Воспитание нравственной свободы

Только идеально-добрую свободу можно назвать истинной или нравственной свободой. Достижение её - есть задача нашей жизни. Отличительная черта этой свободы состоит в неуклонном стремлении человека к добру. Ясное сознание внутренней свободы возможно только при чистой нравственной жизни. Если бы человек достиг того состояния, когда для него уже невозможно делать выбор в пользу зла, и он направлял бы себя единственно к добру, то он был бы вполне свободен. О такой именно свободе говорит Иисус Христос: «Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8, 31-32). Только во Христе Иисусе и через Христа человек становится действительно свободным, получая чрез духовное возрождение все необходимые силы. «Если Сын освободит вас, то истинно свободны будете», - говорит Иисус Христос (Ин. 8, 38). Так же учит апостол Павел: «Закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти» (Римл. 8, 2). Наоборот, творящий грех, по учению Священного Писания; есть несвободный человек, а раб: «всякий делающий грех, есть раб греха», - говорит Христос (Ин. 8, 34). И Господь пришел на землю для того, чтобы освободить людей от власти греха и сделать их свободными чадами Божиими. В послании к Римлянам апостол воссылает благодарение Богу за то, что римские христиане, «быв прежде рабами греха, от сердца стали послушны тому образу учения, которому предали себя» (Римл. 6, 17).

Чем меньше человек грешит и чем больше он определяет себя к добру, тем более он становится свободным. Только во всецелом подчинении добру сохраняется истинно-нравственная свобода и достигается ее сущность.

Игнатьев М.И. А жизнь так хороша.

Но почему же, спрашивается, осуществление человеком своего назначения или, что то же, стремление человека к добру и к Богоуподоблению, называется свободой, а следование его злу и греху - рабством? - На этот вопрос ответ должно дать такой: свобода, как мы знаем, есть сила самоопределения человека из своего существа, подчинение самому себе, а не стороннему чему; но по существу своей природы человек есть образ Божий и назначение его Богоуподобление. Следовательно, когда человек стремится к добру и Богу, то он определяет себя по своей истинной и первоначальной природе, он живет, так сказать, в своей настоящей сфере, и свободен, истинно свободен. Напротив, когда он «творит грех», когда он уклоняется от Бога и предается злу, тогда он определяет себя по чуждому началу, посторонней власти, так как грех или зло - чуждо Богозданной природе человека. Зло заставляет человека насильно делать то, что он ненавидит и не делать того, что он хочет: «не еже бо хощу, доброе сие творю, но еще не хощу, злое сие содеваю», - говорит Апостол о греховном человеке (Рим.7:15). Зло является в человеке какой-то внешней, независящей от него, роковой силой, лишающей его свободы и подчиняющей законам противо-естественного поведения и состояния. Нравственное же добро, напротив, дает человеку ощущение истинной свободы, свободы от греха. Добро, доставляя нам нравственное удовлетворение, отвечает сущности нашей природы и не является насилием для последней. Таким образом, только существование добра в выборе и жизни человека служит залогом и показателем его нравственной свободы.

Воспитание такой нравственной свободы - образование нравственного характера; сообщение воле и жизни нравственно-доброго направления - и есть задача земного подвига человека-христианина. Эта задача требует от человека постоянных усилий и неустанной борьбы с греховными влечениями. В этой борьбе, если она ведется правильно и непрерывно, христианин постепенно восходит от силы в силу и достигает такой крепости и нравственного совершенства, которая в начале казались ему недостижимыми. Апостол Павел сравнивает христианина с бегущими на ристалищах атлетами. Как эти последние задавались целью получить земной венец и все усилия употребляют для того, чтобы не уклониться на пути к цели и поскорее достигнуть ее, так должен поступать и христианин, задавшийся целью получить венец небесный. Здесь важно, чтобы человек не успокаивался на достигнутом, не ослаблял своих усилий, подобно великому апостолу языков, который говорил о себе: «Я не почитаю себя достигшим, а только, забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести высшего звания Божия во Христе Иисусе»(Филип. 3, 13-14). Конечно, усилия человека могут быть действенны только при условии благодатной помощи Божией.

По материалам:

Г.Шиманский. Конспект по Нравственному Богословию.

Сайт: www .dorogadomoj.com