Странствование израильтян до горы Синай

Отпраздновав свой чудесный переход через Чермное (Красное) море и отдохнув, израильский народ под руководством Моисея двинулся к горе Синай (Хорив), чтобы там принести Богу благодарственную жертву, как об этом заповедал Господь Моисею. Караванная дорога к Синаю, которой воспользовались израильтяне, проходила неподалеку от морского берега. Чем дальше двигались евреи, тем местность становилась волнообразное и гористее. Это была пустыня Сур. В течение трех дней народ тяжело двигался вперед, подкрепляясь запасенной в кожаных мехах водой. Но вода вскоре кончилась, и мука жажды охватила всех людей и животных.  Наконец они пришли к местечку Мерра, где нашли достаточно воды, но она оказалась слишком соленой и горькой. Для измученных жаждой людей это был непредвиденный удар, и в лагере снова вспыхнуло недовольство. Евреи еще были слабы духом и, несмотря на великие чудеса, совершенные Богом, они все-таки были маловерными. Вот почему Господь не повел их сразу в обетованную землю, а направил вглубь Синайской пустыни, где можно было испытать их веру и надежду на Бога. Моисею трудно было слушать укоры своего народа, и он с горячей молитвой обратился к Богу за помощью. По повелению Божию он бросил в источник дерево, и вода сделалась пригодной для питья. Подкрепив свои силы, странники двинулись в Елим, прекрасный оазис, славившийся своими семьюдесятью финиковыми пальмами и двенадцатью источниками кристально чистой воды. Однако, надо было идти дальше.

Ровно через шесть недель после исхода из Египта израильский народ раскинул стан в пустыне Син, между Елимом и Синаем. Солнце палило неимоверно, и в довершение всех бед у евреев истощились запасы хлеба. Еще недавно они страдали от жажды, теперь им угрожал голод. Перед новой опасностью они забыли даже так недавно совершенное перед ними чудо. Против Моисея и Аарона опять поднялись ожесточенные крики. Возбужденная толпа обступила шатры обоих вождей, укоряя Моисея и горько жалуясь на свою судьбу: «О, если бы мы умерли от руки Господней в земле Египетской, когда мы сидели у котлов с мясом, когда мы ели хлеб досыта! ибо вывели вы нас в эту пустыню, чтобы все собрание это уморить голодом» (Исх. 16:3).

Услышав эти слова, Моисей с горечью осознал, как укоренился в израильтянах рабский дух, если хлеб в достатке и котлы с мясом им дороже свободы. Однако он успокоил евреев, сказав, что Господь не оставит их и накормит досыта раньше, чем они того ожидают Вечером того же дня вся местность около стана покрылась стаями перепелов, а на следующее утро появилась манна на всем окружавшем их пространстве. Манна отселе служила для них насущным хлебом до самого вступления в землю обетованную. В вечное воспоминание об этом чудесном хлебе, одна мера (гомор) манны была впоследствии поставлена внутрь ковчега, для доказательства будущим поколениям о том чудесном промышлении, которое Бог имел о своем избранном народе в пустыне. Правила собирания и пользования манной должны были приучать народ не заботиться много о вещественном, полагаться на провидение Божие, а отсутствие ее падения по субботам служило указанием на необходимость соблюдения субботы как дня покоя, посвящаемого на служение Богу.  Манна, прославляемая в псалмах, становится символом небесного хлеба, который питает верующих, а в христианском предании (ср. Ин. 6:26-58:1 Кор. 10:3) — прообразом Евхаристии, духовной пищи Церкви как истинного Израиля на путях ее исхода в небесную отчизну.

Из пустыни Син, от побережья Красного моря Моисей повел народ в глубь Синайского полуострова к горе Синай. Последней остановкой перед Синаем было местечко Рефидим. Здесь не оказалось ни одного источника, и люди опять начали страдать из-за отсутствия воды. В лагере начались беспорядки, со всех сторон раздавались протесты и угрозы Моисею.

 «Зачем ты вывел нас из Египта, уморить жаждою нас и детей наших и стада наши?» — кричали они (Исх. 17:3). Тогда по повелению Божию Моисей взял некоторых из старейшин, подошел к горе Хорив и на глазах жаждущих людей ударил посохом по крутой скале. В то же мгновение из образовавшейся расщелины забил родник свежей горной воды. Прославляя Бога и благословляя Моисея, люди утоляли свою жажду и поили скот. Едва они успели утолить жажду, как с ужасом услышали грозные боевые крики. Впервые израильтянам предстояло помериться оружием с воинственными племенами пустыни. Это были амаликитяне, решившие преградить дорогу израильтянам и поживиться добычей. Моисей поручил командование своими войсками храброму и талантливому воину Иисусу Навину, который быстро повел свои отряды против врага. Битва продолжалась с утра до вечера с переменным успехом. Моисей в сопровождении Аарона и Ора взошел на гору и усердно молил Господа о победе израильского войска. Когда Моисей подымал руки и горячо молился, брали верх израильтяне, а когда он от усталости опускал руки, победа переходила к амаликитянам. 

 
 
Юлиус Шнорр фон Карольсфельд. Молитва Моисея.
 

Тогда Аарон и Ор стали помогать Моисею, поддерживая его руки, и к захождению солнца Иисус Навин вынудил амаликитян отступить. На том месте, где проходила битва, Моисей воздвиг благодарственный жертвенник. Господь обещал Моисею, что амаликитяне будут жестоко наказаны за их коварное нападение на израильтян.

Вскоре весть о чудесном выходе евреев из Египта дошла до Иофора, тестя Моисея. Взяв Сепфору и двух ее сыновей, Иофор пришел в израильский стан. Моисей с радостью принял тестя, жену и сыновей. На следующий день Моисей сел на возвышенное место и начал разбирать судебные дела своего народа.

Он сидел с утра до вечера, допрашивал, вникая во все подробности, и выносил приговор даже по самым незначительным делам. С удивлением приглядывался Иофор к тому, как тяжело трудится Моисей и как тратит время на решение мелочных споров. Человек, искушенный в искусстве управления, Иофор откровенно высказал зятю свои соображения: «Для чего ты сидишь один, а весь народ стоит перед тобою с утра до вечера?.. Ты измучишь и себя и народ сей, который с тобою, ибо слишком тяжело для тебя это дело: ты один не можешь исправлять его» (Исх. 18:14; 18). Моисей спросил его, как же следует поступать, и тесть посоветовал ему разделить израильтян на группы, числом в тысячу, сто, пятьдесят и десять человек, и над каждой из этих групп поставить начальников, которые одновременно были бы судьями, разрешали мелкие тяжбы и сообщали Моисею только о наиболее важных делах. Совет мудрого Иофора был проведен в жизнь, — так израильские массы обрели первые ростки своего будущего общественного строя.

По возвращении Иофора к своему племени израильский народ двинулся дальше. В отдалении уже виднелись величественные высоты Синайских гор, где должно было совершиться великое событие, именно провозглашение и дарование Божественного Синайского законодательства.

 
 
По материалам:
 
Вениамин (Пушкарь), епископ. Священная Библейская история Ветхого Завета.
Лопухин А. Библейская история Ветхого Завета. 

Сайт: http://azbyka.ru/