Евангельские заповеди блаженства

В восполнение 10-ти заповедей Ветхого Завета Спаситель предложил учение о Блаженствах. Не отменяя того, что предписывалось Ветхим Заветом, Спаситель расширяет и возвышает смысл древних заповедей, внушая людям стремление к идеальному совершенству и начертывая путь к этому совершенству. Святитель Иоанн Златоуст замечает, что в Нагорной беседе Иисус Христос дает заповеди выше древних, предлагает путь к некоторому божественному и небесному образу жизни.

Вот как представлены Заповеди Блаженства в Евангелии от Матфея:

«Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.

  Блаженны плачущие, ибо они утешатся.

  Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.

  Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.

  Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.

  Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.

  Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.

  Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.

  Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня.

 Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах...» (Мф. 5:3–12).

Отличительные особенности Заповедей Блаженства состоят в следующем:

1)                В изречениях о блаженстве Иисус Христос начертывает такой идеал нравственной жизни, предлагает такие нравственные правила, которыми упорядочивается преимущественно внутренняя жизнь человека, так что его внешняя жизнь и деятельность являются необходимым следствием внутреннего его настроения. Здесь недостаточно одного внешнего доброделания или внешнего исправного поведения, а требуется внутренняя перемена, внутреннее обновление, не ветхозаветная  законническая праведность, а праведность евангельская, праведность духа и истины.

2)                Нравственные требования, излагаемые в изречениях о блаженстве, не суть что-либо чуждое, напротив, они суть требования самой нравственной природы человека. Исполняя эти требования, человек тем самым удовлетворяет внутренним потребностям нравственной природы своей души и доставляет ей истинное блаженство.

3)                Внешняя форма изречений не категорическая, а условная, предоставляющая человеку полную свободу. Господь не говорит: будьте нищими духом, кроткими и т.д., а говорит: блаженны, т.е. хорошо тому, кто будет кротким, милостивым и т.д.

4)                Нравственные требования в изречениях о блаженстве излагаются в строгой постепенности: человек от легких подвигов возводится к более трудным; от низших - к новым высшим. Заповеди Блаженства представляют собою лестницу христианских добродетелей, по которой человек последовательно восходит к высшим ступеням совершенства. Внутреннюю связь христианских добродетелей и заповедей хорошо изъясняет святитель Иоанн Златоуст: «От первой заповеди, пролагая путь к последующий, Христос сплел нам золотую цепь. Ибо смиренный будет и оплакивать свои грехи; оплакивающий свои грехи сделается кротким, тихим и милостивым; милостивый – праведным и чистым и сокрушенным сердцем, а такой бывает миролюбивым; кто же достигает всего этого, тот будет готов к опасностям, не устрашится злоречия и бесчисленных бедствий».  

Первое знакомство с Заповедями Блаженства способно смутить дух современного человека. Ибо все, что ими предписывается, представляется бесконечно далеким от нашего бытового понимания счастливой и полнокровной жизни: нищета духа, плач, кротость, искание правды, милость, чистота, миротворчество, изгнанничество и поношение... все это плохо вписывается в расхожее представление о земном блаженстве.

 
 
П. Басин. Нагорная проповедь.
 

Рассмотрим последовательно все 9 Заповедей Блаженства.

1)    Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Подобное предположение, очевидно, противоречит не только опыту повседневной жизни, но и тем идеалам, что прививаются нам современной культурой. Однако для начала будем иметь в виду, что не всякий дух соделывает человека духовным, а тем более счастливым. К счастью, к полноте жизни человека может привести только Дух Божий, потому что Бог есть источник жизни. Вследствие грехопадения человек вместо того, чтобы восходить к Богу, служить Ему и пребывать в спасительном общении с Ним, направил все свои силы на удовлетворение потребностей собственного эгоизма. На смену этого состояния гордыни должно прийти осознание собственного недостоинства, греховности, состояние смирения, которое и является, по словам святителя Григория Нисского, нищетой духовной. Сознание духовной нищеты естественно побуждает человека к нравственному обогащению, к нравственной деятельности, подобно тому, как сознание нищеты телесной (отсутствие пищи, питья, одежды) побуждает человека заботиться о питании телесном. 

2)    Блаженны плачущие, ибо они утешатся. В обыденном представлении ничего общего между блаженством и плачем нет, а слезы - непременный знак человеческого горя, боли, обиды, безысходности. Плач, о котором говорит данная Заповедь, порождается, главным образом, сознанием недостаточности добрых дел, и как следствие, горьким чувством недовольства собой, сожалением о себе. Это плач, который по апостолу Павлу «покаяние нераскаянное соделовает» (2Кор. 7:16), т.е. который приводит к бесповоротному раскаянию, бесповоротному осуждению своих грехов.

3)    Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Эта заповедь также способна вызвать весьма отрицательную реакцию. Ведь кротость — это, по-видимому, не что иное, как другое имя покорности, безропотности, приниженности? Да разве возможно с этакими качествами выжить в нашем мире, да еще защитить кого-нибудь? Но кротость вовсе не есть то, в чем ее по незнанию обвиняют. Кротость — это великая способность человека понять и простить другого. Необходимым следствием сознания своих собственных недостатков и сердечного сокрушения о них является в человеке понимание возможности этих недостатков и в других и снисходительность к ним. Отсюда, кротость есть естественное следствие двух первых добродетелей человека. Кротость есть тихое расположение духа, когда человек ко всему относится спокойно, ничем не раздражается, не возмущается, не гневается, не платит злом за зло, терпеливо переносит всякие обиды и неисправности, охотно прощает их людям и снисходительно относится к недостаткам других, любовно исправляя их. Высочайший пример кротости мы имеем в лице Иисуса Христа, сказавшего о Себе: «научитесь от Меня, яко кроток есть и смирен сердцем» (Мф. 11:29), а также в лице апостолов, о которых апостол Павел говорит: «злословят нас, мы благословляем, гонят нас, мы терпим, хулят нас, мы молим» (1Кор. 4:12-13).

4)    Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Обычным спутником нищеты, телесной является голод, жажда и желание насытиться. Так и нищета духовная вызывает желание и стремление насытиться пищей духовной, удовлетворить запросы своей души, которые, в конце концов, сводятся к желанию помилования, оправдания, праведности, посредством благодати и веры в Иисуса Христа. Так жаждал своего оправдания пред Богом, например, царь и пророк Давид, восклицавший: «как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже. Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому» (Пс. 41:2).

5)     Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. Милость, или милосердие, — это, прежде всего, способность человека действенно откликаться на чужую беду. В евангельском повествовании мы находим целый перечень добрых дел, совершение которых признается необходимым для наследования Царствия Небесного и оправдания на суде Господнем. Все это — дела сострадания: накорми алчущего, напои жаждущего, одень нагого, прими странника, посети больного и узника. Не исполнивший же закона милосердия примет свое наказание в Судный день. Ибо, по слову Господа, «так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне» (Мф. 25:45).

6)     Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. Речь в этой заповеди идет о Богопознании. И его непременным условием является нравственное состояние личности, чистота помыслов и чувств, которые приобретаются в результате длительной работы человека над самим собою. Поэтому эта добродетель стоит после целого ряда других добродетелей.

7)    Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. Как подчеркивает святитель Иоанн Златоуст, этой Заповедью Блаженства Христос «не только осуждает взаимное несогласие и ненависть людей между собой, но требует большего, а именно — чтобы мы примиряли несогласия и раздоры других». По заповеди Христа мы должны стать миротворцами, то есть теми, кто устрояет на земле мир. В этом случае мы станем сынами Божиими по благодати, ведь, по словам этого же святого, «и дело Единородного Сына Божия состояло в том, чтобы соединить разделенное и примирить враждующее». Апостол Павел в Послании к Ефесянам свидетельствует о Господе: «Он есть мир наш» (Еф. 2:14). А преподобный Серафим Саровский описывает состояние мира следующим образом: «Дар и благодать Святого Духа и есть мир Божий. Мир есть знамение присутствия Божией благодати в человеческой жизни». И потому в момент Рождества Христова ангелы благовествовали пастухам словами: «Слава в вышних Богу, и на земле мир...», ибо Господь, Источник и Податель мира, Своим рождением принес его людям. 

8)    Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.

В четвертой заповеди Господь обещает взыскующим правды, что они обретут то, к чему стремится их душа. А в заповеди об изгнанных за правду Он предупреждает нас об опасностях, подстерегающих человека на этом пути. Ибо жизнь по правде непроста и мало напоминает прогулку по ухоженному парку. Жизнь по правде — труд и испытание, сопряженные с риском, потому что в мире, где мы живем, слишком много лжи. Великим утешением и опорой для нас является памятование о том, что человек, живущий по правде, в конечном счете, всегда побеждает. Побеждает уже потому, что правда сильнее лжи. Это убеждение живет в мудрости нашего народа: «Делай не ложью — все выйдет по-Божьи», «Все минется — одна правда останется», «Не в силе Бог, а в правде»... Случается, однако, что отдельный человек не доживает до момента торжества правды, ибо 70–80 лет жизни — лишь миг перед лицом вечности. Однако правда торжествует всегда. И если не в этой жизни, то в жизни вечной человек, живший по правде, увидит ее торжество. Поэтому и говорит Господь: «Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное».

9)     Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах... Эта последняя Заповедь Блаженства звучит особенно драматично, ибо она о тех, кто принимает мученический венец за исповедание Христа Спасителя. Борьба со Спасителем и провозглашенным Им учением объявляется с момента возникновения христианства, с провозглашения Христом Заповедей Блаженства. Во второй половине I века эта борьба обретает форму жесточайших гонений. Начавшись при римском императоре Нероне, они продолжались более 250 лет. Сонмы мучеников засвидетельствовали верность Христу своей жизнью и смертью. В широком смысле слова гонения на христиан не прекращались никогда. Быть христианином, открыто жить в соответствии со своими убеждениями почти всегда означало плыть против течения, принимать удары со стороны тех, для кого христианство оставалось словом, далеким от их жизни. В послереволюционные годы изощренным пыткам и мучениям подвергались наши соотечественники — епископы, священники, монахи, бесчисленное множество верующих. Народ Божий был истребляем только за то, что веровал во Христа Спасителя. 

Далеко не случайно то, что завершающая из свода Заповедей Блаженства посвящена гонимым за Христа. Ибо принимая христианское учение и сверяя с ним свою жизнь, мы занимаем совершенно определенную позицию в ключевом конфликте всех времен — борьбе Бога с диаволом, сил добра с силами зла.

Заповедь о гонимых за Христа отличается от всех остальных. Сравним ее с предшествующей: «Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное». То есть блажен тот, кто пострадал за правду: воздаяние ему уготовано на Небесах. Заповедь же о претерпевших ради Христа звучит иначе: «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня». То есть блаженны не в жизни будущей, но уже в тот самый момент, когда претерпеваются гонения за Христа. Но тогда почему блаженны? Да потому, что именно в момент наибольшего напряжения человеческих сил в стоянии за правду Божию открывается полнота этой правды. 
Если мы принимаем Заповеди Блаженства, то мы принимаем Самого Христа. А это значит, что нашим высшим законом и нашей высшей правдой является нравственный идеал христианства, за который мы должны быть готовы пострадать, обретая и в этом идеале, и в его исповедании полноту жизни.

 
 
 

По материалам:

Г.Шиманский. Конспект по Нравственному Богословию.

Сайт: www. dorogadomoj. com

Кирилл (Гундяев), митрополит Смоленский и Калининградский. Слово пастыря.

Сайт: http://azbyka.ru/