О побуждениях к нравственной жизни

Стремления к вечному Благу – определяют истинную нравственную жизнь и деятельность человека. Но побуждения к этой нравственной жизни могут быть многоразличны: одни из них более высокие, другие – менее высокие, одни – главные, другие – второстепенные.

Самые высшие побуждения рождаются из безкорыстной любви к Богу, как только в душе нашей появляется понятие о святости, величии, всемогуществе, благости Божией, особенно же – о домостроительстве нашего спасения. Сознание святости самого нравственного закона и достоинства облагодатствованной природы христианина – также являются высшим побуждением к нравственной жизни. Второстепенные же побуждения – рождаются из представлений, следствий, сопровождающих нравственные дела наши, а также наград и наказаний за них.

В Ветхом Завете особенно много находится указаний на внешние земные последствия дел, как побуждения к нравственной деятельности. В Новом же Завете преимущественно указываются последствия (награды и наказания) небесные и вечные.

Награды и наказания, как выражения правды и милости Божией, не могут не иметь нравственного значения для всех, но преимущественно для несовершенных еще вполне в добродетели (т.е. для большинства христиан), которые, благоугождая Богу и, избегая преступать Его заповеди, верят, что труд их будет не только не напрасен, но и награжден. Но для более совершенных награды и наказания суть побуждения второстепенные.

Святитель Григорий Богослов об этом говорит так: «Истинно богомудрые и боголюбивые любят общение с добром ради самого добра, а не ради почестей, уготованных здесь и за гробом, потому что это будет уже вторая степень похвальной жизни – делать что-либо из-за награды и воздаяния, а третья – избегать зла по страху наказания».

 

Иногда высказывается мнение, что только высшие побуждения достойны быть названы нравственными побуждениями, тогда как награды и наказания не могут быть признаны таковыми. На это можно ответить словами епископа Никанора: «Требовать, чтобы наша нравственная деятельность не определялась никакими наградами и наказаниями, это значит извращать нашу природу, стеснять наш дух и приводить одних к высокомерию и гордости, других – к малодушию и робости. Соединяя же высшие побуждения с второстепенными, человек среди счастья не надмевается и среди несчастья не ожесточается, а еще более укрепляется в вере и живой любви к Богу. Кто лучше Спасителя нашего знал нашу природу. А Он всем часто указывал разные внешние побуждения к добру, временные блага и вечные награды и наказания» («Православно-христианское нравственное богословие»).

Не все и не всегда побуждаются высоким мотивом. Так как любовь к Богу в нас далеко неполная, особенно в лицах, находящихся на низших степенях совершенства, то нам часто приходится побуждать себя к нравственной жизни иными мотивами, действующими на нас принудительно. Именно, с одной стороны, представлением воли Божией, требующей послушания, а с другой стороны памятью об ожидающих нас наказаниях или наградах в зависимости от исполнения или неисполнения воли Божией. Не только Ветхим Заветом, но и Новым мы часто побуждаемся к нравственной жизни указанием на эти мотивы. С одной стороны, здесь говорится: «по примеру призвавшего вас Святого, и сами будьте святы во всех поступках. Ибо написано: Будьте святы, потому что Я свят» (1Пет. 1:15-16); «заповедь Его та, чтобы мы веровали во имя Сына Его Иисуса Христа и любили друг друга, как Он заповедал нам» (1Иоан.3:23).

С другой стороны, говорится: «Бога бойтесь» (1Пет. 2:17), «приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими, и тогда воздаст каждому по делам его» (Мф. 16:27), «Что посеет человек, то и пожнет» (Гал. 6:7). В частности: ищущие удовольствие в различных постыдных делах «получат возмездие за беззаконие» (2Пет. 2:13), «открывается гнев Божий на всякое нечестие и неправду человеков» (Рим. 1:18), «Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое» (Рим.2:9). И наоборот: соблюдающий заповеди Божии войдет в жизнь (Мф. 19:17) и великим наречется в царствии Божием (Мф. 5:19); «Делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем» (Гал.6:9). Даже напоивший жаждущего чашей воды во имя Христово не потеряет своей награды (Мк. 9:41).

Самое же низшее побуждение к нравственной жизни состоит в принуждении себя к ней не ради духовных и вечных благ, а ради чувственных и временных – земных. Но и это побуждение не исключено совсем Священным Писанием. Особенно в Ветхом Завете богоизбранный народ часто побуждался Моисеем и пророками к верному служению Богу и к исполнению своих обязанностей указанием на ожидающее его в этом случае земное благополучие. И в Новом Завете говорится, что ищущим царствия Божия и правды Его все земное само собой присоединится (Мф. 6:33), «И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную» (Мф.19:29), «благочестие на все полезно, имея обетование жизни настоящей и будущей» (1Тим. 4:8). 

 

По материалам:

Олесницкий М.А. Нравственное богословие.

Андреевский И.М. Православно-христианское нравственное богословие.

Сайт: http://azbyka.ru/