Апостол от 70-ти Дионисий Ареопагит, Афинский, епископ

Житие

Свя­щен­но­му­че­ни­ки Ди­о­ни­сий Аре­о­па­гит, епи­скоп Афин­ский, пре­сви­тер Ру­стик и диа­кон Елев­фе­рий уби­ты в Гал­лий­ской Лю­те­ции (древ­нее на­зва­ние Па­ри­жа) в 96 го­ду (по дру­гим дан­ным – в 110 го­ду), во вре­мя го­не­ния при им­пе­ра­то­ре До­ми­ци­ане (81–96). Свя­той Ди­о­ни­сий жил в го­ро­де Афи­ны. Там же вос­пи­ты­вал­ся и по­лу­чил клас­си­че­ское эл­лин­ское об­ра­зо­ва­ние. За­тем от­пра­вил­ся в Еги­пет, где в го­ро­де Илио­по­ле изу­чал аст­ро­но­мию. Вме­сте с дру­гом Апол­ло­фо­ном он был сви­де­те­лем сол­неч­но­го за­тме­ния в мо­мент рас­пя­тия на Кре­сте Гос­по­да Иису­са Хри­ста. «Это или Бог, Со­зда­тель все­го ми­ра, страж­дет, или этот мир ви­ди­мый кон­ча­ет­ся», – ска­зал то­гда Ди­о­ни­сий. В Афи­нах, ку­да он воз­вра­тил­ся из Егип­та, его из­бра­ли чле­ном аре­о­па­га (вер­хов­но­го афин­ско­го су­да).

Ко­гда свя­той апо­стол Па­вел про­по­ве­до­вал в афин­ском аре­о­па­ге (Деян.17:16-34), Ди­о­ни­сий при­нял это спа­си­тель­ное бла­го­ве­стие и стал хри­сти­а­ни­ном. В те­че­ние трех лет Ди­о­ни­сий был спо­движ­ни­ком свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла в про­по­ве­ди Сло­ва Бо­жия. Впо­след­ствии апо­стол Па­вел по­ста­вил его епи­ско­пом го­ро­да Афин. В 57 го­ду свя­той Ди­о­ни­сий при­сут­ство­вал при по­гре­бе­нии Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы.

Еще при жиз­ни Ма­те­ри Бо­жи­ей Ди­о­ни­сий Аре­о­па­гит, спе­ци­аль­но при­ез­жав­ший в Иеру­са­лим из Афин, чтобы уви­деть Бо­го­ма­терь, пи­сал сво­е­му учи­те­лю апо­сто­лу Пав­лу: «Сви­де­тель­ству­юсь Бо­гом, что, кро­ме Са­мо­го Бо­га, нет ни­че­го во все­лен­ной, в та­кой ме­ре ис­пол­нен­но­го Бо­же­ствен­ной си­лы и бла­го­да­ти. Ни­кто из лю­дей не мо­жет по­стиг­нуть сво­им умом то, что я ви­дел. Ис­по­ве­дую пред Бо­гом: ко­гда я Иоан­ном, си­я­ю­щим сре­ди апо­сто­лов, как солн­це на небе, был при­ве­ден пред ли­цо Пре­свя­той Де­вы, я пе­ре­жил невы­ра­зи­мое чув­ство. Пре­до мною за­бли­ста­ло ка­кое-то Бо­же­ствен­ное си­я­ние. Оно оза­ри­ло мой дух. Я чув­ство­вал бла­го­уха­ние неопи­су­е­мых аро­ма­тов и был по­лон та­ко­го вос­тор­га, что ни те­ло мое немощ­ное, ни дух не мог­ли пе­ре­не­сти этих зна­ме­ний и на­чат­ков веч­но­го бла­жен­ства и Небес­ной сла­вы. От Ее бла­го­да­ти из­не­мог­ло мое серд­це, из­не­мог мой дух. Ес­ли бы у ме­ня не бы­ли в па­мя­ти твои на­став­ле­ния, я бы счел Ее ис­тин­ным Бо­гом. Нель­зя се­бе и пред­ста­вить боль­ше­го бла­жен­ства, чем то, ко­то­рое я то­гда ощу­тил».

По­сле кон­чи­ны апо­сто­ла Пав­ла, же­лая про­дол­жить его де­ло, свя­ти­тель Ди­о­ни­сий от­пра­вил­ся с про­по­ве­дью в за­пад­ные стра­ны, со­про­вож­да­е­мый пре­сви­те­ром Ру­сти­ком и диа­ко­ном Елев­фе­ри­ем. Мно­гих он об­ра­тил ко Хри­сту в Ри­ме, а за­тем в Гер­ма­нии, Ис­па­нии. В Гал­лии, во вре­мя пре­сле­до­ва­ния хри­сти­ан язы­че­ски­ми вла­стя­ми, все три ис­по­вед­ни­ка бы­ли схва­че­ны и вверг­ну­ты в тем­ни­цу. Но­чью свя­той Ди­о­ни­сий со­вер­шил Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию в со­слу­же­нии Ан­ге­лов Бо­жи­их. На­ут­ро му­че­ни­ки бы­ли обез­глав­ле­ны. Свя­той Ди­о­ни­сий взял свою гла­ву, про­ше­ство­вал с ней до хра­ма и толь­ко там пал мерт­вый. Бла­го­че­сти­вая жен­щи­на Ка­тул­ла по­греб­ла остан­ки му­че­ни­ка.

Боль­шое зна­че­ние для Пра­во­слав­ной Церк­ви име­ют тво­ре­ния свя­то­го Ди­о­ни­сия Аре­о­па­ги­та. До на­ше­го вре­ме­ни из них со­хра­ни­лись че­ты­ре кни­ги: «О небес­ной иерар­хии», «О цер­ков­ной иерар­хии», «О Име­нах Бо­жи­их», «О ми­сти­че­ском бо­го­сло­вии», а так­же де­сять по­сла­ний к раз­ным ли­цам.

Кни­га «О небес­ной иерар­хии» на­пи­са­на, ве­ро­ят­но, в од­ной из стран За­пад­ной Ев­ро­пы, где про­по­ве­до­вал свя­той Ди­о­ни­сий. В ней из­ла­га­ет­ся хри­сти­ан­ское уче­ние о ми­ре Ан­гель­ском. Ан­гель­ская (или Небес­ная) иерар­хия со­сто­ит из де­вя­ти Ан­гель­ских чи­нов: Се­ра­фи­мы, Хе­ру­ви­мы, Пре­сто­лы, Гос­под­ства, Си­лы, Вла­сти, На­ча­ла, Ар­хан­ге­лы, Ан­ге­лы (Со­бор Небес­ных Сил бес­плот­ных – 8 но­яб­ря.)

Цель Бо­го­учре­жден­ной Ан­гель­ской иерар­хии – вос­хож­де­ние к Бо­го­по­до­бию чрез очи­ще­ние, про­све­ще­ние и со­вер­шен­ство­ва­ние. Выс­шие ли­ки ста­но­вят­ся но­си­те­ля­ми и ис­точ­ни­ка­ми Бо­же­ствен­но­го Све­та и Бо­же­ствен­ной жиз­ни для ли­ков под­чи­нен­ных. Не толь­ко ум­ные, бес­плот­ные си­лы вклю­че­ны в све­то­нос­ные ду­хов­ные иерар­хии, но и род че­ло­ве­че­ский, вос­со­зда­ва­е­мый и освя­ща­е­мый в Церк­ви Хри­сто­вой.

Кни­га свя­ти­те­ля Ди­о­ни­сия «О цер­ков­ной иерар­хии» яв­ля­ет­ся про­дол­же­ни­ем его кни­ги «О Небес­ной иерар­хии». Цер­ковь Хри­сто­ва в ее все­мир­ном слу­же­нии зи­ждет­ся, как и Ан­гель­ские ли­ки, на Бо­го­учре­жден­ном свя­щен­но­на­ча­лии.

В мир зем­ной, к ча­дам цер­ков­ным, Бо­же­ствен­ная бла­го­дать нис­хо­дит при­кро­вен­но – в свя­тых цер­ков­ных Та­ин­ствах, ду­хов­ных по су­ще­ству, но чув­ствен­ных по об­ра­зу. Лишь немно­гие свя­тые по­движ­ни­ки про­зре­ва­ли зем­ны­ми оча­ми ог­не­об­раз­ную при­ро­ду Свя­тых Тайн Бо­жи­их. Но вне цер­ков­ных Та­инств, вне Кре­ще­ния и Ев­ха­ри­стии, нет для че­ло­ве­ка све­то­нос­ной спа­са­ю­щей бла­го­да­ти Бо­жи­ей, нет Бо­го­по­зна­ния, нет обо­же­ния.

Кни­га «О име­нах Бо­жи­их» из­ла­га­ет пу­ти Бо­го­по­зна­ния чрез Ле­стви­цу Бо­же­ствен­ных имен.

Кни­га свя­ти­те­ля Ди­о­ни­сия «О ми­сти­че­ском бо­го­сло­вии» так­же из­ла­га­ет уче­ние о Бо­го­по­зна­нии. Бо­го­сло­вие Пра­во­слав­ной Церк­ви все ос­но­ва­но на опыт­ном Бо­го­по­зна­нии. Чтобы по­знать Бо­га – нуж­но к Нему при­бли­зить­ся, до­стичь со­сто­я­ния Бо­го­об­ще­ния и обо­же­ния. Это бо­лее все­го до­сти­га­ет­ся мо­лит­вой. Не по­то­му, что мо­лит­вой мы при­бли­жа­ем к се­бе Непо­сти­жи­мо­го Бо­га, но по­то­му, что чи­стая сер­деч­ная мо­лит­ва нас при­бли­жа­ет к Бо­гу.

Тво­ре­ния свя­то­го Ди­о­ни­сия Аре­о­па­ги­та (их на­зы­ва­ют «Аре­о­паги­ти­ки») име­ют ис­клю­чи­тель­ное зна­че­ние в Бо­го­сло­вии Пра­во­слав­ной Церк­ви. На про­тя­же­нии по­чти че­ты­рех ве­ков, до на­ча­ла VI сто­ле­тия, тво­ре­ния свя­то­го от­ца со­хра­ня­лись лишь в тай­ном пре­да­нии, пре­иму­ще­ствен­но бо­го­сло­ва­ми Алек­сан­дрий­ской Церк­ви. Они бы­ли из­вест­ны Кли­мен­ту Алек­сан­дрий­ско­му, Ори­ге­ну, Ди­о­ни­сию Ве­ли­ко­му, пре­ем­ствен­но воз­глав­ляв­шим огла­си­тель­ное учи­ли­ще в Алек­сан­дрии, и свя­то­му Гри­го­рию Бо­го­сло­ву. Свя­той Ди­о­ни­сий Алек­сан­дрий­ский пи­сал свя­ти­те­лю Гри­го­рию Бо­го­сло­ву тол­ко­ва­ния на «Аре­о­паги­ти­ки». Об­ще­цер­ков­ное при­зна­ние тво­ре­ния свя­то­го Ди­о­ни­сия Аре­о­па­гита по­лу­чи­ли в VI–VII вв. Осо­бую из­вест­ность име­ют ком­мен­та­рии к ним, на­пи­сан­ные пре­по­доб­ным Мак­си­мом Ис­по­вед­ни­ком († 662).

В Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви уче­ние свя­то­го Ди­о­ни­сия о ду­хов­ных свя­щен­но­на­ча­ли­ях и обо­же­нии че­ло­ве­че­ской при­ро­ды бы­ло из­вест­но сна­ча­ла по «Бо­го­сло­вию» пре­по­доб­но­го Иоан­на Да­мас­ки­на. Пер­вый сла­вян­ский пе­ре­вод са­мих «Аре­о­паги­тик» был сде­лан на Афоне ок. 1371 го­да мо­на­хом Ис­а­и­ей. Спис­ки его бы­ли ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны в Рос­сии. Мно­гие из них до­ныне сбе­ре­га­ют­ся в оте­че­ствен­ных кни­го­хра­ни­ли­щах – в том чис­ле пер­га­мент­ная ру­ко­пись «Тво­ре­ния свя­то­го Ди­о­ни­сия Аре­о­па­ги­та», при­над­ле­жав­шая свя­ти­те­лю Ки­при­а­ну, мит­ро­по­ли­ту Ки­ев­ско­му и всея Ру­си († 1406) и пи­сан­ная его ру­кой.

Цитата из творения «О Таинственном Богословии. К Тимофею, епископу Ефесскому»:

Бог, как благая Причина всего сущего, велеречив и вместе с тем немногословен и даже бессловесен, поскольку Он запределен всему сущему и существует вне слов и мышления; ясно же и истинно открывается Он только тем, кто отвратившись от всего как чистого, так и нечистого и пройдя все ступени божественных совершенств, оставляет все божественные звуки, озарения, небесные глаголы и вступает во Мрак, где, как сказано в Писании, воистину пребывает Тот, Кто запределен всему сущему. Так, например, божественный Моисей прежде всего получает повеление не только самому очиститься, но и от неочищенных отдалиться, и только после всех очищений слышит он громогласные звуки труб и видит множество огней, блистающих ясным и лучезарным сиянием; затем оставив и народ свой, и даже избранных священников, достигает он высочайшей вершины божественного восхождения. Но и после этого общается он не Лично с Богом и созерцает не Его Самого, поскольку Он невидим, а только место, где Он пребывает.

По моему мнению это означает, что все самое возвышенное и божественнейшее из созерцаемого и мыслимого нами является своего рода доказательством о бытии Того, Кто превосходит все сущее, то есть доказательством, благодаря которому открывается истина о превосходящем всякое разумение присутствии Того, Кто пребывает на умопостигаемых высотах божественнейших селений Своих.

И вот, удалившись от всех, кто видел его и отрешившись от всего видимого, Моисей вступает в глубину мистического Мрака неведения, в котором у него прекращается всякая познавательная деятельность, совершенно исчезает всякое чувственное и зрительное восприятие, и принадлежит он уже не себе и не чему-либо сущему, но Тому, Кто запределен всему сущему, и, таким образом, только после того, как упразднил всякое ведение, Моисей господствующей частью своего разума соединяется с Тем, Кто недоступен никакому познанию, в совершенном неведении обретает он сверхразумное ведение.

Тропарь,

глас 4

Благости научився и трезвяся во всех,/ благою совестию священнолепно оболкся,/ почерпл еси от сосуда избраннаго неизреченная/ и, веру соблюд, равное течение совершил еси,/ священномучениче Дионисие,/ моли Христа Бога// спастися душам нашим.

Кондак,

глас 8

Небесная врата прошед духом, яко ученик/ до третияго Небесе достигшаго апостола, Дионисие,/ неизреченных обогатился еси всяким разумом/ и озарил еси во тьме неведения седящия./ Темже зовем:// радуйся, отче всемирный.

Дни памяти: 17 января – в Соборе 70-ти апостолов, 16 октября.

По материалам сайта: https://azbyka.ru/days/sv-dionisij-areopagit