О добродетели, как состоянии действующего по вере духа человека

До воплощения Бога Слова в нашем земном мире добродетели были неосуществимыми замыслами и безжизненными идеями, Таковы они во всех нехристианских религиях, философиях, этиках, социологиях, культурах, цивилизациях. Богочеловек Господь Иисус Христос есть совершенный образец всех святых добродетелей и их совершенного осуществления на земле. Добродетели и Господь Иисус Христос суть одно. Об этом говорит святой Максим Исповедник: «Сам Господь наш Иисус Христос и является существом всех добродетелей». В нашем земном мире только Господь Христос положил истинное основание добродетелям, как и всей Своей Церкви. Но поскольку Господь Иисус Христос весь в Церкви, она — Тело Его, а Он — Глава ее, то и святые добродетели Его живут, открываются и преподаются каждому человеку в Церкви. И члены Церкви, живя в Ней, могут и должны приобщаться всем святым добродетелям и по мере ревности своей достигать спасения, обожения (уподобления Богу), соединяться с Богочеловеком Христом через них.

В Церкви через святые Таинства, которые человек принимает от Бога в Церкви, и святые добродетели, которые с Божьей помощью человек старается привить себе, Богочеловек Христос вселяется в нас и живет в нас. Святым крещением человек облекается во Христа, а затем утверждается в таком состоянии святыми Таинствами и святыми добродетелями в течение всей своей жизни. Понятие о каждой святой добродетели является весьма широким. Во главе святых добродетелей стоит вера — корень и суть всех святых добродетелей. Из нее вытекают все святые добродетели: молитва, любовь, покаяние, смирение, пост, кротость, милосердие и др. Об этом говорит и святой Апостол: «Прилагая к сему все старание, покажите в вере вашей добродетель» (2 Петр. 1:5) — или еще лучше: великую добродетель — Господа Иисуса Христа, ибо вы должны своей жизнью по вере «возвещать совершенства» Господа Иисуса Христа (1 Петр. 2:9). Каждая добродетель необходима для человеческого спасения. Чтобы достигнуть спасения, человеку необходимо подвизаться и подвигом веры, и подвигом любви, и подвигом молитвы, и подвигом поста, и подвигом в каждой евангельской добродетели. Без веры нет спасения, ибо «без веры невозможно угодить Богу» (Евр. 11:6). То же самое и без любви, без молитвы, без поста, без милосердия и остальных святых добродетелей. Это ясно следует из Святого Евангелия Спасителя, которое дано Им Самим и через Его святых благовестников: Апостолов и святых отцов. Богомудрый православный подвижник Никита Стифат, ученик святого Симеона Нового Богослова, в своем «Исповедании веры» говорит: «Верую в необходимость чистой и добродетельной жизни, которая вместе с истинной верой необходима для спасения».

«Бог — всесовершенная добродетель», - говорит святитель Григорий Нисский. Вот апостольско-святоотеческое учение и Святое Предание Церкви Христовой. «Божественное естество есть источник всякой добродетели». «Цель добродетельной жизни — уподобление Богу». Поэтому, по мысли этого же святого, «у добродетели есть одна граница совершенства — не иметь никаких границ». 

 
 
Житийная икона равноапостольных Константина и Елены
 

Итак, без святых добродетелей нет человеку спасения, обожения, пребывания во Христе, нет рая, нет Царства Небесного. Святые добродетели, несомненно, являются святыми догматами (Богоустановленными истинами) нашей веры и нашего спасения. Без святого Крещения нет спасения. Это неизменимый догмат спасения в Богочеловеческой Христовой Церкви. Но и без веры и любви нет спасения. Всякое святое таинство есть догмат, и всякая евангельская добродетель есть догмат. И святые Таинства, и святые добродетели составляют один неделимый органический подвиг спасения, Богочеловеческий подвиг спасения.

Заповеди Господни во Святом Евангелии являются не чем иным, как этическими догматами, например, каждое блаженство в Нагорной проповеди есть догмат. Без первого блаженства нет спасения, ибо без смирения нет спасения. Точно также: без молитвы, любви, поста — нет спасения. Все это суть евангельские этические догматы, всегда неизменные и необходимые для всех. Каждая Святая добродетель является догматом, а прежде всего — «вера, действующая любовью» (Гал. 5:6), и все остальные добродетели произрастают из нее. Все этические догматы необходимы для спасения, обожения, становления богочеловеком. Они и являются теми благодатными, животворящими Божественными силами, с помощью которых человек спасается. Они возрастают в человеке и срастаются с его существом посредством святых таинств: покаяния, Причащения и др.

Евангельские добродетели суть Богочеловеческие энергии, произливающиеся из Богочеловека Христа и имеющие Богочеловеческую силу. Будучи таковыми, они суть в то же время боготворящие, совершающие обожение силы, которые преображают христианина, делают его богочеловеком.

В этом основная разница между евангельскими Богочеловеческими добродетелями и всеми нехристианскими добродетелями, будь то: философские, религиозные, научные, культурные, политические, общечеловеческие, которые есть лишь автономные идеи и усилия людей. Во всякой евангельской добродетели совместно трудятся Бог и человек — Богочеловеческое сотрудничество есть основной закон любой евангельской добродетели. Святой Апостол говорит: «Мы соработники у Бога» (1 Кор. 3:9). Богоподобная свобода человека есть основание, на котором осуществляется его сотрудничество с Богом. Всякая евангельская добродетель есть благодатно-добровольный подвиг людей, причем Богочеловеческое равновесие в подвигах добродетелей поддерживает Сам Господь Иисус Христос как глава Церкви и всех ее членов, поэтому ни Божественное не осуществляется без человеческого, ни человеческое — без Божьего.

Молитвенная мудрость Церкви прямо говорит нам; Бог есть «Бог милости», «Бог доброты», «Бог человеколюбия», — словом: Бог всякой добродетели. Таким Богом в нашей земной, человеческой, исторической действительности является Богочеловек Христос — олицетворение, образец и источник всех святых добродетелей. Будучи любовью, Он есть совершенная доброта; будучи человеколюбием, Он есть совершенное человеколюбие — словом, Он есть Богочеловеческое совершенство всякой добродетели, всеобъемлющая добродетель. Поэтому святая жизненная задача каждого христианина — облечься во всеобъемлющую добродетель, стать богочеловеком, стать частью Христа, частью Святой Троицы — это именно так, ибо где Сын, там и Отец, там и Дух Святой, Всецелое Неразделимое Триипостасное Божество.

В Богочеловеке Христе всякая добродетель божественно и человечески совершенна, а потому человеку доступна и осуществима. Человек, созданный богоподобным, в самой природе этого богоподобия имеет зачатки святых божественных добродетелей. И Господь Иисус Христос, Бог, ставший человеком, показывает нам в Себе и Своей жизни все эти добродетели в их богочеловеческой полноте и совершенстве. А всякий человек, ведомый и руководимый Богочеловеком Господом Иисусом Христом, может эти добродетели в своем богоподобном естестве развить до совершенства. Если бы человек не был создан по образу Божию, то божественные добродетели были бы для его существа неестественными, навязываемыми, механическими, но для богоподобной человеческой природы они естественны, осуществимы и полностью свойственны человеческому существу. Бог, став человеком, убедительно явил нам в нашей земной действительности эту истину.

Богочеловек Иисус Христос есть добродетель, всеобъемлющая добродетель; в Нем, только в Нем и Им человек, как богоподобное существо, может своим добровольным трудом, при содействии благодати святых Таинств, достичь всякой добродетели и жить в ней. В Богочеловеческом Теле Христовом, Церкви, все Христово становится нашим, а значит — и вся Его всеохватывающая добродетель. В этом целиком и полностью заключаются евангельская мораль и этика.

 

По материалам:

Иустин (Попович), Челийский, преподобный. Православная Церковь и экуменизм.

Сайт: http://azbyka.ru/