Путь к земле обетованной. Последние распоряжения и увещания Моисея.

Прошло сорок лет с того дня, как израильтяне покинули границы Египта. Старое поколение, вышедшее из Египта, постепенно вымирало. За это время подросло новое поколение, воспитанное в пустыне и не знавшее удобств городской жизни. С этим новым, закаленным в пустыне народом, Моисей и направился к границам Ханаана для завоевания обетованной земли. На восток от Кадеша находилось царство Едом, где жили потомки Исава. Территорию этого царства пересекала удобная для караванов дорога, которую называли Царской. Моисей отправил к царю Едомскому послов — просить, чтобы тот пропустил их через свою землю, причем Моисей клялся, что будет строго держаться Царской дороги и сполна заплатит за воду и корм для скота. Но царь, уверенный в своем превосходстве, ответил послам отказом и немедленно выставил у границы войска. Борьба с могучим царем была не в интересах Израиля, поэтому Моисей решил обойти Едом с юга, проследовать на север вдоль его восточной границы и таким путем добраться до левого берега Иордана, за которым простиралась земля обетованная. Едва израильтяне собрались в поход, как заболел первосвященник Аарон. Моисей по повелению Божию на глазах всего народа возвел умирающего первосвященника на гору Ор. Там Моисей снял с Аарона первосвященнические одежды и облачил в них Елеазара, третьего сына Аарона. Так впервые совершился обряд передачи первосвященнического звания от отца к сыну. Аарон умер на горе Ор и был там оплакан и погребен.

После погребения своего первосвященника израильтяне двинулись на юг, к заливу Акаба. Они шли по длинному каменистому ущелью, страдая от недостатка воды и пищи. Утомленные люди стали опять роптать на Бога и Моисея. За это их постигло очередное наказание: в лагере появилось огромное количество ядовитых змей; от их укусов умерли многие люди. Видя наказание Божие израильтяне раскаялись и просили Моисея помолиться о них Господу. Господь повелел Моисею отлить медного змея и прикрепить его на знамя посреди лагеря. И кто из ужаленных смотрел с верою на медного змея, тот оставался живым. Этот медный змей в Ветхом Завете был прообразом Христа, Спасителя. Христос распял с Собою на кресте все наши грехи, и мы теперь, взирая с верою на Него, исцеляемся от своих грехов и спасаемся от вечной смерти (Ин. 3:14-15).

Гюстав Доре. Медный змий.

Когда израильтяне подступили к земле аморреян, живших по восточную сторону Мертвого моря, на пространстве между реками Арноном и Иавоком, то, по обычаю, они отправили посольство с просьбою о пропуске через их землю. Но воинственный царь аморрейский Сигон решительно отказал в этом и с войском выступил против новых пришельцев. Встреча произошла при Иааце, и Сигон потерпел решительное поражение, так что израильтяне овладели всеми его городами. Та же участь постигла и владетеля следующей земли — Ога, царя васанского, землей которого также овладели израильтяне. Таким образом, вся страна по восточную сторону реки Иордана досталась израильтянам, и одна только эта река отделяла их от земли обетованной. Но прежде чем вступить в окончательное владение этой землей, должно было произойти последнее столкновение между избранным народом и миром языческим, — столкновение, которое должно было окончательно решить судьбу того и другого и установить определенные отношения между истинной религией и язычеством, равно как и между царством Бога и царством мира сего. Израиль должен был познать, что языческие народы не только представляют собою по отношению к нему враждебную политическую силу, но и что язычество по самой сущности своей враждебно царству Божию. Они несовместимы между собой, и потому у Израиля не должно быть никакого общения с язычеством, и он даже не может терпеть самого присутствия его на одной и той же земле. Этот важнейший урок преподан был народу израильскому накануне вступления в землю обетованную замечательной историей языческого прорицателя Валаама.

После решительных побед над царями Сигоном и Огом вход в землю обетованную был совершенно открыт для израильтян.  Враги, которые бы могли заградить им путь в нее, или остались позади, или были рассеяны. И вот уже «сыны Израилевы остановились на равнинах Моава, при Иордане, против Иерихона. Но этот успех Израиля, наконец, пробудил крайнее раздражение у моавитян, царь которых Валак, после сомнительного нейтралитета, решил оказать противодействие пришлому народу, который, по его словам, «поядал теперь все вокруг, как вол поядает траву полевую». Но он, в то же время, имея в виду участь царей Сигона и Ога, знал, как опасно выступать против израильтян с оружием в руках. Поэтому он прибег к новому средству, и в союзе с одним из мадианитских племен обратился к знаменитому в то время прорицателю Валааму, предлагая ему огромные дары за то, чтобы он своею волшебною силою проклял Израиля и тем обессилил его против оружия Валака. Валаам жил в Пефоре, на реке Евфрате, на родине Авраама, и потому у него сохранилось, отчасти, знание истинной религии и даже память об обетовании Аврааму и семени его. Но как прорицатель, он был представителем языческого мира и за богатые дары, несмотря на внушения и предостережения свыше, согласился на предложение Валака. Уже на самом пути к Валаку Валаам получил новое предостережение от бессловесной ослицы, которая, заговорив голосом человеческим, «остановила безумие пророка». Но он «возлюбил мзду неправедную» (2 Петр. 2:15, 16) и за нее готов был пренебречь всяким предостережением. Узнав о его приближении, царь Валак выехал ему навстречу и в честь его задал блестящий пир. Затем приступлено было к делу проклятия. Валак возвел прорицателя на гору, посвященную Ваалу, откуда открывался вид на стан израильский. Там построено было семь жертвенников и принесена богатая жертва. Пред самым проклятием Валаам все еще колебался совершить столь неправое дело и вопрошал Бога, отдавая себя в Его полную волю. И воля Божия восторжествовала над любителем неправедной мзды. Вместо проклятия Валаам произнес торжественное благословение Израилю, и первое свое слово заключил возвышенным пожеланием: «да умрет душа моя смертию праведников, и да будет кончина моя как их!» Изумленный и разгневанный Валак, сделав укор прорицателю, возвел его на другую гору, Фасги, чтобы он оттуда попробовал проклясть его врагов, но Валаам с этой горы произнес опять благословение Израилю. Валак попробовал еще раз возвести прорицателя на третью гору, на вершину Фегора, но оттуда Валаам произнес еще более возвышенное благословение, содержащее в себе предсказание, что «семя израильского народа будет как вешние воды, превзойдет Агага царь его и возвысится царство его», и заключил словами: «Благословляющий тебя благословен и проклинающий тебя проклят». А когда воспламенился гнев злополучного Валака, то Валаам заключил свои невольные благословения явным пророчеством о пришествии Мессии. «Вижу Его, сказал вдохновенный Валаам, но ныне еще нет; зрю Его, но не близко. Восходит звезда от Иакова, и восстает жезл от Израиля, и разит князей Моава и сокрушает всех сынов Сифовых. Пришедший от Иакова овладеет городом». Предсказав будущую судьбу тогдашних исторических народов, Валаам «пошел обратно в свое место», а Валак, потерпев полную неудачу в своем коварном замысле, должен был изыскивать новые средства для борьбы с Израилем. Но ему помог в этом опять Валаам, который, лишившись своей «неправедной мзды» на одном деле, очевидно, хотел получить ее на другом. По его совету моавитяне попытались отвратить Израиля от его главной крепости — Иеговы — искушениями сладострастия, и искушение было слишком велико для столь непостоянного народа. Он вполне предался преступной страсти и начал блудодействовать с дочерьми Моава (а также особенно с мадианитянками), и это преступное увлечение привело его к идолопоклонству, так что Израиль «кланялся богам их и прилепился к Ваал-Фегору», т.е. худшей форме языческого распутного идолослужения. Тогда «воспламенился гнев Господень на Израиля». Нужно было очистить стан израильский от такой скверны. Ревнителем истины выступил Финеес, сын Елеазара первосвященника, внук Аарона, и копьем пронзил одного наглого блудника вместе с мадианитянкой, после чего последовало общее избиение всех блудников, которых и погибло 24 000 человек. Финеесу за благочестивую ревность дано было обетование вечного священства в его потомстве. Скоро постиг праведный суд Божий и самого советника на злое дело. По повелению Божию израильтяне должны были истребить мадианитян, и в последовавшем избиении убит был и Валаам.

Моисей знал, что по слову Господню он не удостоится счастья переступить границы обетованной земли и не достигнет цели своей жизни. Ему было сто двадцать лет, и хотя он сохранился и телом и духом, однако чувствовал, что смерть близка. Перед кончиной ему нужно было привести в порядок много дел. Прежде всего, он провел перепись и узнал, что народ израильский насчитывает шестьсот одну тысячу семьсот тридцать мужчин. По повелению Божию, своим преемником Моисей назначил Иисуса Навина, верного соратника и храброго военачальника (Втор. 31).

Моисей несколько раз собирал израильтян для того, чтобы напомнить им о Синайском законодательстве. Он передал народу повеление Божие, чтобы они, когда войдут в землю Ханаанскую, изгнали всех ее жителей, истребили идолов, разорили их святилища, разделили землю по жребию на уделы по племенам и, поселившись там, не вступали ни в какие сношения с идолопоклонниками. Все свои увещевания и Божественные законы он записал в книгу «Второзаконие» и отдал ее священникам на хранение. Сыны Рувима и сыны Гада, а также половина колена Манассии облюбовали себе землю за Иорданом и выразили желание поселиться там. Моисей охотно согласился на это, однако потребовал, чтобы они сперва приняли участие в завоевании Ханаана. Отдав последние распоряжения, Моисей сложил вдохновенную песнь во славу Единого Всемогущего Бога и велел израильтянам выучить ее наизусть, чтобы она воодушевляла их и в злую, и в добрую годину. Затем, попрощавшись со своим народом и благословив его, Моисей по повелению Божию один поднялся на вершину горы Нево. С этой горы Господь показал Своему избраннику обетованную землю. Грустным взглядом окинул он обширные пространства этой земли, куда ему не суждено было войти. Как на ладони, видел он Иордан, несущий свои воды среди высоких берегов в сторону маслянистой глади Мертвого моря. Сразу же за Иорданом над пальмовым оазисом высились крепостные стены Иерихона, первой мощной сторожевой линии у врат Ханаана, а на самом краю горизонта виднелась узкая полоска Средиземного моря. «Вот земля, — сказал Господь Моисею, — о которой Я клялся Аврааму, Исааку и Иакову, говоря: «семени твоему дам ее»; Я дал тебе увидеть ее глазами твоими, но в нее ты не войдешь» (Втор. 34:4). 

 
 
Юлиус Шнорр фон Карольсфельд. Смерть Моисея.
 
Здесь же, на вершине горы, Моисей скончался. Кончина его окутана тайной, и по сей день никто не знает, где искать место его погребения. В течение тридцати дней народ оплакивал своего великого вождя и законодателя. Моисей был для них не только освободителем, но и духовным воспитателем. Своей законодательной мудростью он неорганизованное израильское племя возвел на ступень, близкую к государственному устройству. Дав народу Божественные законы и религию, Моисей сделал его в духовном отношении светом для древнего мира. Но сколько сил и какое терпение нужно было иметь Моисею, чтобы бывших рабов и идолопоклонников сделать свободными людьми, преданными Единому Истинному Богу. Моисей вправе был сказать о себе, что он «носил» израильтян, как кормилица носит на своих руках младенца. Его любовь к своему народу имела жертвенный характер. Это был духовный исполин, с исполинским умом и большой добротой и кротостью сердца, великий законодатель и святой пророк. «И не было более у Израиля пророка такого, как Моисей, которого Господь знал лицом к лицу... и по великим чудесам, которые Моисей совершил пред глазами всего Израиля» (Втор. 34:10-12). Но Моисей был лишь представителем религии закона — подготовительной ступени к более совершенной религии благодати. Поэтому свое дело и свой закон он не считал окончательным, а прямо в своем пророческом вдохновении предсказывал о другом, более высоком Пророке, Который придет после него с проповедью о благодарной новозаветной религии любви. «Пророка из среды твоей, из братьев твоих, как меня воздвигнет тебе Господь, Бог твой, — говорил Моисей своему народу, — Его слушайте». В своей жизни и деятельности Моисей как пророк, законодатель и вождь ветхозаветной Церкви был прообразом Пророка, Законодателя и Главы Церкви новозаветной — Господа нашего Иисуса Христа.
 
По материалам:
 
Лопухин А. Библейская история Ветхого Завета. 

Вениамин (Пушкарь), епископ. Священная Библейская история Ветхого Завета.

Сайт: http://azbyka.ru/