Иосиф

Жизнь Иакова была исполнена приключений и тяжких огорчений, но Провидение готовило ему новые испытания и именно чрез самого любимого им сына Иосифа. В библейской истории Иосиф впервые выступает пред нами семнадцатилетним юношей. Как любимый сын, он постоянно находился при своем престарелом отце и лишь изредка навещал своих братьев, занимавшихся пастушеским делом и переходивших со своими стадами с одного пастбища на другое. Простодушный и невинный он, возвращаясь домой, с детскою наивностью рассказывал отцу о разных худых поступках своих братьев, не отличавшихся особенною высотою нравственности. Братья возненавидели его за это, и ненависть их разгоралась тем сильнее, чем больше они видели, что престарелый отец их не скрывал своей особенной любви к Иосифу, как «сыну старости своей» и при том старшему сыну любимой им жены Рахили, теперь уже оплакиваемой им. Старец действительно открыто показывал свою особенную любовь к Иосифу, в частности, сделал ему особую «разноцветную одежду», длинную и, быть может, из лучших египетских материй. На востоке, где неизменно сохраняются вековые обычаи, любимых детей и теперь одевают так же. Одежда шьется из материй разных цветов, которые получают изящное сочетание — по предписаниям моды и вкуса. Такая одежда вместе с тем могла служить знаком того, что Иаков предполагал сделать Иосифа наследником всего своего имущества, особенно в виду того, что старшие братья нанесли отцу страшное бесчестье.

Особенно братьев раздражали сны Иосифа, которые тот по своей наивности рассказывал братьям. Однажды, когда вся семья была дома, Иосиф рассказал такой сон: «Вот, мы вяжем снопы посреди поля; и вот, мой сноп встал и стал прямо; и вот, ваши снопы стали кругом и поклонились моему снопу». Единокровные братья возмутились и насмешливо спросили: «Неужели ты будешь царствовать над нами? неужели будешь владеть нами?» (Быт. 37:7–8). Но вскоре Иосиф имел неосторожность рассказать отцу и братьям еще один сон. Он видел во сне, как одиннадцать звезд, луна и солнце поклонились ему. На этот раз даже Иаков рассердился и побранил своего любимца.

Все это вместе возбудило в старших братьях злобу и зависть к Иосифу, и они решили отделаться от него. Когда они однажды со своими стадами находились на более значительном расстоянии от ставки отца, чем как это бывало прежде, именно около Сихема, то при первом появлении среди них ненавистного брата решили убить его; но так как против подобного решения восстал старший брат Рувим, то просто сняли с него одежду и бросили его, на всякий случай, в один из тех рвов или высохших колодцев, которые нарочито приготовлялись для того, чтобы в дождливое время запасать в них воду на время засухи. Когда старшие братья, бросив его в ров, раздумывали, что с ним делать дальше, вдали показался арабский караван (мадиамлян), тянувшийся по направлению к Египту, и он решил судьбу Иосифа. Жестокие братья продали его мадиамским купцам за двадцать сребреников. Отцу они сказали, что Иосифа, вероятно, разорвали дикие звери, в доказательство чего представили ему изодранную и нарочно омоченную кровью козла одежду Иосифа. Иаков от невыносимой скорби разодрал одежды свои, «возложил вретище на чресла свои и оплакивал сына своего многие дни», не желая утешиться и приговаривая: «с печалию сойду к сыну моему в преисподнюю».

 
iosif_prodagha01.jpg
 
Юлиус Шнорр фон Карольсфельд. Братья продают Иосифа.
 
Между тем в Египте Иосиф был куплен у мадиамлян Потифаром, царедворцем фараоновым, начальником телохранителей. Палестинские рабы, каковым был Иосиф, высоко ценились в Египте и употреблялись, по преимуществу, для беганья пред колесницами своих господ по улице. С золоченой тростью или хлыстиком в руке они расчищали путь и направляли лошадей. Но Иосиф своею расторопностью, честностью и успехом в исполнении всех поручений более чем оправдал общий взгляд египтян на особенное достоинство палестинских рабов. Он снискал «благоволение в очах» Потифара, вследствие чего тот «поставил его над домом своим и все, что имел, отдал на руки его». Дома у египетских вельмож отличались необычайным богатством, и в огромном хозяйстве проворство и честность, отличавшая Иосифа, должны были цениться высоко. И действительно, Потифар нашел в нем такого верного и надежного слугу, что мог вполне вверить ему все управление своим домом, и «сам при нем не знал ничего, кроме хлеба, который ел», и то только потому, что строгие египетские законы церемониальной чистоты не позволяли чужеземцу, особенно из пастушеской народности, касаться предметов непосредственного потребления египтян.
 
iosif_iskush01.jpg
 
Юлиус Шнорр фон Карольсфельд. Искушение Иосифа.
 
При своем высоком нравственном достоинстве и хозяйственных способностях Иосиф вдобавок отличался статностью и красотой, которые не преминули обратить на себя внимание жены Потифара, изнеженной роскошью и праздностью. Однако, он отверг ее предложение, не желая отплатить своему господину низкой изменой за все его благодеяния. К сожалению, похотливая женщина настойчиво добивалась своего. Воспользовавшись случаем, когда в доме не было ни мужа, ни слуг, а был только Иосиф, она ухватила его за одежду и хотела увлечь на свое ложе. Иосиф отчаянно сопротивлялся и, в конце концов, убежал, оставив свою одежду в руках искусительницы. Глубоко оскорбленная в своей женской гордости, отвергнутая евреем — рабом, она не замедлила отомстить за свое положение. Сейчас же она подняла ужасный крик и, когда со всех сторон сбежались слуги, показала им одежду Иосифа как доказательство его вины.
Вернувшись домой, Потифар узнал обо всем случившемся и, поверив лицемерному возмущению супруги, бросил Иосифа в темницу.
 
 
По материалам:
 
Лопухин А. Библейская история Ветхого Завета.  
 
Вениамин (Пушкарь), епископ. Священная библейская история Ветхого Завета.