О добродетели и ее свойствах

Зачатки добродетелей находятся в каждом человеке – как остатки того естественного добра, которое было вложено в природу человека его Творцом. Но в чистом и совершенном виде они могут быть только в человеке, живущим по-христиански, так как Христос Спаситель сказал: «без Меня не можете творить ничего» – без Меня не можете делать ничего истинно доброго...(Ин. 15:5)

Христианство учит нас тому, что земная жизнь человека есть время подвига, время приготовления человека к будущей вечной жизни. Следовательно, – задача земной жизни человека заключается в том, чтобы должным образом приготовиться к грядущей вечности. Скоротечна земная жизнь – и не повторяется она, ибо один раз живет человек на земле. А потому – в этой земной жизни должен он трудиться в делах добродетели, если не хочет он погубить душу свою, ибо именно этих дел, добра, потребует от него Правда Божия на пороге вечности. 

Христианская добродетель есть постоянное, основанное на вере в Иисуса Христа и происходящее из любви к Богу и ближним, свободное исполнение Евангельского нравственного закона, совершаемое при непременном содействии Благодати Божией.

Первое свойство добродетели есть свобода. Святитель Василий Великий говорил: «Мы хвалим тех, которые добры по произволению, а не тех, которые вынуждены какой-либо необходимостью».

Затем добродетель должна быть результатом самоотверженной деятельности. «Иже хощет по Мне итти, да отвержется себе». Это особенно подчеркивает святитель Иоанн Златоуст: «Добродетели свойственно сражаться с трудностями, и она достойна порицания, когда сопряжена с покоем».

Основным побуждением к добродетели должна быть любовь к Богу и Его нравственному закону. «Кто любит Меня, слово Мое соблюдет» – говорил Иисус Христос (Ин. 14:15).

Все Евангельские заповеди находятся в органической связи друг с другом, представляя собою органическое целостное единство: «кто согрешит во едином, бысть всем повинен» (Иак. 2:10). Поэтому добродетель не может быть изолированной и частичной, а должна находиться в цепи других добродетелей. Святой Макарий Великий говорит по этому поводу: «Все добродетели, на подобие некоторой духовной цепи, одна от другой зависят, как то: молитва от любви, любовь от радости, радость от кротости, кротость от смирения».

 
Житийная икона святого Симеона Верхотурского
 

Добродетель должна обладать постоянством своего стремления, а не представлять собою только отдельные добрые, но кратковерменные порвыв, которые бывают не чужды людям и порочным. С христианской точки зрения, жизнь есть борьба, подвиг, путь постоянного стремления к добру и совершенству. И остановки на этом пути не может быть, по закону духовной жизни. Человек, переставший работать над собою, не останется таким, как был, а непременно сделается хуже. Добродетель никогда не может «почивать на лаврах», а неустанно должна простираться вперед, к новым подвигам. «В том и состоит истинное совершенство» – говорит святитель Григорий Нисский – «чтобы возрастать усовершаясь, никогда не останавливаться в сем возрасте и не находить предела усовершенствованию». Об этом же безпредельном совершенствовании говорил и Сам Спаситель: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:18). Из этого ясно, что для добродетели нет предела совершенства. Начало ее на временной земле, а конец – на вечном небе.

Но, ни зарождения добродетели, ни, тем более, ее роста и совершенствования – невозможно себе представить без помощи благодати Божией. Поэтому наивысшим свойством христианской добродетели должно быть смиреннейшее сознание своих личных немощей в совершении добра и твердое упование на помощь свыше. «Сила Божия в немощи совершается» (2Кор. 12:9).

Таким образом, христианская добродетель есть с одной стороны проявление свободной силы человека (нравственное усилие хотеть любить Бога и жить по Его заповедям, что может быть названо волей к любви к Богу), а с другой стороны – Благодати Божьей, совершающей и усовершающей нравственные чаяния немощной человеческой души. Неустанный вопль к Богу о помощи, постоянная «нищета духа», постоянная жажда общения с Богом – являются как бы духовным магнитом, который притягивает Божественную благодать, любующуюся твердостью верных в надежде и молитве Своих чад. Это принятие благодати человеком и называется «стяжанием Духа Святого», о котором говорил преподобный Серафим Саровский, как о цели жизни христианина.

Православное учение добродетели чуждо односторонности, как тех, которые утверждают, что человек одними собственными силами может достигнуть добродетели, так и тех, которые все дело совершения добродетели приписывают только одному Богу и всего ожидают от Божественного вдохновения, не прикладывая своего разума и усилий.

 

По материалам:

Андреевский И. М. Православно-христианское нравственное богословие.

Филарет (Вознесенский), митрополит. Конспект по нравственному богословию.

Сайт: http://azbyka.ru/