Иаков. Лестница Иакова

Скрываясь от гнева брата своего, Иаков отправился в дальний путь, как бедный странник с сумой за плечами и с посохом в руке. Он шел все время пешком, ночуя под открытым небом. Однажды, дойдя до местечка Луз, он решил переночевать, так как солнце уже зашло, и наступила ночь. Это было то самое место, где некогда Авраам воздвиг жертвенник Богу. Увидев несколько камней, быть может, остаток этого именно жертвенника, Иаков положил один из них себе под голову вместо подушки и, утомленный долгой дорогой, крепко заснул. И вот под влиянием только что пережитых событий он видит чудесный сон: он увидел лестницу, которая стояла на земле, а верх ее касался неба. Ангелы Божии восходили и нисходили по ней, а на самой верхней ступеньке стоял Господь и милостиво говорил ему: «Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака; [не бойся]. Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему; и будет потомство твое, как песок земной; и вот Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю». (Быт. 28:13–15). Пробудившись от сна, Иаков, пораженный необыкновенным видением, сказал: «Как страшно сие место! это не иное что, как дом Божий, это врата небесные» (Быт. 28:17). В память о своем необыкновенном видении Иаков установил камень, на котором спал, и возлил на него елей. А место это он назвал Вефиль, что значит «Дом Божий».

Лестница Иакова. Фреска. Греция; XVI в. Местонахождение: Греция. Афон, монастырь Дионисиат

Видение патриарха Иакова заключает в себе глубокие богословские истины:

1. Бог не отвергает нас от Себя после нашего грехопадения, но вновь соединяет нас с Собой. Символом этой связи является лестница, соединяющая небо с землею.

2. Соучастниками и служителями божественной любви, спасающей нас, являются Ангелы. Господь невидимо посылает их на землю для служения людям.

3. Стоящий на вершине лестницы Господь в определенное время сойдет на землю для спасения рода человеческого. По толкованию святых отцов, лестница Иакова прообразует Божию Матерь, через Которую Сын Божий пришел в мир. Это нашло свое отражение и в иконографии. 

 

Молченская икона Божией Матери

в Молченской Богородице-Рождественской Софрониевой мужской пустыни

 

Ободренный и подкрепленный обетованием Божиим, Иаков отправился дальше к месту своего назначения, и через несколько дней пути он оказался на богатых пастбищах города Харрана. Около колодца, куда пастухи пригоняли стада на водопой, он спросил у местных пастухов, знают ли они Лавана, внука Нахора. В это время к колодцу подошла красивая девушка со стадом овец. «Вот Рахиль, дочь его», — воскликнули пастухи (Быт. 29:6). Увидев свою двоюродную сестру, Иаков расчувствовался и поцеловал ее в щеку. Затем он напоил ее овец и сообщил ей, что он ее родственник. Рахиль очень обрадовалась и побежала сообщить отцу о прибытии гостя. Лаван выбежал навстречу Иакову, обнял и повел его к себе в дом. Иаков рассказал обо всем, что с ним произошло в доме родителей, и просил дядю взять его к себе на службу. Лаван ласково приютил у себя племянника и поручил ему ухаживать за скотом. Через месяц пребывания Иакова у дяди, Лаван предложил просить себе плату за труд: «Неужели ты даром будешь служить мне? …скажи мне, что заплатить тебе?». У Иакова уже была на примете плата его сердца. У Лавана было две дочери, из которых старшая «Лия была слаба глазами, а другая Рахиль была красива станом и красива лицом». Иаков полюбил Рахиль и предложил Лавану проработать за нее семь лет, чтобы только он выдал ее за него в замужество. Лаван согласился, и эти семь лет показались Иакову «за несколько дней, потому что он любил ее». Когда  настало  время  свадьбы,  Лаван,  воспользовавшись восточным обычаем, по которому невеста во время заключения брака плотно закутывается в покрывала, обманул Иакова и вместо Рахили подставил Лию, оправдываясь потом тем, что по местному обычаю «так не делают, чтобы младшую отдать прежде старшей». Но он предложил Иакову отдать ему в жены и Рахиль при условии, что он еще проработает семь лет, на что Иаков и согласился. В этом обмане со стороны Лавана для Иакова было как бы возмездие за его собственный обман при получении благословения первородства. Получив по прошествии недели брачной жизни с Лиею и Рахиль, Иаков проработал за нее еще семь лет своему тестю Лавану. Но это двоеженство совершилось без соизволения Божия, и потому в своей семейной жизни Иакову суждено было испытать множество огорчений как от соперничества жен, так и от поступков и судьбы своих детей.

Таким образом, у Иакова сразу оказались две жены. Конечно же, он отдавал предпочтение Рахили, а с Лией обращался плохо. Дома не было согласия, сестры ревновали его друг к другу, и каждая старалась расположить мужа к себе. Из-за этого часто возникали ссоры. Господь, видя невинность и безропотность, кротость Лии, благословил ее чадородием, между тем как гордая Рахиль оставалась бесплодной. У Лии уже родилось четыре сына — Рувим, Симеон, Левий и Иуда, а у Рахили еще не было ни одного. В отчаянии Рахиль обратилась к Иакову: «Дай мне детей, а если не так, я умираю». Иаков рассердился и ответил резко: «Разве я Бог, Который не дал тебе плода чрева?» (Быт. 30:1–2). Рахиль, не видя иного выхода, решила воспользоваться старинным обычаем своего народа: она взяла служанку Валлу и дала ее Иакову в наложницы. Валла вскоре забеременела. Когда она рожала, Рахиль держала ее на своих коленях, чтобы, согласно обычаю, ребенок рабыни считался ее ребенком. Так родился мальчик, по имени Дан. Рахиль не скрывала своей радости и говорила: «Судил мне Бог, и услышал голос мой, и дал мне сына» (Быт. 30:6). Спустя некоторое время Валла родила второго сына, которого Рахиль назвала Неффалимом.

Лия, видя, что перестала рожать, отдала Иакову в наложницы свою служанку Зелфу. Зелфа родила Иакову двух сыновей, которым Лия дала имена Гад и Асир. После этого Лия родила еще двух сыновей — Иссахара и Завулона, и дочь Дину. Таким образом, когда нелюбимая мужем Лия имела уже шесть сыновей и одну дочь, любимая Иаковым Рахиль все еще была бесплодна. Это заставило ее, наконец, смириться и с молитвой обратиться к Богу. «… И услышал ее Бог, и отверз утробу ее. Она зачала и родила… сына… И нарекла ему имя: Иосиф…» (Быт. 30:22–24).

Сделавшись отцом большого семейства, Иаков стал подумывать о том, как бы приобрести самостоятельность и сделаться независимым хозяином дома. Поэтому он стал просить Лавана, чтобы тот отпустил его с семейством для возвращения на родину. Лаван, понимая заслуги Иакова для  умножения своего богатства, стал просить его остаться еще на несколько времени, предлагая ему после дать награду в виде скота, отмеченного черной шерстью, пятнами и крапинами. Иаков согласился и под его руководством и наблюдением такой скот чудесно умножался, так что когда ему пришлось получить свою награду, на двадцатый год пребывания Иакова в Месопотамии, он «сделался весьма, весьма богатым, и было у него множество мелкого скота (и крупного скота), и рабынь, и рабов, и верблюдов, и ослов». Это возбудило зависть сыновей Лавана, и они стали говорить: «Иаков завладел всем, что было у отца нашего, и из имения отца нашего составил все богатство сие» (Быт. 31:1).

Обстановка в доме Лавана стала очень напряженной. Иаков не без основания опасался, что сыновья Лавана захотят силой отнять его имущество. Но Господь, Который всегда был его помощником, явился ему и сказал: «Возвратись в землю отцов твоих и на родину твою; и Я буду с тобою» (Быт. 31:3).

Получив благословение Божие, Иаков решил тайно покинуть Харран. Караван Иакова был необычайно велик. Там были верблюды, вьючные ослы, волы и козы; Иакова сопровождали две жены, две наложницы, одиннадцать сыновей и несколько слуг со своими семьями. Такому каравану невозможно было уйти из Харрана незамеченным. И все-таки Лаван лишь на третий день узнал об уходе Иакова. Он созвал сыновей и родственников своих и бросился в погоню. Но по дороге ему явился Господь и строго предостерег его не вредить Иакову: «Берегись, не говори Иакову ни доброго, ни худого» (Быт. 31:24). Семь дней длилась погоня. Лаван настиг Иакова на горе Галаад, когда тот раскидывал шатры. Лаван подошел к беглецу и с обидой сказал: «Что ты сделал? для чего ты обманул меня, и увел дочерей моих, как плененных оружием? зачем ты убежал тайно, и укрылся от меня, и не сказал мне? я отпустил бы тебя с весельем и с песнями, с тимпаном и с гуслями; ты не позволил мне даже поцеловать внуков моих и дочерей моих; безрассудно ты сделал. Есть в руке моей сила сделать вам зло; но Бог отца вашего вчера говорил мне и сказал: «Берегись, не говори Иакову ни хорошего, ни худого». Но пусть бы ты ушел, потому что ты нетерпеливо захотел быть в доме отца твоего, — зачем ты украл богов моих?» (Быт. 31:25–30). Последние слова очень удивили Иакова, так как он не знал, что перед отъездом Рахиль украла из родительского дома статуэтки домашних богов, терафимов. Иаков обещал казнить вора и разрешил Лавану произвести обыск в его лагере. Благодаря хитрости Рахили Лаван не нашел своих терфимов. Тогда Иаков в свою очередь пришел в негодование, рассердился на тестя за погоню и за оскорбительный обыск. Он напомнил Лавану все обиды, испытанные за двадцать лет службы: «Я томился днем от жара, а ночью от стужи, и сон мой убегал от глаз моих. Таковы мои двадцать лет в доме твоем. Я служил тебе четырнадцать лет за двух дочерей твоих и шесть лет за скот твой, а ты десять раз переменял награду мою. Если бы не был со мною Бог отца моего, Бог Авраама и страх Исаака, ты бы теперь отпустил меня ни с чем» (Быт. 31:40–42). Тогда Лаван смирился духом и заключил союз с Иаковом, который, в свою очередь, поклялся не обижать своих жен и не брать других кроме дочерей Лавана. «И заколол Иаков жертву на горе, и позвал родственников своих есть хлеб; и они ели хлеб (и пили) и ночевали на горе. И встал Лаван рано утром, и целовал внуков своих и дочерей своих, и благословил их, и возвратился Лаван в свое место, а Иаков пошел путем своим».

 

По материалам:

Вениамин (Пушкарь), епископ. Священная Библейская история Ветхого Завета.

Лопухин А. Библейская история Ветхого Завета.