VIII.1. Иконография. Иконы Господа Бога. Евангелие в иконах

Цель занятия – рассмотреть значение иконы, виды изображения на иконах Спасителя и евангельских событий.

Задачи:

  1. Рассмотреть значение иконы в его богословском, антропологическом, космологическом, литургическом, мистическом и нравственном аспектах.
  2. Дать информацию об изображении на иконах Пресвятой Троицы.
  3. Дать информацию о внешнем виде Иисуса Христа и принятых в иконографии способах изображения Его одежд.
  4. Рассмотреть типы икон Спасителя.
  5. Рассмотреть отражении в иконах евангельских событий.

План занятия

  1. Совместно со слушателями вспомнить рассмотренные праздники и их иконы, обсудить возможность и значение почитания икон.
  2. Познакомить слушателей с содержанием занятия, используя фрагменты видеоматериалов и иллюстрации.
  3. Провести обсуждение-опрос по проверочным вопросам с целью закрепления материала.
  4. Задать домашнее задание: прочитать основную литературу и, по возможности, ознакомиться с источниками, дополнительной литературой и видеоматериалами.

Источники и литература по теме

Источники:

  1. Иоанн Дамаскин, прп. Три слова в защиту иконопочитания. [Электронный ресурс]. – URL: http://predanie.ru/ioann-damaskin-prepodobnyy/book/67886-ioann-damaskin-tvoreniya/ (дата обращения: 19.04.2016).
  2. Григорий Великий, папа Римский, свт. Второе послание святого отца нашего Григория, папы римского, к императору Льву исаврянину о святых иконах. [Электронный ресурс]. – URL: http://predanie.ru/grigoriy-velikiy-dvoeslov-svyatitel/book/67848-grigoriy-velikiy-tvoreniya/ (дата обращения: 19.04.2016).
  3. Феодор Студит, прп. Первое опровержение иконоборцев. [Электронный ресурс]. – URL: http://azbyka.ru/otechnik/Feodor_Studit/Pervoe_oprovergenie_ikonoborcev/ (дата обращения: 19.04.2016).

Основная учебная литература:

  1. Лоргус А., свящ., Дудко А., свящ. и др. Книга о Церкви. – М.: Паломник, 2005. (См.: Гл. 9).
  2. Иулиания (М. Н. Соколова), монахиня. Труд иконописца. – М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1995.
  3. Иларион (Алфеев), митр. Православие. В 2-х томах. – Т. 2. – М.: Издательство Сретенского монастыря, 2009. 1840 с. (См.: Значение иконы).
  4. Сайт «Мир икон». [Электронный ресурс]. – URL: http://mirikon.org/ikonografiya/ (дата обращения: 19.04.2016).

Дополнительная литература:

  1. Лосский В. Н., Успенский Л. А. Смысл икон. – М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет: Эксмо, 2014. - 336 с.
  2. Иларион (Алфеев), митр. Православие. В 2-х томах. – Т. 2. – М.: Издательство Сретенского монастыря, 2009. 1840 с. (См.: Проблема происхождения «канонического» образа Христа. Нерукотворный Образ и Туринская плащаница).

Ключевые понятия:

  • Икона;
  • Образ;
  • Лик;
  • Фреска;
  • Мозаика;
  • Спаситель;
  • Святые;
  • Троица;
  • Нимб;
  • Гиматий;
  • Хитон;
  • Клав.

Содержание занятия (открыть)

Проверочные вопросы:

  1. В чем заключается богословское значение иконы?
  2. Каковы особенности изображения святого на иконе? Чем оно отличается от, например, портрета?
  3. Какими приемами отражается на иконе искупленное, обоженое состояние природы?
  4. В чем заключается литургический смысл иконы?
  5. Как отличается способ украшения храмов иконами в Древней Церкви и сейчас?
  6. Как проявляется мистичность иконы?
  7. Каково нравственное значение иконы?
  8. Какие иконы Пресвятой Троицы вам известны? Опишите их.
  9. Какие документальные сведения мы имеем об образе Иисуса Христа?
  10. Как принято изображать одежду Спасителя?
  11. Расскажите о происхождении иконы «Спас Нерукотворный».
  12. Что представляет собой икона «Спас в силах»?
  13. На какой иконе Спаситель изображается в отроческом возрасте?
  14. На каких иконах Спаситель изображается в виде Ангела?
  15. Назовите и опишите несколько икон, на которых изображены евангельские события. В каком ряду иконостаса традиционно они располагаются?

Иллюстрации:

Видеоматериалы:

 

 

 

 

1. Богословское значение иконы

2. Антропологическое значение иконы

3. Космический смысл иконы

4. Литургический смысл иконы

5. Мистический смысл иконы

6. Нравственное значение иконы

7. Иконы Пресвятой Троицы

8. Лик Спасителя, Его внешний вид

9. Принятые в иконописи изображения одежд Христа Спасителя

10. Типы икон Спасителя

11. Евангелие в иконах

1. Богословское значение иконы

Прежде всего, икона теологична. Святые отцы называли икону Евангелием для неграмотных. «Держа на своих руках недавно крещенных детей, мужчины и женщины пальцем указывают им, а также и юношам и новообращенным язычникам на эти наглядные изображения и таким образом назидают их и возносят умы и сердца в горняя, к Богу», – писал святитель Григорий Великий, папа Римский. По словам преподобного Иоанна Дамаскина, «изображение есть напоминание: и чем является книга для тех, которые помнят чтение и письмо, тем же для неграмотных служит изображение; и что для слуха – слово, это же для зрения – изображение; при помощи ума мы вступаем в единение с ним». Преподобный Феодор Студит подчеркивает: «Что там [в Евангелии] изображено посредством бумаги и чернил, то на иконе изображено посредством различных красок или какого-либо другого материала». 6-е деяние Седьмого Вселенского Собора (787 г.) гласит: «Что слово сообщает через слух, то живопись показывает молча через изображение».

В то же время икону нельзя воспринимать как простую иллюстрацию к Евангелию или к событиям из жизни Церкви. Прежде всего, она являет людям Бога Невидимого, – Бога, Которого, по слову евангелиста, не видел никто никогда, но Который был явлен человечеству в лице Богочеловека Иисуса Христа (см.: Ин 1:18).

Образ Христа – Бога, ставшего Человеком, – обладает особой значимостью для православного христианина. Иконографический облик Христа окончательно формируется в период иконоборческих споров. Параллельно формулируется богословское обоснование иконографии Иисуса Христа, с предельной ясностью выраженное в кондаке праздника Торжества Православия:

«Неописанное Слово Отчее из Тебе, Богородице, описася воплощаемь, и оскверншийся образ в древнее вообразив, божественною добротою смеси. Но исповедающе спасение, делом и словом сие воображаем».

Этот текст, принадлежащий перу святителя Феофана, митрополита Никейского, одного из защитников иконопочитания в IX веке, говорит о Боге Слове, Который через воплощение сделался «описуемым»; приняв на Себя падшее человеческое естество, Он восстановил в человеке тот образ Божий, по которому человек был создан. Божественная красота (слав, «доброта»), смешавшись с человеческой скверной, спасла естество человека.

Собственно иконой Бога, единственным допустимым с точки зрения православного Предания изображением Бога является икона Христа – Бога, ставшего Человеком. Непозволительно изображение Бога Отца, в соответствии с учением преподобного Иоанна Дамаскина: «Если бы мы делали изображение невидимого Бога, то действительно погрешали бы, потому что невозможно, чтобы было изображено бестелесное и невидимое, и неописуемое, и не имеющее формы». Непозволительно с церковной точки зрения также изображение Святого Духа, за исключением того случая, когда Дух представлен в виде голубя в контексте одного конкретного исторического события – Крещения Господа Иисуса Христа.

По своему содержанию каждая икона антропологична. Нет ни одной иконы, на которой не был бы изображен человек, будь то Богочеловек Иисус Христос, Пресвятая Богородица или кто-либо из святых. Исключение составляют лишь символические изображения, а также образы Ангелов (впрочем, даже Ангелы на иконах изображаются человекоподобными). Не существует икон-пейзажей, икон-натюрмортов. Ландшафт, растения, животные, бытовые предметы – все это может присутствовать в иконе, если того требует сюжет, но главным героем любого иконописного изображения является человек.

Икона – не портрет, она не претендует на точную передачу внешнего облика того или иного святого. Мы не знаем, как выглядели древние святые, но в нашем распоряжении имеется множество фотографий людей, которых Церковь прославила в лике святых в недавнее время. Сравнение фотографии святого с его иконой наглядно демонстрирует стремление иконописца сохранить лишь самые общие характерные особенности внешнего облика святого. На иконе он узнаваем, однако он иной, его черты утонченны и облагорожены, им придан «иконный» облик.

Святой на иконе лишен тех телесных, плотских характеристик, которые могли бы вызвать у зрителя страстные мысли или ассоциации. В значительной степени этому способствует то, что на большинстве икон тело святого полностью покрыто одеждой, которая пишется по особым правилам: она не подчеркивает контур тела, а скорее лишь символически обозначает его. В некоторых случаях святой может быть представлен полностью или почти полностью обнаженным.

Икона святого показывает не столько процесс, сколько результат, не столько путь, сколько пункт назначения, не столько движение к цели, сколько саму цель. На иконе перед нами предстает человек не борющийся со страстями, но уже победивший их, не взыскующий Царства Небесного, но уже достигший его. Поэтому икона не динамична, а статична. Главный герой иконы никогда не изображается в движении: он или стоит, или сидит (исключение составляют житийные клейма, где святой может быть изображен в движении).

По той же причине святой на иконе никогда не пишется в профиль, но почти всегда в фас или иногда, если того требует сюжет, в полупрофиль (в трехчетвертном обороте). В профиль изображаются только лица, которым не воздается поклонение, т.е. либо второстепенные персонажи (опять же волхвы), либо отрицательные герои, например Иуда-предатель на Тайной Вечери. Животные на иконах тоже пишутся в профиль. Конь, на котором сидит святой Георгий Победоносец, изображен всегда в профиль, так же как и змий, которого поражает святой, тогда как сам святой развернут лицом к зрителю.

Та же причина – стремление показать человека в его обоженном, преображенном состоянии – заставляет иконописцев воздерживаться от изображения каких-либо телесных дефектов, которые были присущи святому при жизни. Человек, у которого не было одной руки, на иконе предстает с двумя руками, слепой предстает зрячим, и носивший очки на иконе их «снимает». С закрытыми глазами на древних иконах изображались не слепые, а мертвые – Божия Матерь в сцене Успения, Спаситель на кресте. Феофан Грек изображал с закрытыми глазами, с глазами без зрачков или вовсе без глаз некоторых аскетов и столпников, но все они при жизни были зрячими: изображая их таким образом, Феофан, как кажется, хотел подчеркнуть, что они полностью умерли для мира и умертвили в себе «всякое плотское мудрование».

По учению отцов Церкви, после воскресения мертвых люди получат свои прежние тела, но обновленные и преображенные, подобные телу Христа после того, как Он воскрес из мертвых. Новое, «прославленное» тело человека будет световидным и легким, однако оно сохранит «образ» того материального тела, которым человек обладал в земной жизни. При этом никакие недостатки материального тела, как, например, различные увечья или признаки старения, не будут ему присущи. Точно так же и икона должна сохранять «образ» материального тела человека, но не должна воспроизводить телесные недостатки.

Икона избегает натуралистического изображения боли, страданий, она не ставит целью эмоционально воздействовать на зрителя. Иконе вообще чужда всякая эмоциональность, всякий надрыв. На православной иконе «Распятия» представлен мертвый Христос, но Он не менее прекрасен, чем на иконах, изображающих Его живым.

Иконный лик никогда не отражает то или иное эмоциональное состояние, будь то радость или скорбь, гнев или боль. Лик Христа в сцене изгнания торгующих из храма так же невозмутим, как и на Фаворе, на Тайной Вечери, в Гефсиманском саду, на суде Пилата, на Голгофе.

Главным содержательным элементом иконы является ее лик. Духовным центром иконного лика являются глаза, которые редко смотрят прямо в глаза зрителя, но и не направлены в сторону: чаще всего они смотрят как бы «поверх» зрителя — не столько ему в глаза, сколько в душу.

Руки в иконах часто обладают особой выразительностью. Преподобные отцы нередко изображаются с поднятыми вверх руками, причем ладони обращены к зрителю. Этот характерный жест, – как и на иконах Пресвятой Богородицы типа «Оранта», – является символом молитвенного обращения к Богу. В то же время он указывает на отторжение святым мира сего со всеми его страстями и похотями.

Если главным действующим лицом иконы всегда является человек, то фоном иконы нередко становится образ преображенного космоса. В этом смысле икона космична, так как она являет природу – но природу в ее эсхатологическом, измененном состоянии.

Согласно христианскому пониманию, изначальная гармония, существовавшая в природе до грехопадения человека, была нарушена в результате грехопадения. Природа страдает вместе с человеком и вместе с человеком ожидает искупления. Апостол Павел говорит о том, что «тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих» (Рим. 8:20-21).

Эсхатологическое, апокатастатическое, искупленное и обоженное состояние природы отображает икона. Черты осла или лошади на иконе так же утонченны и облагорожены, как черты человека, и глаза у этих животных на иконах человечьи, а не ослиные или лошадиные. Мы видим на иконах землю и небо, деревья и траву, солнце и луну, птиц и рыб, животных и пресмыкающихся, но все это подчинено единому замыслу и составляет единый храм, в котором царствует Бог. При рассмотрении древнерусской иконы пророка Даниила среди львов непривычному глазу могут показаться наивными эти чересчур нереальные львы, с трогательным благоговением смотрящие на пророка. Но в искусстве именно наивное нередко граничит с гениальным. На самом деле несходство тут вполне уместно и допущено, вероятно, не без умысла. Ведь предметом изображения здесь и на самом деле служит не та тварь, которую мы знаем; упомянутые львы, несомненно, предображают новую тварь, задача иконописца тут – изобразить новый, неведомый нам строй жизни. Изобразить его он может, конечно, только символическим письмом, которое ни в каком случае не должно быть копией с нашей действительности.

Икона по своему назначению литургична, она является неотъемлемой частью литургического пространства – храма – и непременной участницей богослужения. Вне контекста храма и Литургии икона в значительной степени утрачивает свой смысл. Конечно, всякий христианин имеет право повесить иконы у себя дома, но этим правом он обладает лишь постольку, поскольку его дом является продолжением храма, а его жизнь – продолжением Литургии.

Икона участвует в богослужении наряду с Евангелием и другими священными предметами. В традиции Православной Церкви Евангелие является не только книгой для чтения, но и предметом, которому воздается литургическое поклонение: за богослужением Евангелие торжественно выносят, верующие прикладываются к Евангелию. Точно так же и икона, которая есть «Евангелие в красках», является объектом не только лицезрения, но и молитвенного поклонения. К иконе прикладываются, перед ней совершают каждение, перед ней кладут земные и поясные поклоны. При этом, однако, христианин кланяется не раскрашенной доске, но тому, кто на ней изображен.

В наше время наиболее распространена икона, написанная на доске по индивидуальному заказу, – для храмового или домашнего употребления. Такая икона может быть тематически не связана с какими-либо другими иконами, она живет своей жизнью, ее дарят и передаривают, продают и перепродают, выставляют в музее, вешают на стене в храме или дома.

В Древней Церкви наиболее распространенной была икона, написанная для конкретного храма в качестве неотъемлемой части храмового ансамбля. Такая икона не является изолированной: она неразрывно связана с другими иконами, находящимися в непосредственной близости от нее.

Древние храмы украшались не столько иконами, написанными на доске, сколько стенной живописью: именно фреска является наиболее ранним образцом православной иконографии. Уже в римских катакомбах фрески занимают существенное место. В послеконстантиновскую эпоху появляются храмы, сплошь расписанные фресками, сверху донизу, по всем четырем стенам. Наиболее богатые храмы, наряду с фресками, украшаются мозаикой.

Самым очевидным отличием фрески от иконы является то, что фреску невозможно вынести из храма: она намертво «прикреплена» к стене и навсегда связана именно с тем храмом, для которого написана. Фреска живет вместе с храмом, стареет вместе с ним, реставрируется вместе с ним и погибает вместе с ним. Икону же можно внести в храм и вынести из храма, ее можно переместить с одного места на другое, передать из одного храма в другой. В эпоху нового иконоборчества и богоборчества, наступившую после революции 1917 года, фрески погибали вместе с разрушаемыми храмами, тогда как иконы погибали вне храмов – в кострах, которые полыхали по всей России. Некоторую часть икон, вынесенных из храмов, удалось спасти, и они нашли приют в музеях древнего искусства или музеях атеизма, в закрытых хранилищах и на складах. Фрески же из разрушенных храмов оказались утраченными безвозвратно.

Икона отражает литургическую жизнь и литургический опыт Церкви. Как и в Литургии, в иконе стирается грань между прошлым, настоящим и будущим. События, происходившие в разное время, и персонажи, жившие в разные эпохи, могут оказаться героями одной иконографической композиции.

Икона мистична. Она неразрывно связана с духовной жизнью христианина, с его опытом богообщения, опытом соприкосновения с горним миром. В то же время икона отражает мистический опыт всей полноты Церкви, а не только отдельных ее членов. Личный духовный опыт художника не может не отображаться в иконе, но он преломляется в опыте Церкви и проверяется им.

Икона вырастает из молитвы, и без молитвы не может быть настоящей иконы. Будучи плодом молитвы, икона является и школой молитвы для тех, кто созерцает ее и молится перед ней. Всем своим духовным строем икона располагает к молитве. В то же время молитва выводит человека за пределы иконы, поставляя его перед лицом Самого Первообраза – Господа Иисуса Христа, Божией Матери, святого.

Известны случаи, когда во время молитвы перед иконой человек видел живым изображенного на ней. Так, например, преподобный Силуан Афонский увидел живого Христа на месте Его иконы. «Во время вечерни, в церкви... направо от царских врат, где находится местная икона Спасителя, он увидел живого Христа... Невозможно описывать то состояние, в котором он находился в тот час, – говорит его биограф архимандрит Софроний. – Мы знаем из уст и писаний блаженного старца, что его осиял тогда Божественный свет, что он был изъят из этого мира и духом возведен на небо, где слышал неизрекаемые глаголы, что в тот момент он получил как бы новое рождение свыше».

Не только святым, но и простым христианам, иногда даже грешникам являются те, кто изображен на иконах. В сказании об иконе Божией Матери «Нечаянная Радость» повествуется о том, как «некий человек беззаконник имел правило ежедневно ко Пресвятой Богородице молиться». Однажды во время молитвы Божия Матерь явилась ему и предостерегла от греховной жизни.

В секулярном мире господствует индивидуализм и эгоизм. Люди разобщены, каждый живет сам для себя, одиночество стало хронической болезнью многих. Современному человеку чуждо представление о жертвенности, чужда готовность отдать жизнь за другого. Чувство взаимной ответственности друг за друга и друг перед другом у людей притупляется, его место занимает инстинкт самосохранения.

Христианство же говорит о человеке как о члене единого соборного организма, несущем ответственность не только перед собой, но также перед Богом и другими людьми. Церковь скрепляет людей в единое Тело, Главой которого является Богочеловек Иисус Христос. Единство церковного Тела – прообраз того единства, к которому в эсхатологической перспективе призвано все человечество. В Царстве Божием люди будут соединены с Богом и между собою любовью, подобной той, что соединяет три Лица Святой Троицы. Образ Святой Троицы являет человечеству то духовное единство, к которому оно призвано. И Церковь будет неустанно – вопреки всякой разобщенности, всякому индивидуализму и эгоизму – напоминать миру и каждому человеку об этом высоком призвании.

Противостояние между христианством и дехристианизированным миром особенно очевидно в области нравственности. В секулярном обществе превалирует либеральный нравственный стандарт, отрицающий наличие абсолютной этической нормы. Согласно этому стандарту, для человека допустимо все, что не противоречит закону и не нарушает права других людей. В секулярном лексиконе отсутствует понятие греха, и каждый человек сам для себя определяет тот нравственный критерий, на который он ориентируется. Секулярная мораль дезавуировала традиционное представление о браке и супружеской верности, десакрализовала идеалы материнства и чадородия. Этим исконным идеалам она противопоставила «свободную любовь», гедонизм, пропаганду порока и греха. Раскрепощение женщины, ее стремление во всем уравняться с мужчиной привело к резкому снижению рождаемости и острому демографическому кризису в большинстве стран, адаптировавших секулярную мораль.

Вопреки всем современным тенденциям Церковь, как и столетия назад, продолжает проповедовать целомудрие и брачную верность. Высшим призванием женщины Церковь считает материнство, а высшим благословением от Бога – многочадие. Православная Церковь прославляет материнство в лице Божией Матери, Которую она величает как «честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим». Образ Матери с Младенцем на руках, нежно прильнувшим щекой к Ее щеке, – вот тот идеал, который Православная Церковь предлагает всякой христианской женщине. Этот образ, в бесчисленном количестве вариантов присутствующий во всех православных храмах, обладает величайшей духовной притягательностью и нравственной силой. И до тех пор, пока Церковь существует, она будет – вопреки любым веяниям времени – напоминать женщине о ее призвании к материнству и чадородию.

Современная мораль десакрализовала смерть, превратила ее в унылый, лишенный всякого положительного содержания обряд. Люди боятся смерти, стыдятся ее, избегают говорить о ней. Некоторые предпочитают, не дожидаясь естественного конца, добровольно уходить из жизни. Люди, прожившие жизнь без Бога, умирают так же бесцельно и бессодержательно, как они жили, – в такой же духовной пустоте и богооставленности.

Православный верующий за каждым богослужением просит у Бога христианской кончины, безболезненной, непостыдной, мирной, он молится об избавлении от внезапной смерти, дабы успеть принести покаяние и умереть в мире с Богом и ближними. Кончина христианина – это не смерть, а переход к вечной жизни. Видимым напоминанием об этом является икона Успения Пресвятой Богородицы, на которой Матерь Божия изображена благолепно распростертой на смертном одре, в окружении апостолов и Ангелов, а пречистую душу Ее, символизируемую младенцем, принимает на Свои руки Христос. Смерть есть переход к новой жизни, более прекрасной, чем земная, и за порогом смерти душу христианина встречает Христос – вот та весть, которую несет в себе образ Успения. И Церковь всегда – вопреки всем материалистическим представлениям о жизни и смерти – будет возвещать эту истину человечеству.

Можно было бы привести множество других примеров икон, возвещающих те или иные нравственные истины. Икона напоминает современному человеку о том, что, помимо того мира, в котором он живет, есть еще иной мир; помимо ценностей, проповедуемых безрелигиозным гуманизмом, есть еще иные духовные ценности; помимо тех нравственных стандартов, которые устанавливает секулярное общество, есть еще иные стандарты и нормы.

Наиболее распространенным и каноническим является изображение Святой Троицы в виде трех Ангелов. Такое изображение основано на библейском повествовании о том, как Бог явился к праотцу Аврааму в виде трех странников[1]. Такие иконы условно называются «Ветхозаветной Троицей». Второе название – «Гостеприимство Авраама».

Святая Троица изображается в виде трех ангелов, сидящих под деревом. На столе перед ними – угощение, предложенное Авраамом, который стоит рядом. Сарра находится либо тут же, вместе с Авраамом, предстоя перед Святой Троицей, либо в шатре.

Самой знаменитой иконой Святой Троицы является «Троица» прп. Андрея Рублева из иконостаса Троицкого собора Лавры преподобного Сергия. Он взял за основу тот тип, который почти полностью абстрагирован от исходного сюжета (Гостеприимство Авраама) и который наиболее подходит для того, чтобы подчеркнуть равенство между тремя Ипостасями Троицы. Над головой среднего Ангела – по крайней мере, в том виде, в каком икона сохранилась к настоящему времени, – отсутствует крестчатый нимб, что как бы лишает его центрального значения и делает необязательным отождествление его с Христом. Искусствоведы высказывают различные мнения по вопросу о том, какой Ангел представляет какое Лицо Святой Троицы. По всей видимости, однако, речь вообще не должна идти об изображении Лиц Святой Троицы: рублевская «Троица» – это символическое изображение троичности Божества, на что указал уже Стоглавый Собор. Ведь и посещение Авраама тремя Ангелами не было явлением Пресвятой Троицы, а было лишь «пророческим видением этой тайны, которая в течение веков будет постепенно открываться верующей мысли Церкви». В соответствии с этим и в иконе Рублева перед нами предстают не Отец, Сын и Святой Дух, а три Ангела, символизирующие Предвечный Совет трех Лиц Святой Троицы. Символизм рублевской иконы в чем-то сродни символизму раннехристианской живописи, скрывавшей глубокие догматические истины под простыми, но духовно значимыми символами.

Символизм иконы и ее духовное значение увязывают с теми идеями, на которых строил монашеское общежитие преподобный Сергий Радонежский. Он посвятил свою обитель Святой Троице, видя в любви между Ипостасями Троицы абсолютный духовно-нравственный ориентир для монашеской общины. Икона Троицы была заказана Рублеву учеником Сергия, преподобным Никоном Радонежским. Образ в похвалу Сергия Радонежского «должен был носить подчеркнуто умозрительный, философский характер в отличие от предшествовавших изображений Троицы». В то же время «Троица» Рублева, как и ее прототип «Гостеприимство Авраама», – это евхаристический образ, символизирующий бескровную жертву. Этот смысл иконы подчеркивался ее размещением в нижнем ряду иконостаса Троицкого собора, возле царских врат.

Встречается также и другой тип иконы Святой Троицы – «Новозаветная Троица». На ней Бог Отец изображен в виде Старца. В нимбе над Его головой те же буквы, которые пишутся в нимбе Спасителя, означающие, «Сущий»[2], но сам нимб может быть не круглым, а треугольным.

Господь Иисус Христос восседает рядом с Богом Отцом. В правой руке Спаситель держит раскрытое Евангелие, в левой – орудие нашего Спасения – Крест. Бог Дух Святой изображен в виде голубя, парящего над Ними. Бог Святой Дух изображается в виде голубя, потому что Он явил Себя при Крещении Спасителя.

Существуют и иконы Святой Троицы, где у Бога Отца, изображенного Старцем, на коленях сидит Спас-Эммануил, то есть Спаситель, изображенный во младенческом или отроческом возрасте. Над ними, как и на иконе «Новозаветной Троицы», – Святой Дух в виде голубя. Такое изображение называется «Отечество».

Это и предыдущее изображения Святой Троицы, строго говоря, неканонические, хотя встречаются нередко.

Древнейший документ, содержащий описание образа Спасителя, есть письмо Публия Лентула, бывшего во времена Октавия Августа проконсулом Иудеи. Вот перевод этого письма, посланного проконсулом римскому Сенату во время земной жизни Иисуса Христа:

«Великому и почтенному Сенату римскому сенатор Лентул, правящий Иудеею, желает здравия. В настоящее время явился человек – Он и теперь жив – с высокими качествами, называющий себя Иисусом Христом. Народ говорит, что Он могущественный по своим деяниям пророк; ученики именуют Его Сыном Божиим. Он воскрешает мертвых и исцеляет от всякой болезни и расслабления. Этот человек высокого роста и строен. Его лицо строго и весьма выразительно, так что те, которые взирают на Него, не в состоянии не любить Его и вместе не бояться. Его русые волосы опускаются гладкими до низа ушей и оттуда падают волнистыми локонами на самые плечи; они разделены наверху головы, как у назареев. Чело гладкое и спокойное, лицо совершенно чистое. Щеки Его покрыты легким румянцем, с небольшой темноватостью. Взгляд имеет приятный и открытый. Нос и рот весьма правильны. Борода довольно густая, небольшая, одинакового цвета с волосами головы, разделяется на две части на подбородке. Глаза голубые и чрезвычайно живые. В Нем заметно что-то грозное, когда Он делает выговор или упреки, между тем как кротость и ласковость сопутствуют всегда Его наставлениям и поучениям. Его лицо имеет удивительную приятность, соединенную с важностью. Его никогда не видели смеющимся, но видели плачущим. Стан Его стройный, руки длинные и красивые, плечи прекрасны. Речь Его величественная и плавная, но говорит Он, вообще, мало. Наконец, видев Его, нельзя не признаться, что это один из красивейших мужей».

Почти такое же описание внешности Спасителя делает греческий историк Никифор Каллист. «Его лицо, — пишет он, — было замечательно красотой и выразительностью... (Далее описание сходно с предыдущим). Цвет Его лица был почти пшеничный, когда пшеница начинает поспевать. Его лицо было не кругло, не продолговато. Он много походил на Свою Матерь, особенно нижней частью лица. Степенность, благоразумие, кротость и постоянное милосердие выражались на Его лице... Словом, — заканчивает Никифор Каллист свое описание, — Он походил во всем на Свою Божественную и Непорочную Матерь...».

Эти описания вполне сходны с тем, что говорят о наружности Господа нашего Иисуса Христа видевшие Его Нерукотворенный образ на убрусе (на плате), посланном Самим Спасителем Авгарю, царю Эдесскому (в том числе преподобный Иоанн Дамаскин).

Хитон – нижняя, довольно свободная, с широкими рукавами одежда, по длине доходящая до ступней ног. Хитону Христа Спасителя усвоен в иконописи цвет теплых оттенков – от коричневого, темно-малинового до красного и (реже) розового. По хитону надевался пояс. Через оба плеча хитона Спасителя, спереди и сзади, иконопись изображает узкие, как бы вытканные по одежде полосы – клавы, доходящие до подола.

Клав – символ посланничества (миссии), поэтому он и усвоен, прежде всего, Христу Спасителю как посланному в мир Богом Отцом с определенной миссией – спасти мир (Ин. 6, 38-40, 44 и др.), а затем и апостолам и пророкам как Божиим посланникам (Мф. 28, 19-20), возвещавшим людям волю и словеса Божии.

Цвет клава всегда больше или меньше отличается от цвета хитона. Очень часто он бывает желтого цвета разных оттенков и почти всегда украшается золотым ассистом[3].

Гиматий (плащ) – длинный и широкий отрезок ткани, который надевался поверх хитона. Этот плащ беднякам служил и покрывалом во время сна (Исх. 22, 26-27). О том, что он имел значительную величину, можно судить по тому, что воины, распявшие Христа и разделившие между собой Его одежду, плащ разделили на четыре части: каждому воину по одной части (Ин. 19:23). Цвет этой одежды Христа Спасителя пишется всегда холодных оттенков – от голубого, синего до светло- и темно-зеленого. Исключением являются такие иконы, как «Воскресение», «Вознесение», «Успение Божией Матери», на которых Христос Спаситель изображается в прославленном виде: все его одежды, сияющие славой, имеют золотисто-желтый цвет и украшаются золотым ассистом. На иконах «Преображения Господня» Христос – в белых одеждах.

На Богородичных иконах ризы Богомладенца Христа почти всегда золотисто-желтого, разных оттенков, цвета и украшены золотым ассистом. Этим Святая Церковь выделяет Его младенчество из обычного для всех людей и указывает на Его совечное и сопрестольное Богу Отцу существо.

Обувь Спасителя, как и пророков и апостолов, представляет собой сандалии, состоящие из кожаных подошв, прикрепляющихся к ступням ремнями.

Есть иконы, где Христос пишется как Царь Славы, на престоле. Тогда Его ризы также часто золотисто-желтые с золотым ассистом. Но как Царь царей Господь изображается в царских, по типу византийских, одеждах, на престоле и с короной на голове. Как Великий Архиерей Господь пишется в саккосе и с омофором.

10. Типы икон Спасителя

1)   Спас Нерукотворный

Первое упоминание о Нерукотворном Образе находится в «Учении Аддаи» – сирийском литературном памятнике, условно датируемом рубежом IV и V веков. Здесь рассказывается об эдесском царе Авгаре, страдавшем «некоей болезнью». Услышав о Христе, царь послал к нему своего архивиста Ханнана. Иисус отказался прийти к Авгарю, но обещал после Своего вознесения послать к нему Своего ученика, чтобы тот пришел и исцелил его болезнь. «Когда же увидел Ханнан-архивист, что Иисус так ему сказал, то, поскольку он был живописцем царя, он взял и нарисовал образ Иисуса лучшими красками и принес его с собой Авгарю-царю, господину своему. Когда увидел Авгарь-царь образ этот, принял его с великой радостью и поместил с великой почестью в одном из покоев дворца своего».

Другой вариант той же истории содержится в греческих «Деяниях Фаддея» (VII в.). Здесь говорится о том, что Анания (Хан-нан), посланный Авгарем к Спасителю для того, чтобы написать Его портрет, не смог этого сделать, хотя и вглядывался пристально в лицо Христа. Тогда Спаситель, взяв плат, умыл лицо и вытер платом, и тотчас Его лицо отпечаталось на плате. Получив плат из рук Анании и поклонившись святыне, Авгарь тотчас исцелился.

Итак, в сирийском литературном памятнике говорится о портрете, написанном с натуры, в греческом – о Нерукотворном Образе. В обоих случаях, однако, речь идет о прижизненном портрете Христа, то есть о портрете, верно отображающем Его реальный облик.

Именно вторая версия истории Авгаря получила распространение в Византии. Сам святой убрус не сохранился до нашего времени, но иконы Нерукотворного образа, или иначе «Спас Нерукотворный» встречаются очень часто. На иконе «Спас Нерукотворный» изображен только Божественный лик Спасителя, причем это изображение может быть различным. Лик Господа либо просто вписан в нимб, либо изображается на убрусе, а иногда убрус держат Ангелы. Существует празднование в честь Нерукотворного образа Спасителя, которое совершается 29 августа (16 по старому стилю).

2)   Спас Вседержитель

Другой наиболее распространенный образ Спасителя – это «Спас Вседержитель» или «Пантократор». По многовековой традиции образ Спаса Вседержителя помещался в куполе церкви. Позже этот образ стали писать на иконах. Икона Спаса Вседержителя – это поясное изображение Господа Иисуса Христа. Правой рукой Он благословляет, а левой держит открытое, как правило, Евангелие, в котором написан евангельский текст. Чаще всего это следующие слова: «Приидите ко Мне, вси труждающиеся и обремененнии, и Аз упокою вы», или «Аз есмь свет миру; ходяй по Мне не имать ходити во тме, но имать свет животный».

3)   Спас на престоле

На иконе «Спас на престоле» Господь Иисус Христос изображается так же, как и «Спас Вседержитель», только в полный рост и сидящим на престоле. И если на иконе «Спас Вседержитель» Господь – Творец и Создатель всего сущего, всемогущий Владыка мира, то на иконе «Спас на престоле» Он уже его Судия. В Евангелии от Матфея Господь, обращаясь к апостолам, говорит: «Егда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своея, сядете и вы на двоюнадесяте престолу, судяще обеманадесяте коленома Израилевома».

4)   Спас в силах

Икона «Спас в силах» относится к иконографии Пантократора и представляет довольно распространенный сюжет. Образ Второго пришествия Иисуса Христа, икона «Спас в силах» отображает ключевое событие христианства так, как его представляли себе пророки.

В соответствии с названием, икона представляет Христа в окружении небесных Сил, которые наряду с Господствами и Властями составляют вторую сферу ангельской иерархии. К первой же и наивысшей сфере относятся такие чины, как Престолы и Серафимы, которые наиболее приближены к Богу и, в ряде случаев, также изображаются на иконе.

Иконография «Спаса в силах» сложилась в XIV-XV веках на основании видения, изложенного в книге пророка Иезекииля и описания Теофании (явление Бога), данного в откровении Иоанна Богослова. В откровении Иоанна сказано так: «Престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий; и сей Сидящий видом был подобен камню яспису и сардису; и радуга вокруг престола, видом подобная смарагду… И перед престолом – море стеклянное, подобное кристаллу; и посреди престола и вокруг престола – четыре животных, исполненных очей спереди и сзади. И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему. И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, который был, есть и грядет» (Откр. 4:2-8).

В центре иконы изображается Пантократор – Христос Судия, сидящий на троне, держащий Евангелие и благословляющий зрителя жестом правой руки. Фигура Христа, парящая в воздухе, вписана в красный ромб. Ромб изображается внутри синей сферы (овала), которая, в свою очередь, вписана в красный квадрат, составляющий как бы внешний фон композиции. Поле голубого овала записано полупрозрачными изображениями Сил и прочих небесных чинов, а по углам внешнего красного четырехугольника изображаются образы ангела, льва, тельца и орла – те самые «животные», которые описал Иоанн Богослов.

Спас в силах – это не просто библейское описание, переложенное на язык иконописи, это само пророчество, своеобразный библейский трактат, исполненный знаков и символов. Композиция, построенная на сочетании геометрических фигур, представляет вселенную, в центре которой находится образ Спасителя, предстающего в сиянии божественного огня (красный ромб). Круг как бесконечная всеобъемлющая фигура, символизирует Царство небесное, а красный четырехугольник означает землю, которая состоит из четырех стихий и ориентирована по четырем сторонам света. Образы «четырех зверей», размещенные по углам «земли» – это не что иное как символы четырех евангелистов, несущих Слово Божие по четырем сторонам света. Наконец, даже сам колорит иконы, построенный на комбинациях земного красного и небесного голубого цветов, символизирует сочетание в образе Иисуса Христа божественного и земного начал.

По старой традиции «Спас в силах» располагается в центре иконостаса, что связано с апокалиптическим значением, присущим данной иконографии. Таковы многие из известных сегодня икон, включая знаменитый образ, написанный Андреем Рублевым для деисусного чина Владимирского Успенского собора в 1408 году.

5)   Спас Эммануил

Иногда Спаситель изображается в отроческом возрасте. Такое изображение называют «Спас Эммануил». В Евангелии от Матфея мы читаем, что Ангел Господень, явившись праведному Иосифу Обручнику, говорит ему о рождении Спасителя от Девы Марии: «Рождшее бо ся в ней от Духа есть Свята: родит же Сына, и наречеши имя Ему Иисус; Той бо спасет люди Своя от грех их. Сие же бысть, да сбудется реченное от Господа пророком, глаголющим: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя ему Еммануил, еже есть сказаемо: с нами Бог» (Мф.1:20-23). Образ «Спаса Эммануила» обычно помещается в куполе храма.

6)   Спас Благое молчание, или Ангел Великого совета        

«Ангел Великого совета» представляет образ Христа до его воплощения, «в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа», в виде юноши с крыльями за спиной. Ангел изображается в белой далматике[4], которая символизирует чистоту и бесплотность духа, голову же Его окружает крестчатый или особый восьмиугольный нимб. Нимб состоит из двух наложенных друг на друга квадратов красного и черного цвета. Красный цвет знаменует божественность, черный (или зеленый) – непостижимость Творца.

Одно из самых известных изображений «Ангела Великого совета» датировано началом XIV века, и находится в церкви Богородицы Перивлепты, расположенной в Македонии. На фреске Ангел Христос окружен особым сиянием – мандорлой. В руках Спасителя находятся жезл с крестом и развернутый свиток с текстом из пасхального канона Иоанна Дамаскина: «Днесь Спасения миру, яко воскресе Христос, яко всесилен». Рядом изображены фигуры пророков Иезекииля и Аввакума, которому, по преданию, было видение «светоносного ангела».

На Руси образ Ангела Великого совета получил развитие в иконе «Спас Благое молчание», которая представляет поясное изображение Спасителя в виде крылатого ангелоподобного отрока с восьмиконечным нимбом и со скрещенными на груди руками. Икона была известна с древних времен, однако широкое распространение она получила в XVIII-XIX веках.

Иконы, в которых отображены евангельские события, составляют основную часть праздничного ряда иконостаса русского православного храма. Обычно это второй ряд снизу.

Кроме этих важнейших событий, на иконах запечатлены и чудеса Иисуса: Брак в Кане, Воскрешение Лазаря и другие.

1)   Рождество Христово

В центре иконы Рождества Христова обычно изображается пещера, в ней – красное ложе, на котором возлежит Богоматерь. Рядом в яслях спеленутый младенец, около которого – вол и осел.

На небе – Вифлеемская звезда, лучи от нее падают на Иисуса Христа. Среди гор – ангелы, волхвы с дарами, пастухи.

Внизу – сидящий в раздумье Иосиф, рядом с ним – старец в шкуре, олицетворяющий «дух сомнения». Внизу справа – сцена омовения младенца: две женщины держат ребенка и кувшин с водой.

Икона письма Андрея Рублева с этим сюжетом есть в праздничном чине иконостаса Благовещенского собора Московского Кремля.

2)   Сретение

В основе иконы Сретения – евангельское повествование о том, как Богоматерь с Христом и своим обручником Иосифом пришли в Иерусалимский храм на сороковой день после рождения Богомладенца, чтобы посвятить Его Богу.

На иконах изображается храм, на ступеньках которого стоит Симеон Богоприимец и пророчица Анна. Богоматерь протягивает старцу Младенца (на некоторых иконах Симеон уже держит Христа), за Марией Иосиф несет двух голубей – очистительную жертву, причем рукава его платья закрывают кисти рук – к жертве нельзя прикасаться руками.

Икона с этим сюжетом в иконостасе Благовещенского собора Московского Кремля считается одной из лучших в праздничном ряду. Подобная же икона есть в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры.

3)   Крещение (Богоявление)

В основе иконы Крещения – евангельский рассказ о крещении Иисуса Христа в реке Иордан Иоанном Крестителем.

В центре, в реке, стоит обнаженный Иисус Христос, справа от него – Иоанн Креститель, на берегу – Ангелы. Сверху на Христа нисходит Святой Дух в виде голубя или луча, ибо в писании сказано, что по выходе Спасителя из воды Иоанн увидел Святого Духа, сходящего на него в виде голубя. Спаситель правой рукой, находящейся у бедра, благословляет.

В XVII веке в сюжет вводится Бог-Отец. В иконописном подлиннике пишется : «…Господь Саваоф в облацех, небеса аки отверсты, ризы на нем белы, Дух Святой от Него исходит трисиянен на Христа». Подпись: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Нем же благоволих…».

4)   Преображение

На иконах Преображения на вершине горы изображается в ярком сиянии Иисус Христос, по обеим сторонам Его стоят на горках пророки Илья и Моисей, а внизу – три апостола, испуганные и пораженные увиденным чудом Преображения Христа. Петр и Иаков по бокам, в середине – самый молодой из них, Иоанн. От фигуры Иисуса к апостолам идут три ярких луча.

Моисей (молодой), со скрижалью в руках, – слева от Христа, Илья (старец) – справа.

Одежды Христа обычно белые, расписанные золотом или серебром, вокруг него – «слава» овальная или круглая, светло-голубого, светло-синего или белого цветов.

Часто добавляются сцены восхождения Христа с апостолами на гору Фавор и схождения их с горы.

Иконы Преображения имеются в праздничных чинах иконостасов Благовещенского собора Кремля и Троицкого собора Троице-Сергиевой Лавры.

Один из шедевров древнерусской церковной живописи – икона «Преображение» мастерской Феофана Грека, написанная в 1403 году и бывшая храмовой иконой Спасо-Преображенского собора города Переславля-Залесского.

5)   Вход Господень во Иерусалим

На иконах Входа Господня в Иерусалим изображается Христос, который едет на осле. Он въезжает в город – это Иерусалим. Христа с учениками встречает народ, путь Его устилают одеждами и ветками деревьев. Часто встречаются бытовые сценки с детьми.

Икона Андрея Рублева «Вход в Иерусалим» находится в иконостасе Благовещенского собора, учеников Рублева – в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры.

6)   Воскрешение Лазаря

На иконах Воскрешения Лазаря изображается Христос с группой апостолов сзади Него, справа – темная высокая пещера. Иисус протягивает руки к уже вставшему спеленутому Лазарю. Здесь же прислужники, фарисеи, сестры Марфа и Мария, которые склоняются к ногам Христа.

Икона «Воскрешение Лазаря», написанная Андреем Рублевым, находится в Благовещенском соборе Кремля.

7)   Тайная вечеря

В праздник Пасхи Иисус вместе со своими двенадцатью учениками собрался вкусить пасхального агнца. Первосвященники и книжники искали способ погубить Христа и уже договорились с одним из Его учеников Иудой, прозванным Искариотом, что он предаст за деньги учителя.

В день опресноков (Пасха) Христос и апостолы собрались за столом. На этой встрече было установлено Спасителем Таинство Причащения. Он взял хлеб, преломил его и подал ученикам, говоря: «Сие есть Тело Мое…». Потом дал чашу вина со словами: «Сие есть Кровь Моя Нового Завета…».

На иконах Христос и апостолы сидят вокруг праздничного стола, на котором – чаша, хлеб.

Иуда протягивает руку к солонке. Апостол Иоанн склоняет голову к Христу.

Считается, что икона «Тайная вечеря» из праздничного ряда иконостаса Благовещенского собора Московского Кремля написана сотоварищем Андрея Рублева Прохором с Городца. Изобразительное решение сцены, поза, жест и выражение лица Христа, позы апостолов, особенно Иоанна, Петра и Иуды, наиболее точно соответствуют словам Евангелия от Иоанна: «…Иисус возмутился духом, и засвидетельствовал, и сказал: истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня. Тогда ученики озирались друг на друга, недоумевая, о ком Он говорит. Один же из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса. Ему Симон Петр сделал знак, чтобы спросил, кто это, о котором говорит. Он припав к груди Иисуса, сказал Ему: “Господи! Кто это?”. Иисус отвечал: “Тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам”. И, обмакнув кусок, подал Иуде Симонову Искариоту»             (Ин.13:21-26).

8)   Страсти Христовы

Среди множества других икон Спасителя можно встретить цикл икон Страстей Христовых. В них входят: «Целование Иуды», «Суд Пилата», «Бичевание Христа», «Иисус в терновом венце», «Несение Креста», наконец «Распятие Христово». На последней иконе стоящими вокруг креста изображаются Пресвятая Богородица, женщины (некоторые из жен Мироносиц), Иоанн Богослов и иногда Лонгин, сотник с копьем в руке. Сзади – стена города. Это Иерусалим. Крест укреплен в горе, под нею чернота пещеры – место погребения Адама (символическое сопоставление Первочеловека и Богочеловека Христа). На символических изводах два ангела ниспускаются ко Христу. Один из них держит чашу у груди Иисуса, в которую стекает кровь и вода из прободенного (то есть проколотого воином) ребра Его.

В этом же ряду следуют иконы: «Снятие с Креста», «Положение во гроб». Весь цикл Страстей Христовых ставится либо в иконостасе, либо клеймами в иконе «Воскресение с праздниками».

9)   Воскресение Христово. Сошествие во ад

Иконописное изображение Воскресения Христова появилось относительно поздно, древних икон этого праздника мы не имеем. Более того, в Православии принято считать каноничным, то есть признано истинным, что иконописуется лишь то, что было явлено миру. Такое явление было либо видимо, либо словесно, либо в откровении. Собственно воскресение не было явлено никому. Поэтому иконы Воскресения Христова пишутся символически.

Первый образ Воскресения, самый распространенный – это Сошествие во ад. Сюжет иконы мистический, открытый в откровении и основанный на Евангелии.

Спаситель сходит вниз, в ад, который изображается черной пустотой. Его ноги попирают ворота ада, рядом – обломки ограды ада. Навстречу Ему поднимаются праведники – Адам, Ева и другие.

Другой, теперь часто встречающийся, образ – Явление Воскресшего Господа женам-мироносицам. Здесь, кроме Спасителя, стоящего во «славе» у гроба, пишутся ангелы (один или два) и женщины (жены-мироносицы). Это Мария Магдалина, Мария Клеопова, Саломия, Марфа и Мария (сестры Лазаря), Сусанна.

10)    Вознесение Господне

Вверху иконы Вознесения в круглой «славе», поддерживаемой двумя Ангелами, изображается возносящийся Христос. Под ним – в центре – Богоматерь с поднятыми в стороны и вверх руками. Вокруг Нее стоят апостолы.

Икона с сюжетом «Вознесение» письма Прохора с Городца есть в праздничном чине иконостаса Благовещенского собора и в праздничном чине иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры.

Кисти самого Андрея Рублева принадлежит икона «Вознесение» из праздничного ряда иконостаса Успенского собора во Владимире, написанная в 1408 году.

11)    Преполовение

Преполовение – это название праздника, приходящегося на половину «Пятидесятницы» (пятидесяти дней, начинающихся от Пасхи и кончающихся Троицыным днем).

В иконах сюжет взят из Евангелия, где говорится о том, что в двенадцатилетнем возрасте в праздник Преполовения Иисус отстал от Своих родителей, которые вернулись домой одни, искали Его и нашли в храме, где юный Христос беседовал со Своими учителями (Лк.2:42-52).

В центре композиции, на высоком престоле, изображается юноша Христос. Правой рукой он благословляет, левой держит свиток. Учителя иудейские сидят на низких скамейках по обеим сторонам престола.

Существуют и многие другие иконы по Евангелию. Среди них: «Уверение Фомы», «Моление о Чаше», «Изгнание торгующих из Храма» и другие.

Проверочные вопросы:

  1. В чем заключается богословское значение иконы?
  2. Каковы особенности изображения святого на иконе? Чем оно отличается от, например, портрета?
  3. Какими приемами отражается на иконе искупленное, обоженое состояние природы?
  4. В чем заключается литургический смысл иконы?
  5. Как отличается способ украшения храмов иконами в Древней Церкви и сейчас?
  6. Как проявляется мистичность иконы?
  7. Каково нравственное значение иконы?
  8. Какие иконы Пресвятой Троицы вам известны? Опишите их.
  9. Какие документальные сведения мы имеем об образе Иисуса Христа?
  10. Как принято изображать одежду Спасителя?
  11. Расскажите о происхождении иконы «Спас Нерукотворный».
  12. Что представляет собой икона «Спас в силах»?
  13. На какой иконе Спаситель изображается в отроческом возрасте?
  14. На каких иконах Спаситель изображается в виде Ангела?
  15. Назовите и опишите несколько икон, на которых изображены евангельские события. В каком ряду иконостаса традиционно они располагаются?

Источники и литература по теме

Источники:

  1. Иоанн Дамаскин, прп. Три слова в защиту иконопочитания. [Электронный ресурс]. – URL: http://predanie.ru/ioann-damaskin-prepodobnyy/book/67886-ioann-damaskin-tvoreniya/ (дата обращения: 19.04.2016).
  2. Григорий Великий, папа Римский, свт. Второе послание святого отца нашего Григория, папы римского, к императору Льву исаврянину о святых иконах. [Электронный ресурс]. – URL: http://predanie.ru/grigoriy-velikiy-dvoeslov-svyatitel/book/67848-grigoriy-velikiy-tvoreniya/ (дата обращения: 19.04.2016).
  3. Феодор Студит, прп. Первое опровержение иконоборцев. [Электронный ресурс]. – URL: http://azbyka.ru/otechnik/Feodor_Studit/Pervoe_oprovergenie_ikonoborcev/ (дата обращения: 19.04.2016).

Основная учебная литература:

  1. Лоргус А., свящ., Дудко А., свящ. и др. Книга о Церкви. – М.: Паломник, 2005. (См.: Гл. 9).
  2. Иулиания (М. Н. Соколова), монахиня. Труд иконописца. – М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1995.
  3. Иларион (Алфеев), митр. Православие. В 2-х томах. – Т. 2. – М.: Издательство Сретенского монастыря, 2009. 1840 с. (См.: Значение иконы).
  4. Сайт «Мир икон». [Электронный ресурс]. – URL: http://mirikon.org/ikonografiya/ (дата обращения: 19.04.2016).

Дополнительная литература:

  1. Лосский В. Н., Успенский Л. А. Смысл икон. – М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет: Эксмо, 2014. - 336 с.
  2. Иларион (Алфеев), митр. Православие. В 2-х томах. – Т. 2. – М.: Издательство Сретенского монастыря, 2009. 1840 с. (См.: Проблема происхождения «канонического» образа Христа. Нерукотворный Образ и Туринская плащаница).

Видеоматериалы:

 

 

 

[1] См.: тему «IV.4. Завет Бога с Авраамом. Явление Бога Аврааму у дуба Мамрийского. Гибель нечестивых городов» по предмету «Ветхий Завет».

[2] Чаще всего Иисус Христос изображается с особым, свойственным только Ему крестчатым нимбом. Первоначально для обозначения единой сущности второй ипостаси Святой Троицы использовались греческие буквы Α и Ω (Откр. 1:8, 1:10, 21:6, 22:13). Позже (с XI в.) «земное» имя подписывается IС ХС (сокращение от Иисус Христос) слева и справа от изображения, а «небесное» имя – греческими буквами ο ων (означает «Сущий» (Исх. 3:14)) в трех видимых лучах крестчатого нимба.

[3] А́ссист — в иконописи штрихи из сусального золота или серебра на складках одежд, перьях, крыльях ангелов, на скамьях, столах, престолах, куполах, — символизирует присутствие Божественного света, заменяя пробела.

[4] Далматика – длинная верхняя одежда, которую носили поверх туники, с широкими рукавами.