30. Положение Церкви на Востоке после отпадения Западной Церкви

Цель занятия – рассмотреть положение Восточной Церкви в XI-XV вв.

Задачи:

  1. Рассмотреть как осуществлялось управление Греко-Восточной Церковью.
  2. Рассмотреть характер взаимоотношений императоров и патриархов в XI-XV вв.
  3. Дать информацию о церковном имуществе и способе содержания духовенства в рассматриваемый период.
  4. Дать информацию об установлении в Восточной Церкви новых праздников и развитии гимнографии в XI-XV вв.
  5. Рассмотреть состояние благочестия духовенства, императорского двора и общества в целом.

План занятия:

  1. Совместно со слушателями кратко вспомнить, какими были взаимоотношения между императорской властью и Церковью в предыдущие века, и как осуществлялось церковное управление, как развивалось богослужение, и каков был характер нравственной жизни христиан в предыдущие века.
  2. Познакомить слушателей с содержанием занятия, используя иллюстрации и видеоматериалы.
  3. На основе проверочных вопросов провести обсуждение-опрос по теме занятия.
  4. Задать домашнее задание: прочитать основную литературу, источник, ознакомиться с дополнительной литературой и видеоматериалами.

Источники и литература по теме

Источники:

  1. Симеон Солунский, свт. О священной молитве. [Электронный ресурс]. – URL: https://azbyka.ru/otechnik/prochee/dobrotoljubie_tom_5/27_1 (дата обращения: 14.02.2017).

Основная учебная литература:

  1. Тальберг Н.Д. История Христианской Церкви. – К.: Изд. «Общество любителей православной литературы», 2008 г.

Дополнительная литература:

  1. Лебедев А.П. Исторические очерки состояния Византийско-восточной церкви от конца XI до середины XV века. От начала Крестовых походов до падения Константинополя в 1453 г. [Электронный ресурс]. – URL: http://predanie.ru/lebedev-aleksey-petrovich/book/161333-istoricheskie-ocherki/ (дата обращения: 14.02.2017).
  2. Соколов И.И., проф. Лекции по истории Греко-Восточной Церкви. [Электронный ресурс]. – URL: https://azbyka.ru/otechnik/Ivan_Sokolov/lektsii-po-istorii-greko-vostochnoj-tserkvi/ (дата обращения: 14.02.2017).
  3. Арсений Авториан. Православная энциклопедия. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.pravenc.ru/text/76276.html (дата обращения: 14.02.2017).
  4. Иоанн Кукузель. Православная энциклопедия. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.pravenc.ru/text/471332.html#part_5 (дата обращения: 14.02.2017).

Ключевые понятия:

  • Патриарх;
  • Клир;
  • Собор;
  • Синод;
  • Богослужение;
  • Благочестие.

Содержание занятия (открыть)

Проверочные вопросы:

  1. На чем были основаны взаимоотношения восточных патриархов? В чем заключалось первенство Константинопольского патриарха?
  2. Какого рода соборы имели место в рассматриваемый период? Каковы были их полномочия?
  3. Какое влияние могли оказывать императоры на Константинопольского патриарха? Какие это имело последствия?
  4. Каковы причины сокращения недвижимого имущества церквей в рассматриваемый период?
  5. Какое обращение с церковными драгоценностями позволяли себе императоры?
  6. За счет чего содержалось духовенство?
  7. Какие изменения в богослужении происходили в Восточной Церкви? Как они отличались от тех, которые имели место в Западной?
  8. Какие Праздники были установлены в рассматриваемый период? Назовите известных вам гимнографов этого периода?
  9. Каково было состояние христианской жизни в XI-XV вв.?
  10. Где в этот период сохранялось истинное благочестие?

Иллюстрации:

Видеоматериалы:

 

 

 

1. Церковное управление

2. Отношение императоров к патриархам

3. Имущества церквей, содержание духовенства

4. Состояние Богослужения

5. Состояние христианской жизни

1. Церковное управление

Управление Греко-Восточной Церковью, как и в прежние века, сосредоточивалось в руках четырех православных патриархов – Константинопольского, Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского. Константинопольский патриархат, занявший еще с VII в. первенствующее положение в ряду прочих патриархатов, сохранил за собой это положение и теперь. Он стоит во главе важнейших событий церковно-исторической жизни, принимает деятельное участие в разрешении общецерковных вопросов и своим авторитетом дает силу тем или другим решениям. Остальные патриархи Востока, находясь под игом мусульман и латинян и имея небольшие паствы, принимали меньшее участие в общецерковных делах и имели меньший авторитет (были случаи, когда им, теснимым, приходилось оставлять свои кафедры и проживать в Константинополе, имея только титул патриархов). Но при этом они не были в подчинении у патриарха Константинопольского.

Взаимные отношения всех восточных патриархов представляли союз равных по достоинству и власти иерархов. Константинопольский патриарх по внешним причинам, был только первым среди равных, он не имел права повелевать другими или своей властью без их согласия решать общецерковные дела. История попыток к соединению с латинянами полностью это подтверждает. Император и патриархи Константинополя для переговоров всегда приглашали восточных патриархов. Так, в первой половине XIII века, когда шли переговоры латинян с никейским императором Иоанном Дукою (1222-55 г.) и патриархом Германом, Герман сказал папским легатам, что без восточных патриархов ничего нельзя решать. Во время лионской унии император Михаил Палеолог прилагал все старания, чтобы получить согласие на унию от патриарха Александрийского, Афанасия III, проживавшего в то время в Константинополе. На Флорентийском соборе восточные патриархи в лице своих уполномоченных принимали самое живое участие во всех совещаниях по вопросу о соединении церквей. Если случалось, что константинопольский патриарх превышал свою власть и хотел сам решать общецерковные дела, то другие патриархи давали ему твердый отпор. Так было после Флорентийского собора, когда восточные патриархи осудили константинопольского патриарха Митрофана Кизикского, а потом низложили другого – Григория Мамму.

Еще менее возможно было подчинение во внутренних делах по управлению патриархатами. Каждый патриарх управлял своей епархией полностью самостоятельно и независимо один от другого.

Как и в прежние века, патриархи не были единоличными правителями Церкви. Существовала соборная форма управления, и патриархи разделяли свою власть с соборами. Теперь мы больше не видим вселенских соборов, так как вопросы веры, для которых они собирались, были определены все; теперь мы видим только соборы поместные. Они были двоякого рода: соборы частные, из одного патриарха и подчиненными ему митрополитами и епископами, и соборы общие, в которых принимали участие все или некоторые патриархи, лично или через уполномоченных.

Соборы первого рода, или иначе синоды, действовали постоянно. Круг их полномочий был весьма обширен: вместе с патриархом они надзирали за всеми частями церковного управления, разбирали дела о ересях и еретиках (например, богомильская ересь), вершили суд над епископами и митрополитами и даже иногда над патриархами, избирали кандидатов на епископские кафедры и тому подобное.

Соборы же второго рода составлялись весьма редко из-за стесненных политических обстоятельств. Только особо важные дела, касавшиеся всей Греко-Восточной Церкви, вынуждали их, несмотря на все препятствия, составлять общие поместные соборы. К такого рода делам относятся, например, попытки олатинить Восточную Церковь при посредстве флорентийской унии. По этому поводу состоялось два собора: в Иерусалиме (1443 г.) и Константинополе (1450 г.).

2. Отношение императоров к патриархам

Византийские императоры издавна принимали большое участие в церковных делах и имели сильное влияние на представителей церковной власти – патриархов. Однако патриархи, имевшие кафедры в странах, не входивших в состав империи, не находились под влиянием императоров, кроме тех случаев, когда они проживали в Константинополе. Патриархи же Константинопольские испытывали большие притеснения от императоров, главным образом от их участия в избрании и низложении патриархов. Избрание и низложение полностью зависело от императоров, а духовенство при этом имело второстепенное значение.

Порядок избрания патриархов был такой. Епископы, составлявшие поместный собор или синод, избирали трех кандидатов, писали их имена на бумажках и тянули жребий. Но так как в синоде председательствовал император, то дело избрания направлялось так, чтобы жребий пал именно на лицо, угодное императору. Избирая кандидата на патриаршую кафедру, императоры не обращали внимание на достоинства и способности избираемых; им было нужно иметь на кафедре полностью преданных им людей, не способных оказывать какое-либо противодействие. Один византийский историк (Георгий Акрополит), говоря об избрании преемника патриарху Мануилу в середине XIII века, делает такое замечание: «цари вообще хотят, чтобы патриархами были люди смиренные, недалекие по уму, которые бы легко уступали их желаниям, как признанным постановлениям». Другой историк (Никифор Григора) XIV века дает такое же точно свидетельство. Например, при Андронике II Палеологе (около 1320 г.) патриархом был избран Герасим, седой старик, потерявший слух, абсолютно необразованный, который был послушным орудием царя. «Цари, – говорит историк, – на такие высокие места и выбирают таких людей, которые беспрекословно подчиняются их приказам, как рабы, и не оказывают никакого противодействия». А Иоанн Кантакузен, соправитель Андроника III младшего, употребил следующую хитрость при избрании в патриархи священника своей домашней церкви, Иоанна Калекаса. Члены синода не соглашались избрать его. Кантакузен уговорил их поставить его архиепископом. Когда же те согласились, он потребовал, чтобы избрали его в патриархи, так как он, как и все епископы, имеет право на занятие патриаршей кафедры.

Если патриарх был неугоден императору, то последний всегда имел возможность низвергнуть его. В таких случаях императоры прибегали к интригам, добавляя доносы и обвинения (обыкновенно несправедливые), и заставляли архиереев произносить осуждение на них и низлагать. Таким образом, низложение совершалось с соблюдением всех, установленных законами, формальностей, хотя бывали случаи, когда императоры обходились и без этого. Примеров низложения патриархов в описываемую эпоху множество. Вот некоторые из них. В конце 12-го века Исаак Ангел низложил и заточил, одного за другим, четырех патриархов – Василия Каматира, Никиту, Леонтия и Досифея. Также распоряжался патриаршей кафедрой и Михаил VIII Палеолог в 13 веке. Низложив благочестивого патриарха Арсения, он поставил на его место Германа. Когда тот оставил кафедру, поставил Иосифа, низвергнув его потом за противодействие унии, затем поставил Иоанна Векка; даже и этого удалил, но возвратил только в угоду папским легатам. По поводу низложения патриарха Арсения и поставления Иосифа в Церкви даже образовался раскол (арсенианский), который окончился только в 1312 году.

Вследствие такого произвольного со стороны византийских императоров распоряжения патриаршей кафедрой, нередко случалось, что ее занимали люди недостойные и неспособные. Но все же было несколько замечательных патриархов, проходивших свое служение достойным образом. Таковы, например, из константинопольских патриархов второй половины XI века: Николай Грамматик, известный своей любовью к просвещению и любимый народом; XII в. – Михаил Каракуа, благочестивый и просвещенный патриарх, Козьма Аттик, отличавшийся святой жизнью и благотворительностью; Михаил Анхиалий, ревностный защитник Православия против латинян; Феодосий, человек честный и праведный; XIII в. – Арсений, человек строгой и благочестивой жизни; Афанасий, строгий отшельник и ревностный исправитель нравов клира, его обличений боялись даже царские дети; XIVв. – Иоанн Гликис, просвещенный и трудолюбивый пастырь и другие. Других восточных патриархов известно немного, сохранились одни только имена. Из Александрийских патриархов замечательны: Николай I (около 1200 г.), переписывавшийся с папой Иннокентием III об освобождении от турок Египта при помощи крестоносцев; Николай II, бывший на соборе в Константинополе, низложившем Арсения, и державший его сторону; Афанасий III, принимавший живое участие в делах константинопольской церкви во время лионской унии; XV в. – Филофей, осудивший вместе с другими патриархами флорентийскую унию. Из Иерусалимских патриархов замечательны: Лазарь (XIV в.), подвергавшийся страшным истязаниям за веру от турок в Египте; Иоаким (XV в.), осудивший флорентийскую унию, и другие.

3. Имущества церквей, содержание духовенства

Имущества церквей, движимые и недвижимые, в описываемую эпоху подвергались значительному сокращению. С одной стороны, сами императоры для увеличения государственных доходов или из корыстолюбия, захватывали церковные имущества, с другой, – завоеватели – турки и крестоносцы отнимали у церквей их достояние. Так еще в X в. император Никифор Фока, из корыстолюбия, присвоил себе некоторые церковные земли и запретил законом делать духовные завещания в пользу церквей. Того же домогался во второй половине XI века Исаак Комнин (1057-59 г.) для поправления расстроенных финансов государства, но встретил сильное противодействие со стороны тогдашнего патриарха Михаила Керуллария. В XII веке Мануил Комнин (1143-80 г.) вновь поднял вопрос о недвижимых церковных имуществах и повторил закон Никифора Фоки против их увеличения.

Еще смелее и бесцеремоннее обращались императоры с движимой церковной собственностью, а именно с церковными драгоценностями, так как их было быстрее и удобнее обратить в ценные знаки. Император Алексей Комнин (1081-1118 г.), готовясь к войне с Робертом Гюискаром, взял из константинопольских церквей золотые и серебряные оклады с икон и обратил их в деньги, несмотря на недовольство духовенства и ропот народа. А император Исаак Ангел (1185-1204 г.) в первое свое правление допустил настоящее святотатство. Он, по свидетельству историка (Никиты Хониата), брал из церквей священные сосуды и употреблял их за собственным столом, снимал оклады с крестов и Евангелий и делал из них для себя ожерелья и цепи и прочие украшения. В оправдание своего святотатства он утверждал, что царям позволительно делать все и что между Богом и императором в управлении земными делами отнюдь нет несоединимого и неощутимого расстояния. Тот же Исаак со своим сыном, царевичем Алексеем, окончательно ограбил все церковные драгоценности, для уплаты крестоносцам четвертого похода (за возвращение ему престола). С завоеванием же Константинополя крестоносцами в XIII веке все движимые и недвижимые имущества были присвоены латинянами. То же было и в других восточных патриархатах, где имущество было отнято сначала турками, а потом латинянами при крестоносцах. После отнятия у латинян Константинополя, недвижимые имущества Церкви были возвращены, по крайней мере, некоторые. Император Михаил Палеолог тогда даровал Церкви доходы, приписал к ней некоторые сёла, а другие жаловал в пользу священнослужителей.

В других же патриархатах, после падения на Востоке государств, основанных крестоносцами, церковные имущества перешли опять к туркам. У церквей остались одни здания, которые тоже иногда подвергались разрушению и грабежу со стороны турок.

При сокращении и отнятии недвижимых церковных имуществ, духовенство лишалось основного источника своих доходов. Даже в Константинопольской Церкви имений осталось так мало, и они были так разорены, что доходов от них не хватало на содержание патриарха и его клира. В XIV в., при патриархе Гликисе, в синоде два раза обсуждался вопрос об оказании материальной помощи Константинопольской Церкви со стороны подчиненных патриарху епархий. В 1324 году синод, действительно, обложил епархии ежегодными податями в пользу патриарха. Вообще же в то время единственным источником содержания духовенства были сборы за совершение церковных треб и пожертвования в пользу клириков. Количество этих сборов зависело от расположения и усердия православных христиан. В Константинопольской Церкви эти доходы собирал и хранил великий скевофилакс. Затем, ежемесячные доходы распределялись между клириками, сообразно должности каждого. Так, лица, принадлежавшие к первой пятерице, а также протопопа (из шестой пятирицы) получали двойную часть; принадлежащие ко второй пятерице – полторы части, к третьей – одну часть с четвертью; остальные же клирики получали по одной части.

4. Состояние Богослужения

Чин Богослужения в Греко-Восточной Церкви был полностью определен еще в предыдущие века. В описываемое время никаких перемен не произошло. В Восточной Церкви не произошло тех отступлений и нововведений, какие существовали в это время в Западной Церкви. Напротив, Восточная Церковь, в связи с отступлениями Церкви Западной, поставила для себя задачей сохранение богослужения в его древнем чине. Так, она особенно настаивала, чтобы Крещение совершалось через погружение, а не через обливание, как на Западе; чтобы Миропомазание совершалось вместе с Крещением и не только епископами, но и священниками, чтобы Евхаристия совершалась на квасном хлебе, а не на опресноках, чтобы все верующие, не исключая и мирян, причащались под обоими видами, то есть Тела и Крови Христовой, и проч. Сохранением древнего богослужебного чина Восточная Церковь нередко доказывала свою правоту в спорах с латинянами. Если же появлялись попытки нарушить древний богослужебный чин (например, во время господства латинян в Константинополе или во время лионской и флорентийской уний), то православные Востока сильно восставали против этого и с негодованием отвергали вводимые латинские обряды.

Восточная Церковь, по требованию времени и обстоятельств, делала добавления к богослужебному чину, которые в сущности не касались самого чина (как на Западе), а касались только установления новых праздников и церковных песнопений. Так, в конце XI века было установлено празднование в честь трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, в 30-й день января. Во избежание споров, кто из этих святителей заслуживает большей чести, было установлено празднование им в один день. В XII веке был установлен праздник Происхождения честных древ животворящего Креста, в 1-й день августа. Повод установления был следующий. Византийский император Мануил Комнин I (1143-80 г.) и русский князь Андрей Боголюбский в один день, 1 августа 1164 г., одержали победу – первый над турками, второй над камскими болгарами. При этом они видели одинаковое осенение своих войск светом, исшедшим от Креста Господня и икон, находившихся в войске. В память такой явной помощи Божией православным против врагов христианства и был установлен этот праздник, получивший свое название от обычая выходить в этот день с крестом и иконами на реки и источники. Кроме того, было установлено много праздников в честь святых. Было составлено много канонов и акафистов Спасителю, Божией Матери, святителям и проч. Так в XI веке прп. Никита Стифат, монах Студийского монастыря, написал канон святителю Николаю; свт. Иоанн, митрополит Евхаитский – каноны Иисусу Христу, Божией Матери, Ангелу Хранителю, трем святителям и другие. В XII веке Феоктист, монах Студийского монастыря, пересмотрел минею на ноябрь месяц и сделал некоторые добавления. Его Минея сходна с нынешней ноябрьской минеей. В XIII веке император Феодор Ласкарис составил канон Богоматери, с тропарями и стихирами, об утолении бед. В начале XIV в. прп. Иоанн Кукузель, начальник императорского хора, впоследствии афонский монах, исправлял и составлял мелодии для стихир, тропарей, кондаков и вообще для всей церковной службы, и также сокращал и изменял текст песнопений. В XIV веке свт. Феолипт, митрополит Филадельфийский, составил каноны: о Страшном Суде, Господу Иисусу Христу и Богоматери, а Исидор Бухирас, патриарх Константинопольский, составил акафисты архангелу Михаилу, Иоанну Предтече, святителю Николаю и друг. Но самым плодовитым писателем церковных песней в XIV веке был патриарх Константинопольский свт. Филофей (ум. 1376 г.). Он составил много канонов, акафистов, тропарей, молитв и проч. В XV веке известны были своими богослужебными песнями свт. Симеон Солунский и свт. Марк Ефесский. Их песнопения в богослужении в настоящее время не употребляются. Свт. Симеон говорит о молитве, что она «есть от Бога преподанное нам дело, глава всякого другого», а молящийся присоединяется к Ангелам, имеющим молитву «собственным и непресекаемым своим делом по любви к Богу…, потому что молитва к Богу и богохваление должны быть делом всякой разумной твари немолчным и непрестающим».

5. Состояние христианской жизни

Христианская жизнь в Греко-Восточной Церкви в ту эпоху представляет мало светлых и привлекательных сторон. Падение нравственности, появившееся еще раньше, достигло в XI-XV столетиях громадных размеров. Святые истины христианской нравственности были забыты, или сделались мертвыми, не прилагаемыми к жизни правилами. Один византийский историк, Никифор Григора, объясняет общий упадок нравственности в связи с исчезновением обычая учить народ: в домах, в семейном кругу, через священников. Он так характеризует состояние современного ему общества: «души всего христианского мира блуждают точно по какой-то непроходимой и безводной пустыне. Бессовестность дошла до того, что за один обол дают с той и другой стороны страшнейшие клятвы… Все слилось в безразличную массу, люди впали в бессмысленное состояние, и не стало человека, который бы мог сам решить, что полезно и какими признаками отличается благочестие от нечестия». Действительно, греки так глубоко пали в нравственном отношении, что даже в международных сношениях получили позорное прозвище лживых, лукавых и льстивых (Никита Хониат).

Если мы встречаем в греческом обществе проявление, по-видимому, благочестивой настроенности, например, постройка императорами церквей, монастырей, раздача милостыни, усердие к богослужению, стремление многих вести монашескую жизнь и т.п., то, в большинстве случаев, это было только религиозным лицемерием. Лицемерие было так сильно, что свт. Евстафий Солунский писал против этого, особенно ненавистного ему порока, особое сочинение.

Нравственная порча проникла во все классы общества. Императорский престол представляет нам почти непрерывный ряд злодеяний и преступлений: истории интриг, разного рода насилий, жестокостей и даже убийств, которыми сопровождалось вступление на престол византийских императоров этого времени, известны. В жизни императоры были, по большей части, людьми без религиозных убеждений и нравственных правил. Весьма часто они продавали свое православие за ожидаемую с запада помощь, часто в делах управления и отношениях с подданными были жестокими тиранами, попиравшими все нравственные законы. Высшие классы общества проводили распущенную жизнь, грабили казну для удовлетворения стремления к роскоши, целью жизни ставили придворные интриги и заговоры против императоров. Простой народ, забытый, ограбленный, обнищавший и невежественный, ограничивая благочестие исполнением одних обрядовых предписаний, погрязал в суевериях. Впрочем, суевериям верили все классы общества и даже императоры. Астрология, магия, прорицания, гадания и т.п., были общеупотребительны. Историк Хониат говорит: «Известно, что наши императоры и шагу не смеют ступить, не посоветовавшись заранее с положением звезд». Действительно, вера в астрологию доходила до того, что императоры не хотели начинать сражения, или не переезжали в другой дворец, если по астрологическим соображением это приходилось на несчастные дни. Императоры также верили в волшебников, гадателей, прорицателей и нисколько не стыдились обращаться к ним с вопросами о своем царствовании или своих преемниках. Например, Андроник Комнин обращался к одному гадателю на мутной воде, и все его бредни принимал за истину. Исаак Ангел постоянно советовался с астрологами и как-то посетил вместе со своей свитой прорицателя Васильюшку. Даже такой образованный человек, как историк Никита Хониат, разделял народную веру в чудеса магии, в разные приметы и признавал магическую силу талисманов.

Духовенство также было деморализовано. Многие из патриархов, забывая свое святительское служение, принимали участие в придворных интригах, а некоторые из них вели распущенную жизнь. Епархиальные архиереи, часто без надобности, приезжали в столицу и подолгу проживали здесь, интригуя друг против друга и против патриарха. По рассказу Григоры, строгий патриарх Афанасий (XIII век), выпроваживая из Константинополя епископов и митрополитов в их епархии и запрещая другим приезжать, говорил: «проживая здесь пусть не наговаривают друг на друга и на меня самого, – они обязаны быть учителями мира. Каждому следует пасти свою паству, как патриарх пасет столичную, и руководить своими овцами, находясь при них же, а не проживая в столице, а оттуда получать только доходы». Остальной клир тоже не отличался благочестивой жизнью: общей их чертой было небрежное исполнение своих обязанностей служения.

Нравственная порча коснулась даже монашеского сословия. Древние монастырские уставы не соблюдались строго. Монахи выходили из своих монастырей, появлялись в больших городах, особенно в Константинополе, разъезжали и ходили по улицам, втирались в дома богатых и даже в императорские дворцы и вообще проводили распущенную жизнь.

Против такой нравственной испорченности греческого общества возвышали свой голос некоторые из ревностных пастырей Церкви. В этом отношении особенно замечателен патриарх Афанасий, строгий аскет на патриаршем престоле. При его вступлении на престол все возлагали на него большие надежды, думали, что на земле воскреснет истина и с неба сойдет правда. Действительно, он ревностно взялся за исправление нравов мирян, клира и монахов; последних он водворил в монастырях и очистил от них площади и улицы. Но против Афанасия возмутились все архиереи, монахи и миряне, которые не могли больше сносить его духовной суровости, – и он должен был оставить престол. Григора восклицает: «И кто бы мог один остановить этот постепенный упадок Церкви, когда и патриарх не мог этого сделать, при всем своем желании?».

Впрочем, не одни только мрачные стороны представляет нам жизнь восточных христиан этого времени; мы видим в ней и светлые. Церковь никогда не оскудевала праведниками, они были и в описываемое время. Кроме истинно благочестивых пастырей, в этом периоде было много и других благочестивых христиан. Только люди добродетельные в эту эпоху политических волнений и упадка государственной и общественной жизни в империи скрывались вдали от общества. Поэтому мы не видим проявления их благочестивой деятельности. Мы знаем, что они претерпевали всевозможные бедствия и преследования за веру от сарацин, турок и латинян и не отпадали от веры, а некоторые принимали даже и мученичество. Также не все монастыри и монахи были деморализованы, как например, студийские и афонские монастыри со своими иноками. В студийских монастырях полностью сохранялись правила Феодора Студита, и монахи отличались строгостью жизни и ревностью в вере. Афон поистине сделался Святой горой. Здесь во всей строгости было восстановлено древнее монашество, отшельническое и общежительное. Одни иноки подвизались в совершенном уединении одиночно или по два и по три вместе; другие соединялись в общежития, под управлением одного аввы, избираемого на год, вместе совершали богослужение и вместе добывали трудом средства к жизни, хотя жили в отдельных келиях и получали на свое содержание припасы от монастыря, имели каждый свое отдельное хозяйство. Иные же проводили жизнь вполне общежительную по правилам великого Пахомия, – не имели своей собственности, носили одинаковую одежду, ели одинаковую пищу, несли одинаковые труды по добыванию средств к жизни, подчинялись одинаковым правилам послушания и т.п. Вообще же все афонские монахи проводили жизнь в молитве и трудах.

Проверочные вопросы:

  1. На чем были основаны взаимоотношения восточных патриархов? В чем заключалось первенство Константинопольского патриарха?
  2. Какого рода соборы имели место в рассматриваемый период? Каковы были их полномочия?
  3. Какое влияние могли оказывать императоры на Константинопольского патриарха? Какие это имело последствия?
  4. Каковы причины сокращения недвижимого имущества церквей в рассматриваемый период?
  5. Какое обращение с церковными драгоценностями позволяли себе императоры?
  6. За счет чего содержалось духовенство?
  7. Какие изменения в богослужении происходили в Восточной Церкви? Как они отличались от тех, которые имели место в Западной?
  8. Какие Праздники были установлены в рассматриваемый период? Назовите известных вам гимнографов этого периода?
  9. Каково было состояние христианской жизни в XI-XV вв.?
  10. Где в этот период сохранялось истинное благочестие?

Источники и литература по теме

Источники:

  1. Симеон Солунский, свт. О священной молитве. [Электронный ресурс]. – URL: https://azbyka.ru/otechnik/prochee/dobrotoljubie_tom_5/27_1 (дата обращения: 14.02.2017).

Основная учебная литература:

  1. Тальберг Н.Д. История Христианской Церкви. – К.: Изд. «Общество любителей православной литературы», 2008 г.

Дополнительная литература:

  1. Лебедев А.П. Исторические очерки состояния Византийско-восточной церкви от конца XI до середины XV века. От начала Крестовых походов до падения Константинополя в 1453 г. [Электронный ресурс]. – URL: http://predanie.ru/lebedev-aleksey-petrovich/book/161333-istoricheskie-ocherki/ (дата обращения: 14.02.2017).
  2. Соколов И.И., проф. Лекции по истории Греко-Восточной Церкви. [Электронный ресурс]. – URL: https://azbyka.ru/otechnik/Ivan_Sokolov/lektsii-po-istorii-greko-vostochnoj-tserkvi/ (дата обращения: 14.02.2017).
  3. Арсений Авториан. Православная энциклопедия. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.pravenc.ru/text/76276.html (дата обращения: 14.02.2017).
  4. Иоанн Кукузель. Православная энциклопедия. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.pravenc.ru/text/471332.html#part_5 (дата обращения: 14.02.2017).

Видеоматериалы: