Исход из Египта. Переход чрез Чермное море

Исходным пунктом движения был Раамсес, один из тех «городов для запаса», которые построены были каторжным трудом израильтян. Почуяв свободу, народ бодро устремился в путь. 

Моисей, руководимый чудесно предшествовавшим ему столпом облачным днем и столпом огненным ночью, повернул от Ефама на юг и повел свой народ параллельно со стеной, на некотором расстоянии от нее. Неподалеку от Чермного моря они достигли места под названием Пи-Гахироф — «место, где растет тростник» («между Мигдолом и между морем, пред Ваал-Цефоном»). Там они могли раскинуть палатки и отдыхом подкрепить свои силы среди обильных родников пресной воды и прекрасных пастбищ. 

  Известия из пограничных крепостей в то же время должны были показать фараону, что у Моисея действительно было намерение окончательно вывести свой народ из Египта, а не просто временно побыть в пустыне с целью совершения религиозных обрядов и празднеств, как он, при своем презрительном взгляде на неспособность рабского племени к возвышенной идее свободы, мог предполагать и после всего, что произошло между ним и Моисеем. Теперь же, когда стало известно, что эти рабы решились совсем бежать из страны, надо остановить их, воспрепятствовать им во что бы то ни стало. Быстро поэтому фараон приказал снарядить погоню. В качестве передового отряда высланы были шестьсот лучших колесниц, за которыми двинулись и главные силы. Пылая мщением к презренным беглецам и предвкушая удовольствие грозного налета молниеносной конницы на пораженных ужасом израильтян, фараон сам отправился во главе передового отряда.

В какой ужас пришли израильтяне, когда из тучи пыли вынырнули грозные колесницы! Евреи в оцепенении смотрели на приближающихся к ним египетских воинов и сетовали, что так легкомысленно позволили Моисею увести себя из земли Гесем, где лучше было бы жить в рабстве, чем погибнуть теперь от руки преследователей в пустыне. Моисей успокаивал отчаявшихся, уверяя, что Господь не покинет Свой народ в беде, если только они будут иметь глубокую веру в своего Создателя и Спасителя. С горячей молитвой о спасении евреев обратился Моисей к Богу, и Господь услышал Своего избранника. Облачный столп, который привел израильтян к Красному морю, опустился на землю между конницей фараона и евреями, так что египтяне никак не могли приблизиться к беглецам. Евреи остановились у самого берега, дальше им путь преграждали воды Красного моря. По повелению Божию «...простер Моисей руку свою на море, и гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступились воды» (Исх. 14:21). Как только образовалась суша посредине моря, израильтяне поспешили перейти на другой берег. Они были уже на противоположном берегу, когда египетское войско во главе с фараоном ринулось вслед за беглецами. Между тем, по описанию Иосифа Флавия, разразился страшный бурный ливень, с громом и молнией, и вместе с порывистым ветром заставил невольно смутиться гонителей, которые, в то же время, видя огни, зажигавшиеся в различных местах среди израильтян для указания пути отдельным частям, потеряли прямое направление и в смятении кое-как ощупью пробирались по дну. Но вот, когда войско уже находилось среди перехода, ветер, по чудодейственному мановению руки Моисея, мгновенно переменил свое направление и с прежнею яростью подул со стороны моря. Долго сдерживавшаяся им вода теперь тем яростнее ринулась к берегу, и пенистые волны стали заливать место перехода. Идти вперед поэтому было невозможно; но то же самое и назад, потому что колеса вязли и засевали в песке; от сильных порывов взбешенных коней оси ломались, и воины падали в воду. При виде наступающих волн ужас объял египтян. Но спасение было уже невозможно. Юго-западный ветер с дикою силой дул из ущелий соседних гор и яростно гнал воду, которая все более и более затопляла место перехода. На нем в отчаянии боролись египтяне. Отчаянные крики погибающих людей и храп испуганных лошадей, бессильно бившихся в упряжи засевших в песке колесниц, представляли (как естественно предположить) страшную картину, усиливаемую непроницаемой тьмой ночи и ревом разъяренной стихии. Но борьба была непродолжительна. Стихия одолела, и поутру берега были усеяны трупами погибших в ту ночь египтян, среди которых, вероятно, был и сам фараон.

 
Юлиус Шнорр фон Карольсфельд. Переход израильтян через Чермное море.
 

Так чудесным образом израильский народ навсегда покинул страну рабства. Близ того места, где израильтяне вышли на восточный берег Чермного моря, от берега идет равнина, ведущая к плодородному оазису, известному еще и теперь под названием Айюн-Муса, «Источники Моисеевы», на расстоянии четверти часа пути от берега. Здесь-то, наверно, и расположились израильтяне после чудесного перехода Чермного моря. Чудесное избавление от страшной опасности привело их в неописуемый восторг. Этого спасения никак нельзя было приписать самим себе; оно было в собственном смысле чудесно, и народ ликовал, прославляя Иегову и своего доблестного вождя Моисея. Иегова, очевидно, есть Бог превыше и всесильнее всех богов. Все сердца были переполнены восторженною благодарностью к Богу. 

Началось простое народное ликование и празднество. Мариам, достойная сестра великих братьев-освободителей, образовала хороводы и с тимпаном в руках вдохновляла женщин и дев к пляскам, песням и играм. Это был самый счастливый день в истории избранного народа.

Чудесный переход через Красное море имеет огромное значение в истории еврейского народа: во-первых, благодаря этому переходу израильтяне окончательно избавились от египетского рабства и стали свободной нацией; во-вторых, совершившимся чудом еще более была укреплена вера евреев в единого истинного Бога; в-третьих, в глазах евреев утвердился авторитет их вождя — Моисея. И наконец, чудесный переход еврейского народа через Красное море показал могущество Израильского Бога и привел в страх и трепет окружающие языческие народы. Предания об этом событии долго сохранялись у соседних народов. Племена к востоку от Чермного моря, говорит Диодор Сицилийский, бывший в Египте незадолго до Рождества Христова, «имеют предание, передающееся в течение веков, что однажды вес залив во время сильного отлива обнажился от воды, которая стенами стояла по обеим сторонам, делая видимым дно». Греко-иудейский писатель Артапан, живший также незадолго до Рождества Христова и написавший книгу об иудеях, отрывки которой сохранены Евсевием Кесарийским, говорит, что «жрецы Мемфиса обыкновенно рассказывали, что Моисей тщательно изучил время отлива и прилива Чермного моря и провел через него народ свой, когда мели совсем обнажились. Но жрецы Илиопольские рассказывают эту историю иначе. Они говорят, что когда царь египетский преследовал иудеев, то Моисей ударил воды своим жезлом и они расступились так, что израильтяне могли пройти, как посуху. Когда же египтяне решились вступить на этот опасный путь, то были ослеплены огнем с неба, море ринулось на них и они все погибли частью от молнии, частью от волн».

Кроме того, переход через Чермное море имеет и преобразовательное значение. Он прообразует новозаветное таинство Крещения. Подобно тому, как израильский народ, чудесно перейдя море, избавился от египетского рабства, так в водах Новозаветного Крещения христианин избавляется от рабства диаволу. Кроме этого, в переходе евреев через Чермное море Церковь усматривает прообраз Пресвятой Девы Марии, Ее Приснодевство.

 

По материалам:
 
Лопухин А. Библейская история Ветхого Завета. 
Вениамин (Пушкарь), епископ. Священная Библейская история Ветхого Завета.