Синайское законодательство

На третий месяц после исхода из Египта израильтяне расположились станом в пустыне напротив горы Синай.

Пред станом в грозном величии возвышалась священная гора, гранитные скалы которой отвесными утесами возносились к небу. Близлежащая местность была благоприятна для заселения ее многочисленным народом на длительный срок. Там было вдоволь воды, росли финиковые пальмы и деревья, годные на топливо и строительный материал. Стан зажил шумной жизнью. Новая система управления обеспечивала порядок. 

 
Юлиус Шнорр фон Карольсфельд. Десять заповедей.
 
Расположившись станом на этой равнине, израильтяне, по внушению Моисея, должны были приготовиться к великому событию. Иегова избавил их от рабства, имел особенное попечение о них в пустыне, «носил их как бы на орлиных крыльях и принес их к Себе», к Своему святилищу, чтобы и их освятить и сделать Своим «избранным народом», «царством священников и народом святым», особенным представителем истинной религии в мире. Освящением и строгим воздержанием израильтяне должны были сделать себя достойными и способными воспринять тот завет, который Иегова хотел заключить с ними. Но как ни величественно было самое зрелище, еще возвышеннее были слова, которые среди громовых раскатов и молний на горе, куда удалился Моисей, доносились до слуха народа. Слова эти были просты и общедоступны, но исполнены такого глубокого значения, что легли впоследствии в основу всякой нравственности и всякого законодательства. Это было знаменитое Десятословие, те десять Заповедей, в каждой из которых открывалась вековечная истина.
 
В первой из них открывался народу Сам Иегова, как Бог, чудесное водительство которого израильтяне уже знали и могущество которого проявлено было ради них. В противоположность идолопоклонству египтян, к которому привыкли и израильтяне, это определение высказано (во второй заповеди) с особенною выразительностью. Народ не должен изображать Его себе ни под каким кумиром — ни под видом небесных тел, как было большею частью в языческом мире, ни под видом животного мира, как в Египте, ни под видом рыб, как было, отчасти, в Палестине и Ассирии. Имя Иеговы так свято, что не должно произносить его напрасно, а тем более не должно придавать его какому-нибудь из суетных призрачных идолов или языческих богов, потому что в сравнении с Ним все другие боги суть простое ничтожество (третья заповедь). Соблюдение субботы прекращением всякой работы в седьмой день было древним обычаем, ведшим свое происхождение от Адама; но теперь он подтвержден был законодательною силой, как необходимый для усиления религиозного чувства, периодического восстановления сил и доставления необходимого отдыха человеку и животным (четвертая заповедь). Почтение к родителям издавна также считалось нравственною обязанностью детей, но это естественное чувство не имело еще высшего законодательного определения и потому у большинства народов преобладало вопиющее жестокосердие. Но теперь было заповедано, что сын, даже сделавшись главою семейства, должен так же почитать мать свою, как почитал отца (пятая заповедь). Человеческая жизнь мало ценилась в древности, но теперь заповедано было: «не убей». Человек сотворен по образу Божию и потому жизнь его должна быть священна (шестая заповедь). Древний мир утопал в похотях, вся жизнь его отравлялась ядом животного сладострастия, и самые боги изображались далеко не образцами целомудрия. Теперь голос с Синая заповедал: «не прелюбодействуй» (седьмая заповедь). Собственность провозглашена неприкасаемой, и воровство заклеймлено как преступление (восьмая заповедь), равно как и лжесвидетельство (девятая заповедь). Но новый закон не только осуждал внешнее злое дело, он проникал глубже и осуждал самую мысль злую, заповедав: «не пожелай» ничего такого, что противно основным законам нравственности (десятая заповедь). Синайское законодательство в этих своих основных началах давалось не только израильскому народу, но и всему человечеству на все будущие времена. Оно заложило основу истинной нравственности и достойного сосуществования людей в мире. Это был час нарождения народа, отличного от всех дотоле существовавших в истории. Десятословие было провозглашено Самим Богом с таким неотразимым величием и с такою изумительною простотой, что возвещенные в нем истины сразу становились достоянием всего народа, долженствовавшего распространить их на все человечество. Чтобы это законодательство не изгладилось из памяти народа и постоянно было пред глазами его,  Десятословие было выбито на двух каменных досках (или по иному - скрижалях), которые должны были сохраняться в Ковчеге Завета, Который должен был стать главной святыней израильского народа.
 

 
По материалам:
 
Лопухин А. Библейская история Ветхого Завета. 
 
Рекомендуем повторить Тему 13 "Ветхозаветный нравственный закон" из раздела "Христианская жизнь".