События 38-летнего странствования по пустыне

Во второй год после выхода евреев из Египта, в двадцатый день второго месяца облако присутствия Господня поднялось над Скинией. Это был знак, по которому евреи должны были собираться в путь. Заиграли серебряные трубы. Израильтяне свернули шатры и двинулись на северо-восток, к границам обетованной земли. Шествие открывали левиты — они несли на шестах Ковчег Завета, разобранную Скинию и священные сосуды. Когда священники поднимали Ковчег Завета, Моисей говорил: «Восстань, Господи, и рассыплются враги Твои, и побегут от Лица Твоего ненавидящие Тебя!» (Чис. 10:35). Когда же народ делал остановку, и левиты опускали Ковчег, тогда Моисей говорил: «Возвратись, Господи, к тысячам и тьмам Израилевым!» (Чис. 10:36). От Синая до Ханаана по прямому пути было не очень большое расстояние, но, в виду отсутствия хороших дорог, евреи медленно и с большим трудом пробирались по горным ущельям и долинам Синайского полуострова. Три дня шли они по пустыне под палящими лучами солнца и снова возроптали. Поскольку запрещалось закалывать овец, люди питались одной манной, на которую многие, особенно прихотливые люди, смотрели с отвращением. Вдобавок ко всему в стане однажды вспыхнул пожар и уничтожил много ценного имущества. Обескураженные трудностями, голодом и понесенными потерями, израильтяне горестно сидели перед своими шатрами и сетовали на Моисея за то, что он уговорил их покинуть Египет: «Мы помним рыбу, которую в Египте мы ели даром, огурцы и дыни, и лук, и репчатый лук и чеснок; а ныне душа наша изнывает; ничего нет, только манна в глазах наших» (Чис. 11:5-6). Моисея глубоко оскорбило малодушное поведение его народа, и он с дерзновенной молитвой обратился к Господу: «Для чего Ты мучишь раба Твоего? и почему я не нашел милости пред очами Твоими, что Ты возложил на меня бремя всего народа сего?.. Я один не могу нести всего народа сего, потому что он тяжел для меня...» (Чис. 11:11,14). Тогда Господь повелел ему избрать из среды израильтян семьдесят старейшин, которые должны были помогать ему управлять народом. Семьдесят старейшин с этого времени составляли постоянный совет при Моисее. Совет старейшин спустя много веков был переименован в Синедрион — высший орган управления в Израиле.
Затем Господь повелел Моисею передать нетерпеливому народу, что они будут есть мясо, не один день, а целый месяц, пока оно не сделается для них отвратительным. По повелению Божию поднялся сильный ветер, который к израильскому стану пригнал большие стаи перепелов. Израильтяне кинулись ловить птиц и стали жадно их поедать. Нетерпеливых маловеров ожидала суровая кара. В лагере распространилась болезнь, и люди умирали сотнями. Вскоре вся земля вокруг покрылась могилами, и, покидая это место страдания и траура, израильтяне назвали его Гробы прихоти (поскольку там хоронили тех, кто пал жертвой маловерия и жадности).
На следующей стоянке, в Асирофе, случилось нечто еще более печальное: взбунтовались ближайшие родственники Моисея. Мариам и Аарон упрекали своего брата в том, что он женился на «ефиоплянке», т.е. на женщине иного происхождения, и к тому же рабыне. Неизвестно, при каких обстоятельствах это произошло: то ли первая жена Моисея, дочь священника Иофора, умерла, то ли «ефиоплянка» была наложницей. Но не это было важно — родственники Моисея возмущались тем, что он пренебрег древней традицией евреев. В основе семейных раздоров крылись, однако, более глубокие противоречия. Пророчица Мариам и первосвященник Аарон стали «возмущать израильский народ против Моисея и унижать его достоинство, как посланника Божия. Они ходили по лагерю и жаловались: «Одному ли Моисею говорил Господь? не говорил ли Он и нам?» (Чис. 12:2). Это было явное восстание против Богом установленной власти, и Господь за это наказал строптивых. Раскаявшегося Аарона Господь простил, а Мариам была наказана проказой и удалена из лагеря. Спустя семь дней, по молитвам Моисея, Господь исцелил Мариам от проказы, и она вернулась в стан. 
Наконец, после тяжелых испытаний и невзгод израильтяне дошли до южной границы Ханаана и остановились в пустыне Фаран, недалеко от города Кадеша. Чтобы перейти границу и начать военные действия против ханаанских княжеств, Моисею надо было иметь точные сведения о военном могуществе страны. С этой целью он посылает в Ханаан двенадцать соглядатаев (разведчиков), отобрав по одному из каждого колена. «Пойдите в эту южную страну, — поучал их Моисей, — и взойдите на гору, и осмотрите землю, какова она, и народ живущий на ней, силен ли он или слаб, малочислен он или многочислен?» (Чис. 13:19). Разведчики, не встречая никаких препятствий, с успехом выполнили порученное им задание. Спустя сорок дней они вернулись в лагерь и в доказательство плодородия обетованной земли принесли на шестах тяжелые грозди винограда, гранаты и сочные смоквы. Эти дары природы вызвали неописуемый восторг у израильтян. Но этот восторг сразу исчез, едва разведчики поделились с ними своими наблюдениями. По их словам, о завоевании Ханаана не могло быть и речи, так как границы страны защищали мощные крепости, гарнизоны которых состояли из исполинов. Израильтяне снова впали в отчаяние: «О, если бы мы умерли в земле Египетской, или умерли бы в пустыне сей! и для чего Господь ведет нас в землю сию — чтобы мы пали от меча? жены наши и дети наши достанутся в добычу врагам; не лучше ли нам возвратиться в Египет?» (Чис. 14:2-3). Проклятия и жалобы становились все громче и, в конце концов, завершились бурными беспорядками. Подстрекатели и смутьяны требовали смещения Моисея и выбора нового вождя. «Поставим себе начальника, — кричали они, — и возвратимся в Египет» (Чис. 14:4). Иисус Навин и Халев, участвовавшие в разведке, искусно старались успокоить взбунтовавшийся народ и, разорвав на себе одежды, убеждали маловеров, что с Божьей помощью можно овладеть Ханааном, для этого евреям надо иметь только крепкую веру в Того, Кто так чудесно вывел их из Египта. Такие слова еще больше раздражали толпу маловеров, и они с яростью накинулись на Иисуса Навина и Халева, собираясь побить их камнями. Смельчаков спасло только то, что они спрятались во дворе Скинии. Разъяренная толпа обступила Скинию и хотела побить камнями не только Иисуса и Халева, но и своего вождя и первосвященника. Наверное, возбужденная толпа не остановилась бы ни перед чем, если бы слава Господа в виде облака не осенила Скинию. Обращаясь к Моисею, Господь сказал: «Доколе будет раздражать Меня народ сей? и доколе будет он не верить Мне при всех знамениях, которые делал Я среди его? поражу его язвою и истреблю его и произведу от тебя [и от дома отца твоего] народ многочисленнее и сильнее его» (Чис. 14:11-12). С пламенной молитвой Моисей обратился к Богу о помиловании Израиля. И опять молитва вождя спасла евреев от неминуемой гибели. Однако, Господь повелевает Моисею сообщить народу о том, что в течение сорока лет (по числу сорока дней пребывания соглядатаев в обетованной земле) израильтянам предстоит скитаться в пустыне, и в пустыне они закончат свою бренную жизнь. Только тем, кому еще не исполнилось двадцать лет, т.е. поколению, рожденному и воспитанному уже в суровых условиях кочевой жизни, суждено вступить во владения земли обетованной. Наказание не распространялось, однако, на Иисуса Навина и Халева. В награду за непоколебимую веру в промысл Божий их ожидала высокая честь — вести молодое поколение в Ханаан. 
В поисках питьевой воды и хороших пастбищ для скота израильтяне в течение тридцати восьми лет переходили с одного места на другое и, где находились такие благоприятные условия, там останавливались на долгое время. Это была нелегкая школа труда и всевозможных испытаний, из которых народ должен был выйти обновленным и возрожденным. Пустыня для евреев была школой не только физического, но и нравственного воспитания. Во время странствования по пустыне в еврейском стане действовали очень строгие законы, немилосердно каравшие всех тех, кто нарушал религиозные или гражданские установления. Так, например, был побит камнями один человек за то, что он в субботний день собирал дрова. Такая строгость способствовала тому, что израильтяне постепенно приучали себя быть ревностными исполнителями Синайского законодательства. Но, несмотря на все эти строгости, возмущения в стане не прекращались.
 
 
 
 
Юлиус Шнорр фон Карольсфельд. Наказание Корея и его сообщников.
 
Прошло совсем немного времени после беспорядков в пустыне Фаран, как в еврейском стане опять поднялся ропот. На этот раз выступление было направлено в основном против священника Аарона и его сыновей — священников. Бунт возглавили Корей из колена Левиина, Дафан и Авирон — из колена Рувимова. К ним присоединились двести пятьдесят именитых людей, начальников еврейского народа. Бунтовщики вознегодовали на то, что священство предоставлено только племени Аарона, и требовали, чтобы из всех колен выбирались священники. Они собрались перед шатрами Моисея и Аарона и громко их укоряли: «Полно вам; все общество, все святы, и среди их Господь! почему же вы ставите себя выше народа Господня?» (Чис. 16:3). Моисей вышел к собравшимся и, желая их успокоить, сказал Корею: «...Ты и все твое общество собрались против Господа. Что Аарон, что вы ропщете на него?.. Вот что сделайте: …возьмите себе кадильницы и завтра положите в них огня и всыпьте в них курения пред Господом; и кого изберет Господь, тот и будет свят» (Чис. 16:6-7).
На другой день к Скинии со своими кадильницами собрались все бунтари, кроме Дафана и Авирона, котороые через посланных гордо заявили Моисею: «Не пойдем! разве мало того, что ты вывел нас из земли, в которой течет молоко и мед, чтобы погубить нас в пустыне? и ты еще хочешь властвовать над нами? привел ли ты нас в землю, где течет молоко и мед?.. глаза людей сих ты хочешь ослепить? не пойдем!» (Чис. 16:12-14). Такой ответ ясно свидетельствовал, что религиозный протест уже перешел в политический. 
Когда восставшие против законных носителей священства подошли с дымящими кадильницами к храму, внезапно над Скинией явилась слава Господня. Господь хотел поразить весь народ, стоящий у Скинии, но Моисей и Аарон умолили Господа пощадить невиновных. Тогда Господь повелел Моисею, чтобы народ отошел от шатров Корея, Дафана и Авирона. Люди послушались Моисея и отошли от шатров бунтовщиков. В это время по слову Моисея земля расступилась и поглотила Корея, Дафана и Авирона со всем их имуществом, а всех остальных заговорщиков попалил огонь, ниспосланный Господом. Суровое наказание, однако, не устрашило и не вразумило людей, а напротив — вызвало еще большее возмущение. На другой день народ собрался у Скинии и стал обвинять Моисея и Аарона в гибели лучших людей Израиля. Но вдруг над храмом явилась слава Господня, и Господь стал поражать израильтян. На этот раз не помогла и пламенная молитва вождя за свой народ. Моисей, видя, что Господь не принимает его молитвы, повелел Аарону взять кадильницу и кадить между умирающими и живыми. И только благодаря этому Господь прекратил поражать людей. В этот день погибло около пятнадцати тысяч человек. Так печально закончилось восстание израильтян против своего вождя и Богом утвержденных священников. Чтобы в еврейском народе окончательно прекратился спор о том, кому на самом деле принадлежит священство, Господь повелел Моисею взять у начальников колен жезлы и положить их в Святая Святых перед Ковчегом Завета. «И кого Я изберу, — сказал Господь, — того жезл расцветет!» (Чис. 17:5). Всех жезлов было двенадцать. На жезле, принадлежащем колену Левиину, было вырезано имя первосвященника Аарона. На следующий день к храму собрался весь народ. Моисей в торжественной обстановке взял в Скинии все двенадцать жезлов и вынес их к народу. И вот тысячи израильтян явились свидетелями чуда. Жезл, который принадлежал Аарону, «расцвел, пустил почки, дал цвет и принес миндали». Это было явным подтверждением того, что Аарон и его сыновья являются Богом избранными носителями священства. С этого времени народ смирился перед волей Божией и больше не осуждал род Аарона за привилегии, данные ему Богом. По повелению Божию прозябший (проросший) жезл Аарона был положен перед Ковчегом Завета.
Приближался сороковой год странствования евреев по пустыне. Недалеко от Кадеша в пустыне Син израильский народ еще раз испытал бедствия от недостатка воды. Нетерпеливые израильтяне подняли на Моисея и Аарона ропот. Тогда братья обратились с молитвой к Богу, и Господь сказал Моисею: «Возьми жезл и собери общество, ты и Аарон, брат твой, и скажите в глазах их скале, и она даст из себя воду…» (Чис. 20:8). Моисей собрал весь народ, взял жезл и вместе с братом подошел к скале, чтобы совершить чудо; но, увы, на этот раз Моисей и Аарон проявили свое маловерие. Обращаясь к жаждущей многотысячной толпе, Моисей сказал: «Послушайте, непокорные, разве нам из этой скалы извести для вас воду?» (Чис. 20:10). И все же, преодолевая свое сомнение, Моисей два раза ударил жезлом по скале — и совершилось чудо, из горы забил родник свежей горной воды. Люди и скот утолили свою жажду, но Моисей и Аарон за свое маловерие были наказаны Господом. Обращаясь к ним, Господь сказал: «За то, что вы не поверили Мне, чтоб явить святость Мою пред очами сынов Израилевых, не введете вы народа сего в землю, которую Я даю ему» (Чис. 20:12).
Живя среди «жестоковыйного», маловерного и неблагодарного народа, не удивительно, что наконец и сам Моисей на некоторое время поколебался в когда-то святой и несокрушимой надежде на помощь Божию. Поэтому случай в пустыне Син решил его судьбу. Он должен был вместе с братом Аароном и со всем старшим поколением народа сложить свои кости в пустыне. Новое поколение должен был вести и новый вождь.
Тот факт, что Моисей не входит в землю обетованную, кроме исторического, имеет также важное прообразовательное значение. По толкованиям святых отцов земля обетованная, в которую переселяются евреи, является прообразом Царства Небесного. Моисей же, в первую очередь, ассоциируется с законом и является его символом. Но если обетованная земля есть прообраз Царствия Небесного, то поскольку закон не может привести человека в Царство Небесное, то и Моисей приводит народ только до берега Иордана, где во главе его становится человек по имени Иисус. И уже он вводит израильтян в землю обетованную, что, конечно, является символом того, что закон и пророки – до Христа, а после этого уже благодатью спасается человек, т.е. что закон является детоводителем ко Христу.
 
По материалам:
 
Вениамин (Пушкарь), епископ. Священная Библейская история Ветхого Завета.
Егоров Г., иерей. Священное Писание Ветхого Завета.
Сайт: http://azbyka.ru/