти давно расходились в Московских пределах и стояли на полках библиотек у самих Патриархов. Но в 1627 г. Филарет испугался этой бесконтрольности и решил применить к ним особую, строгую цензуру.

Споры о содержании книг всякий раз довольно ярко вскрывали пред руководителями Руси после Смуты недостаточность ее просветительных средств и необходимость перевооружиться не только политически, военно, социально экономически, но и культурно, духовно, школьно. Соблазны возникали за соблазнами. Сама Смута была общим и глубоким соблазном народа. Теперь наступил период успокоения и укрепления страны не только материального, но и духовного. Вопиющая отсталость Москвы от взволнованного реформацией Запада и даже от гонимого в Польше русского Православия состояла в полном отсутствии систематической общей и богословской школы. Как не еретичен был Запад, как ни латинизована была соседняя Литовская Русь, но сила Запада и Литвы была в просвещении, основанном на систематической школе. Итак, пред умами церковных людей вырос незаметно вопрос об учреждении на Руси школы.

4. Начало школы

Патриарх Филарет, сильно предубежденный против даже западнорусских православных школ, завел переписку с греками. В результате ее, в 1632 г., в Москву прибыл протосинкелл Александрийского Патриарха Кирилла Лукариса, архимандрит Иосиф, ученый, бывавший в Западной Европе, но знавший и славянский язык, частично и русский. Еще иеромонахом он посылался тем же Патриархом Кириллом в Киевские пределы «для науки и утверждения веры». Там он пробыл около двух лет. Еще в 1623 г. он из киевщины наезжал и в Москву за милостыней. Москва его знала и захотела его удержать в качестве организатора задуманной школы. Он согласился. К Патриарху Кириллу в 1632 г. от имени царя и Патриарха было послано письмо с просьбой уступить Москве Иосифа: «быти ему в нашем государстве и служити нам духовными делы: переводити ему греческие книги на словенский язык и учити на учительном дворе малых ребят греческого языка и грамоте, да ему же переводити книги с греческого языка на словенский язык на латинские ереси». В следующем 1633 г. Патриарх Кирилл Лукарис, ставший уже Константинопольским Патриархом, прислал царю и Патриарху ряд греческих книг против латинства для перевода их Иосифом. Писал, что по просьбе царя и Патриарха он продолжает подыскивать и других учителей для Москвы. Но учителя не подъехали, Иосиф в 1634 г. скончался, и греческая школа с ним временно закрылась. Еще раньше, за несколько месяцев в 1633 г. умер сам Патриарх Филарет в возрасте около 80 лет, не насадив и не укрепив техники просвещения, до идеи которого он, как и вся Русь, дошли, так сказать, горьким эмпирическим путем. Школьный вопрос временно замирает до правления Патриарха Иосифа, до 1640 г. и 1645 г.

5. Характеристика Патриарха Филарета

Патриарх Филарет являет собой на фоне других русских иерархов особую фигуру по своему исключительному положению родного отца царя. Он «соцарствовал» своему сыну. Все прошения – челобитные подавались на имя не одного только царя, но вместе и «Великого Государя, Святейшего Патриарха». Доклады о государственных делах выслушивались царем совместно с Патриархом. Указы и грамоты верховной власти в большинстве писали от лица двух суверенов. Иностранные послы представлялись также им обоим, иногда и отдельно Патриарху, но с тем же полным церемониалом. Во время отъездов из Москвы того или другого, царь и Патриарх по государственным делам сговаривались путем переписки. Иногда по чисто государственным вопросам распоряжения давал один Филарет.

Лицевое изображение царя Михаила Романова. Из Титулярника 1672 годаИсключительная полнота власти Патриарха Филарета оставила свой след в расширении судебной и финансовой власти в его обширной патриаршей епархии. В пределы ее входило более сорока городов. И вот царским указом 1625 г. в пределах ее были отменены все так называемые «несудимые грамоты» отдельных церквей, монастырей, и все последние были переданы во власть патриаршую. По всем делам административным и судебным, кроме всегдашнего исключения дел уголовных: «разбойных, татиных и кровавых», рядили и судили патриаршие бояре и чиновники. Все бывшие государственные пошлины и дани, и свои церковные новые оброки и дани, все ведались и поступали в казну Патриарха. Конечно, такая широта власти Патриарха не существовала ни до, ни после Филарета, но все же в длительном состязании между нуждами чисто государственными и бытовыми привилегированным самосознанием иерархии этот эпизод личных Филаретовых привилегий был на пользу закрепления устаревших уже к половине ХVII века пережитков былого, удельно-государственного положения Русской Церкви.

Особо важную роль сыграла личность Филарета в укреплении власти царя пред лицом боярских претензий после Смутного времени. Помимо веса отца царя, Филарет своим высшим иерархическим авторитетом реализовал номинальное самодержавие Михаила, облекая его в сакральные одежды. После Смуты, разлагающей и профанирующей мистику всякой власти, это невесомое Филаретово воздействие на укрепление верховной власти было бесспорно его исторической заслугой. Да и вообще, как не богослов и не искушенный в вопросах церковных, Филарет был на своем месте соправителя государственного. Это сознавали и современные ему иерархи.

Филарет, живший психологией правителя государства, и своей внешностью был похож более на боярина, чем на клирика. Сохранился его портрет. Он уже усвоил этот европейский барский обычай – увековечивать себя на портретах. Мантия его похожа на боярскую шубу, внизу не сцеплена, полы расходятся нараспашку. Борода и усы ровно подстрижены, волосы тоже полудлинные «а ля мужик». В приходорасходных книгах Патриаршего Приказа значится, что каждые два месяца к Патриарху Филарету приходил чудовский иеромонах Ермоген и за 8 алтын (т. е. за 24 коп.) подновлял Патриарху волосы, бороду и усы.

После 14-летнего правления Патриарха Филарета власть царя Михаила была закреплена. Но было еще не мало тревог за династию. Поэтому Филарет еще при жизни своей наметил, какого склада ума и воли должен быть по смерти его около его сына Михаила новый Патриарх. Михаил с возрастом стал тверд во власти, научившись тому у отца, пред которым и он вместе с боярами трепетал. Нужно было эту властность Михаила поставить несравнимо выше всякой фигуры Патриарха. Поэтому Филарет подыскал человека неглупого, но незаметного, почти безличного.

Проверочные вопросы:

  1. Как произошло освобождение митрополита Филарета из плена и его возведение в сан Патриарха?
  2. Какой вопрос решался на земском соборе, который состоялся вскоре после наречения Патриарха Филарета?
  3. Какую роль сыграл Иерусалимский Патриарх Феофан в деле справщиков архимандрита Дионисия, старца Арсения Глухого и Ивана Наседки?
  4. Каким образом на Соборе 1620 г. было решено принимать в Православие католиков и протестантов? Какое решение было принято в отношении «белорусцев»? Как повлияли на ход обсуждения данных вопросов личные взгляды Патриарха Филарета?
  5. Как было поставлено книгопечатание при Патриархе Филарете?
  6. Какие действия были предприняты Патриархом Филаретом для устройства на Руси школы?
  7. Каким было положение Патриарха Филарета? Какое значение это имело для государства, в целом?

Источники и литература по теме

Источник:

  1. Правила Святых Апостолов и Вселенских соборов с толкованиями. (См.: Правило 95 Шестого Вселенского Собора, Трулльского иначе Пято-Шестого Собора). [Электронный ресурс]. – URL: https://azbyka.ru/otechnik/Nikodim_Milash/pravila-svjatyh-apostolov-i-vselenskih-soborov-s-tolkovanijami/246 (дата обращения: 19.10.2017).

Основная учебная литература:

  1. Знаменский П.В. История Русской Церкви. М.: Крутицкое Патриаршее Подворье, 1996.
  2. Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. В 2-х тт. Минск, 2007.
  3. Макарий Булгаков, митр. История Русской Церкви. [Электронный ресурс]. – URL: https://azbyka.ru/otechnik/Makarij_Bulgakov/istorija-russkoj-tserkvi/ (дата обращения: 19.10.2017).

Дополнительная литература:

  1. Владислав Цыпин, прот. Церковное право. [Электронный ресурс]. – URL: http://lib.pravmir.ru/library/readbook/1475# (дата обращения: 28.10.2017).
  2. Богданов А.П. Русские патриархи (1589-1700): В 2 т. М.: ТЕРРА; Республика, 1999.

Видеоматериалы:

Проф. прот. Владислав Цыпин. Лекция 26. Патриаршество Московское и Западнорусская митрополия

Пятнадцать Пятнадцать Патриархов всея Руси