Золотой телец

Спустя некоторое время после заключения завета с Иеговою совершилось событие, которое показало, как трудно сразу возродить народ, поднять его на высшую ступень религиозной жизни. Долгое пребывание в такой языческой стране, как Египет, имело своим неизбежным следствием то, что израильтяне отчасти поддались влиянию идолопоклоннического культа. Когда освободитель народа - Моисей - возвестил ему возвышенную идею единобожия и призывал его отселе признавать только Иегову, единого живого личного Бога, то, несмотря на коренившееся в его сознании древнее верование отцов, людям израильским трудно было сразу подняться на высоту такого отвлеченного верования.  В народе оставалось естественное желание иметь какой-нибудь видимый символ даже в поклонении Иегове. И это желание он не замедлил осуществить, лишь только представился благоприятный случай для того. Личное присутствие  Моисея  сдерживало  народ  от  удовлетворения этого незаконного желания; но когда он удалился на священную гору и оставался там более месяца, то в отсутствие вождя, который в народном сознании, быть может, отождествлялся с невидимым Божеством, народ оказался в беспомощном и отчаянном положении и стал требовать, чтобы Аарон сделал для него бога наподобие тех, что им известны были в Египте. Та готовность, с которою народ принес золотые вещи для этой цели, показывает, как тяжело было для него долго оставаться без чувственного проявления религиозности, и с какою силою заявляла о себе потребность в нем. Аарон в соответствие религиозным воззрениям народа «сделал литого тельца», который встречен был всеобщим ликованием.
 
 
Аарон малодушно уступил народному требованию, и вот вскоре готов был телец, и в честь его назначено было всенародное празднество со всесожжением. «И сел народ есть и пить, а после встал играть». Это религиозное празднество  напоминает  отчасти  то,  которое  совершали обыкновенно в Египте по случаю нахождения нового Аписа (после глубокого траура, вызывавшегося смертью прежнего Аписа, начиналось безудержное ликование. Женщины играли на кастанетах, мужчины на флейтах, народ пел и под такт музыки хлопал в ладоши, начинались сладострастные пляски, вино пилось без меры, и все празднество превращалось в дикую вакханалию животных страстей и чувственности). Стан израильского народа огласился восторженными ликованиями,  отголоски которых раздавались  по ущельям и утесам священной горы законодательства, на которой в священном уединении  находился  великий вождь и законодатель народа. Получив божественное внушение об опасности и заслышав необычайный шум в стане, Моисей поспешил сойти с горы. Тропа с нее вела закрытым ходом, так что он ничего не мог видеть до самого спуска в равнину. По мере схождения шум становился все явственнее, и бывший с ним Иисус Навин высказал опасение, не совершено ли на народ какое-нибудь враждебное нападение, но Моисей явственно различал, что это был «не крик побеждающих и не вопль поражаемых», а «голос поющих». Когда он совсем сошел с горы и увидел в чем дело, то весь закипел благородным негодованием. Для того ли освобожден этот народ, чтобы предавался дикому разгулу идолопоклонства? И это после всех чудес, которые были совершены для убеждения этого народа верить в невидимого  Иегову, как единого истинного Бога, после величественного законодательства, которое запрещало всякие кумиры и подобия! Какое же значение могли иметь после этого и те скрижали, которые он принес с собою со священной горы, и на которых были выбиты только что возвещенные заповеди, так скоро и преступно нарушенные народом - подумал Моисей? Тогда он порывисто бросил их от себя, и они разбились.  Появление его в стане было так неожиданно для народа, что все как бы замерли от страха и изумления. Гневный вид законодателя и вождя мгновенно пробудил в совести израильтян чувство своей преступности, и они трепетно ждали, что будет. Момент был критический, и Моисей воспользовался им, чтобы возвратить народ на путь истинного Богопочитания: он сжег идола в огне, велел истереть его в порошок и рассыпал по воде, которую приходилось пить народу. Он поступил с идолом так, как только возможно было поступить с ним с целью его унижения и вместе наказания народа. Но этого было недостаточно. Нужно было истребить саму тягу к идолопоклонству. Став при входе в стан, Моисей поэтому кликнул к себе всех, кто ревнует об Иегове. «Кто Господень, иди ко мне!» закричал он. На призыв его отозвалось только колено Левиино, самое малочисленное в народе. Но оно было сильно духом, и этим верным сынам Иеговы Моисей повелел истребить идолопоклонников. Весь стан объят был ужасом, сыны Левия прошли по нему, и «пало в тот день из народа до трех тысяч человек». Только такими великими жертвами и пламенным молитвенным заступничеством Моисея народ избавился от грозившего ему полного истребления и оставления со стороны Иеговы.
 
Прошло сорок дней после этого печального события, когда на мольбы Моисея последовал ответ, в котором Иегова обещал пощадить жизнь Аарона и опять вести народ в землю обетованную. Это было равносильно возобновлению только что было нарушенного завета и восстановления Моисея в его великой должности вождя народа. Он поэтому опять занял свое прежнее положение, но просил Бога, чтобы возобновление завета было подтверждено каким-нибудь знамением, и просьба эта была удовлетворена: он удостоился видения славы Господней. Стоя в одной из расселин Синая, он видел прохождение мимо него Иеговы, и слышал голос, возвещавший о страшном присутствии Его. С этого момента начался новый период в служении Моисея. Вновь вытесанные скрижали с вырезанным на них десятословием служили всенародным знаком возобновления завета.
 
Еще раз Моисей удалился на священную гору и пробыл там в течение сорока дней, но на этот раз народ уже оставался верен завету. Когда он опять сошел с горы, то божественное благоволение к нему явилось на нем в особом таинственном величии и сиянии, окружавшем его. От лица его исходил особый свет, так что он должен был носить на своем лице особое покрывало. Свет этот постепенно мерк, но замечено было, что он возобновлялся всякий раз, когда Моисей возвращался в стан после общения с Богом на горе.
 
 
По материалам:
 
Лопухин А. Библейская история Ветхого Завета.