VII. Учение о том, каким образом Сын Божий совершил наше спасение, или о таинстве искупления

Цель занятия – рассмотреть учение об образе совершения нашего спасения Господом Иисусом Христом.

Задачи:

  1. Рассмотреть понятие «спасения» и его связь с понятием «искупления».
  2. Рассмотреть этимологию слова «искупление».
  3. Рассмотреть, что необходимо для спасения.
  4. Рассмотреть юридическую теорию искупления и ее недостатки.
  5. Рассмотреть православное учение о спасении.

План занятия

  1. Кратко вспомнить содержание предыдущего занятия, а также занятия по теме «V. О втором члене Символа веры. Учение Символа веры о Лице Господа Иисуса Христа».
  2. Познакомить слушателей с содержанием данного занятия, используя фрагменты видеоматериалов.
  3. Провести обсуждение-опрос по проверочным вопросам с целью закрепления материала.
  4. Задать домашнее задание: прочитать основную литературу, ознакомиться с источниками и, по желанию, просмотреть видеоматериалы и прочитать дополнительную литературу.

Источники и литература по теме

Источники:

  1. Пространный христианский катихизис Православной Кафолической Восточной Церкви / Сост. митр. Филарет (Дроздов). — М.: Синод, тип., 1913. (См.: О третьем члене Символа веры. О четвертом члене Символа веры).
  2. Иоанн Дамаскин, прп. Точное изложение Православной Веры. (См.: Кн. 3. Гл. 27). [Электронный ресурс]. – URL: http://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Damaskin/tochnoe-izlozhenie-pravoslavnoj-very/  (дата обращения: 19.02.2016).

Основная учебная литература:

  1. Давыденков О., иер. Катехизис. Курс лекций. - М.: ПСТБИ, 2000. (См.: Ч. 2, Гл. 4). 
  2. Иларион (Алфеев), митр. Таинство веры. Введение в православное догматическое богословие. – М.: ЭКСМО, 2010. 400 с. (См.: Гл. 6).

Дополнительная литература:

  1. Помазанский М., прот. Православное догматическое богословие. – М.: Даръ, 2005. (См.: Бог – Спаситель мира. Агнец Божий, взявший грехи мира).

Ключевые понятия:

  • Спасение;
  • Искупление;
  • Юридическая теория искупления;
  • Грех;
  • Повреждение, болезнь природы;
  • Исцеление.

Содержание занятия (открыть)

Проверочные вопросы:

  1. Какое понимание «спасения» содержится в Священном Писании?
  2. Какова этимология слова «искупление»?
  3. Что необходимо человеку для спасения?
  4. Приведите примеры толкований того, кому Христос заплатил за нас выкуп, и прокомментируйте их.
  5. В чем заключаются основные положения юридической теории искупления?
  6. Почему юридическая теория искупления неприемлема для православного богословия?
  7. В чем заключается православное понимание образа совершения нашего спасения Господом Иисусом Христом?

Иллюстрации:

Видеоматериалы:

1. Понятие «Спасения»

2. Этимология слова «искупление»

3. Что необходимо для спасения

4. Юридическая теория Искупления и ее несостоятельность

5. Православное учение об образе совершения Иисусом Христом нашего спасения

1. Понятие «Спасения»

В Священном Писании о спасении говорится двояким образом. С одной стороны, о спасении говорится как о событии, уже совершившемся и от нас не зависящем: «Вы спасены, и сие не от вас, Божий дар» (Еф. 2:8).

С другой, утверждается необходимость для человека трудиться для достижения спасения: «Со страхом и трепетом совершайте свое спасение» (Флп. 2:12).

Таким образом, Священное Писание различает истину уже совершившегося спасения и истину необходимости совершения спасения каждым верующим, то есть личного усвоения открытого для нас во Христе спасения. Это значит, что спасение предполагает соработничество Бога и человека: «Ибо мы соработники у Бога» (1 Кор. 3:9).

Таким образом, само понятие «спасение» имеет две стороны: объективную и субъективную. Объективная сторона — это все то, что сделано для нашего спасения Богом и является для нас даром, потому что сами мы не могли бы сделать этого при всем желании. Субъективная сторона — это те усилия, которые нам необходимо приложить для того, чтобы этим даром воспользоваться. В христианском богословии объективная сторона спасения называется Искуплением.

Слово «искупление» буквально означает «выкуп», за который пленные или рабы получали свободу, преступники освобождались от наказания. В Ветхом Завете этим словом обозначался выкуп, который иудеи приносили за своих первенцев. Вследствие этого выкупа первенцы, которые должны были быть посвящаемы на служение Богу, освобождались от этого служения. Таким образом, «искупление» означает выкуп за освобождение тех, кто не могут обрести свободу собственными силами.

Вследствие грехопадения мы обязаны были нести наказание за наши грехи в виде смерти. Христос, будучи Сам безгрешен, умирая, освобождает нас от последствий грехопадения, в том числе и от смерти. Тем самым Его подвиг носит характер выкупа или платы за наше освобождение от власти греха и смерти. Священное Писание говорит о подвиге Спасителя как о подвиге искупительном: «Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф. 20:28), «Христос искупил нас» (Гал. 3:13). Во Христе «мы имеем искупление Кровию Его» (Еф. 1:7).

Вся история Ветхого Завета свидетельствует о том, что естественная человеческая праведность и праведность от закона не могли доставить человеку спасения. Поэтому Искупление совершенно необходимо для нашего спасения.

Согласно «Пространному Катихизису», Господь совершил спасение наше «учением Своим, жизнию Своею, смертию Своею и воскресением».

Прежде всего было необходимо сообщить человечеству совершенное понятие о Боге и научить праведной жизни по воле Божией. Учение Иисуса Христа есть «Евангелие Царствия Божия (Мк. 1:14), или иначе, учение о спасении и блаженстве, то самое, которое и теперь преподается в Православной Церкви».

Учение Христово бывает для нас спасительным, когда мы «принимаем его всем сердцем и поступаем по оному. Ибо как ложное слово диавола, быв принято первыми человеками, сделалось в них семенем греха и смерти, так напротив истинное слово Христово, усердно приемлемое христианами, становится в них семенем святой и безмятежной жизни». По словам ап. Петра, христиане суть «возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живого и пребывающего в век» (1Пт. 1:23).

Господь Иисус Христос не только преподал Своим ученикам совершенное учение, но и явил пример Своей жизни, сделавшись для христиан идеалом духовно-нравственного совершенства на все времена. Жизнь Иисуса Христа бывает для нас спасительной, «когда мы ей подражаем. Ибо Он говорит: «Кто Мне служит, Мне да последует, и где Я, там и слуга Мой будет» (Ин. 12:26)».

Однако для спасения недостаточно одного только учения Господа Иисуса Христа и примера Его личной жизни. Вид здорового человека и пример здорового образа жизни сами по себе не могут исцелить тяжело больного. Для спасения грешного человечества необходима особая Божественная помощь, состоящая в обновляющем воздействии на человеческое естество, его возрождение (1 Пт. 1:3; Тим. 3:5).

Древне-церковные писатели ставили вопрос: кому Христос заплатил этот выкуп за людей? Некоторые полагали, что выкуп заплачен диаволу, у которого в рабстве находился человек. Так, например, Ориген утверждал, что Сын Божий предал Свой дух в руки Отца, а душу отдал диаволу в качестве выкупа за людей: «Кому Искупитель дал душу Свою в выкуп за многих? Не Богу, а… диаволу… Как выкуп дана за нас душа Сына Божия, а не дух Его, ибо Он уже прежде предал его Отцу со словами: «Отче, в руки Твои предаю дух Мой», также и не тело, потому что об этом мы ничего не находим в Писании». За такое понимание искупления упрекал Оригена святитель Григорий Богослов: «Если великая и преславная кровь Бога, архиерея и жертвы дана как цена искупления лукавому, то как это оскорбительно! Разбойник получает не только цену выкупа от Бога, но и самого Бога!».

Святитель Григорий Нисский трактует искупление как «обман» и «сделку с диаволом»: Христос, чтобы выкупить людей, предлагает ему Свою собственную плоть, «спрятав» под ней Божество; диавол бросается на нее как на приманку, но глотает вместе с приманкой «крючок», то есть Божество, и погибает. На вопрос о том, не является ли «обман» безнравственностью, несвойственной Божеству, святой Григорий отвечает, что так как диавол сам обманщик, то вполне справедливо было со стороны Бога тоже обмануть Его: «(Диавол) употребил обман к растлению естества, а справедливый, благой и премудрый (Бог) измышлением обмана воспользовался к спасению растленного, благодетельствуя не только погибшему (человеку), но и самому причинившему нашу погибель (диаволу)… Поэтому и самому противнику, если бы восчувствовал он благодеяние, не показалось бы совершенное несправедливым».

Некоторые другие Отцы тоже говорят о том, что диавол «обманулся», но не идут так далеко, чтобы утверждать, что Бог его обманул. Так, в Огласительном слове свт. Иоанна Златоуста (оно читается на Пасхальной утрени) говорится, что ад был «осмеян» Воскресением Христа и «попался» на том, что не заметил под видимым человеком невидимого Бога: «Ад огорчился, встретив Тебя долу: огорчился, потому что упразднился, огорчился, потому что был осмеян… Принял тело — и коснулся Бога, принял землю — и встретил небо, принял, что видел — и попался в том, чего не видел». В одной из трех коленопреклонных молитв, читаемых в праздник Пятидесятницы, говорится, что Христос «началозлобнаго и глубиннаго змия богомудростным льщением (т. е. обманом) уловил».

По другой трактовке, выкуп был заплачен не диаволу, так как он не имеет власти над человеком, а Богу Отцу.

Западный схоласт Ансельм Кентерберийский в XI веке создал стройную богословскую теорию, обобщив тенденции к выражению тайны Искупления в юридических категориях, проявившиеся в западном богословии уже во II — III вв. Суть юридической теории сводится к следующему. Грех прародителей есть преступление справедливого порядка, установленного Богом, и потому представляет собой оскорбление Божественного величия. Масштабы виновности человека определяются в соответствии с рангом оскорбленной стороны, то есть Бога. Бесконечное величие и справедливость Бога требуют и бесконечного искупления совершенного против Него преступления. Однако конечность человеческого существа не позволяет ему выполнить условия бесконечного искупления, даже если все человечество в целом будет принесено в жертву ради удовлетворения Божественной справедливости. Поэтому Сам Бог в Лице Своего Сына берется принести безмерный выкуп, дабы справедливость Божия была удовлетворена. Христос был осужден на крестную смерть вместо грешного человечества, чтобы человек был прощен Богом и вновь получил доступ к благодати.

Вожди реформации М. Лютер и Ж. Кальвин говорили уже не только об удовлетворении Божественной справедливости, но и о гневе Божием, который смогла утолить лишь смерть Христа на Кресте.

Надо, однако, отметить, что теория сатисфакции проникла и в русское академическое богословие, которое находилось в XVIII-XIX столетиях под большим влиянием латинской схоластики. Так, например, в «Пространном христианском катехизисе» по требованию обер-прокурора Святейшего Синода графа Н. А. Протасова вопреки желанию свт. Филарета появилась такая формулировка: «Его (Христа) вольные страдания и крестная смерть за нас, будучи бесконечной цены и достоинства, как смерть безгрешного и Богочеловека, есть и совершенное удовлетворение правосудию Божию, осудившему нас за грех на смерть, и безмерная заслуга, приобретшая ему право без оскорбления правосудия подавать нам, грешным, прощение грехов и благодать для победы над грехом». Обилие юридических терминов (цена, заслуга, удовлетворение, оскорбление, правосудие, право) свидетельствует о том, что подобное понимание ближе к средневековой схоластике, чем к воззрениям Отцов Восточной Церкви.

В русской богословской науке эта теория, впрочем в значительно смягченном варианте, получила широкое распространение в XIX столетии благодаря авторитету митрополита Макария (Булгакова).

Критики юридической теории указывали на ее неприемлемость для православного богословия, поскольку эта теория:

1) произвольно экстраполирует правовые отношения, существующие в человеческом обществе, на отношения между Богом и человеком, тогда как Бог не является членом человеческого общества и на него не распространяется действие законов человеческого общежития;

2) строится на понятиях («заслуга», «оскорбление величия», «уплата долга», «удовлетворение»), не имеющих основания в Священном Писании и редко встречающихся у свв. отцов;

3) редуцирует искупление к единственному событию земной жизни Господа Иисуса Христа — к смерти на Кресте, лишая тем самым все прочие события жизни Спасителя сотериологической значимости;

4) создает представление о Боге, несовместимое с данными Откровения, ибо по нравственным основаниям невозможно принять, что смерть Единородного Сына могла доставить удовлетворение правосудию Отца;

5) основывается на противопоставлении свойств Божественной природы — милости и любви, с одной стороны, правды и справедливости — с другой, а также и действий этих свойств, что в Боге, как Существе абсолютно простом, представляется совершенно невозможным;

6) противопоставляет свойства Божеского естества (правду и справедливость) самому Богу, превращая их в некую превосходящую Бога и довлеющую Ему реальность, что несовместимо с представлением о Боге как о Существе абсолютно свободном.

7) рассматривает спасение как событие совершенно внешнее по отношению к человеку, драма Искупления оказывается ограниченной отношениями между Отцом и Сыном, человек же со своей свободой никак в нем не участвует.

Для святоотеческого богословия свойственно говорить о грехе и спасении не в юридических терминах, а в категориях природы. Грех в православном понимании — это не преступление или оскорбление в юридическом смысле, а прежде всего болезнь человеческой природы, ее повреждение. Поэтому спасение здесь мыслится как освобождение от болезни, исцеление и преображение человека.

В Восточной Церкви реакцией на западное учение об искуплении как сатисфакции был Константинопольский Собор 1157 г., участники которого, опровергая ересь «латиномудрствующего» Сотириха Пантевгена, согласились, что Христос принес искупительную жертву всей Святой Троице, а не одному Отцу: «Христос добровольно принес Себя в жертву, принес же Самого Себя по человечеству, и Сам принял жертву как Бог вместе с Отцом и Духом… Богочеловек Слово… принес спасительную жертву Отцу, Самому Себе, как Богу, и Духу, Которыми человек призван из небытия к бытию, Которых он и оскорбил, преступив заповедь, и с Которыми произошло примирение страданиями Христа». О том, что Христос одновременно приносит и принимает жертву, говорится в священнической молитве, читаемой на Литургиях Иоанна Златоуста и Василия Великого: «Ты бо еси приносяй и приносимый, и приемляй, и раздаваемый, Христе Боже наш». В одной из проповедей свт. Кирилла Иерусалимского сказано: «Младенца вижу, приносящего законную жертву на земле, но Его же вижу принимающим жертвы от всех на небесах… Сам Он — Дары, Сам — Архиерей, Сам — жертвенник, Сам — очистилище, Сам — Приносящий, Сам и Приносимый как жертва за мир. Сам — огонь сущий, Сам — всесожжение, Сам — древо жизни и познания, Сам — меч Духа, Сам — Пастырь, Сам — жрец, Сам — Закон, Сам же и исполняющий этот закон».

Многие древне-церковные авторы вообще избегают говорить о «выкупе» в буквальном смысле, понимая под искуплением примирение человечества с Богом и усыновление Ему. Они говорят об искуплении как о проявлении любви Божьей к человеку.

Православное богословие не считает возможным свести Искупление к некоему мгновенному акту. Вся земная жизнь Спасителя, от момента Воплощения до Вознесения, имеет искупительное значение. Каждое событие земной жизни Господа является исполнением предыдущего и без него невозможно.

Сщмч. Ириней Лионский сформулировал фундаментальный сотериологический принцип православного богословия, согласно которому Бог «сделался Тем, что и мы, дабы нас сделать тем, что есть Он».

Цель пришествия Христа в мир — соединить человека с Богом таким образом, чтобы каждый из нас мог стать «причастником Божеского естества» (2Пт. 1:4). Только в соотношении с этой конечной целью может быть правильно понято учение об Искуплении.

Спасение человечества во Христе не могло совершиться автоматически, с насилием над человеческой природой, с устранением человеческой свободы. Спасение предполагает изменение образа бытия человеческой природы, но такое изменение не может быть навязано человеку извне, не может осуществиться помимо его собственного свободного выбора, ибо праведность, не обусловленная сознательным и свободным выбором, не имеет пред Богом никакой нравственной ценности.

Грехопадение по факту состояло в преслушании: Адам нарушил Божественную заповедь, и это привело к рассогласованию воли человеческой с волей Божией. Искупление означает обратное движение, возвращение в то состояние, из которого выпал Адам, что возможно только на пути абсолютного послушания Богу. Путь послушания, который должен был пройти Господь по Своему человечеству, предполагал принятие всех последствий нашей падшести вплоть до смерти. Так как человек порабощен диаволу от самого своего рождения в течение всей жизни, Господь проходит через всякий возраст, чтобы на каждом этапе развития человека диавол оказался побежденным: Христос «воплотился и родился… освящая зачатие и рождение, и понемногу возрастая, благословил всякий возраст… сделался рабом, приняв образ раба — и нас, рабов, снова возвел в достоинство господ и сделал господами и властителями самого диавола, который прежде был нашим тираном… сделался проклятием, будучи распят… и Своей смертью умертвил смерть, воскрес — и уничтожил всю силу и энергию врага, имевшего власть над нами через смерть и грех».

По человечеству Он претерпевает все искушения, которые только может претерпеть человек и которые влекут человека ко греху, но все эти искушения Господь преодолевает, побеждая их не только силою Своего Божества, но и при участии Своей человеческой воли, свободно подчиняющейся воле Божественной. Явив абсолютное послушание Отцу, Христос приводит Свою человеческую волю в совершенное единение с волей Божией, преображает Свою человеческую жизнь в сопричастность Божественной любви и свободное подчинение Божественной воле. По словам св. Иоанна Дамаскина, Христос «становится послушным Духу, врачует наше непослушание принятием того, что подобно нам и от нас, и делается для нас примером послушания». Воплотившийся Христос, желая во всем уподобиться нам, проходит не только через всякий возраст, но и через все возможные виды страдания вплоть до богооставленности, которая является наивысшим страданием человеческой души. Крик Спасителя на кресте «Боже Мой! Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?» (Мф. 27:46) есть кульминация Его голгофского страдания. Но великая тайна этой минуты в том, что Божество Христа ни на мгновение не разлучалось с человечеством — Бог не оставлял Его, хотя Он как человек чувствует человеческую богооставленность… И даже когда тело умершего Христа лежало во гробе, а душа Его сошла в ад, Божество не разлучалось с человечеством: «Во гробе плотски, во аде же с душею, яко Бог, в раи же с разбойником, и на престоле был еси, Христе, со Отцем и Духом, вся исполняяй, неописанный» (тропарь праздника Пасхи Христовой). Христос одновременно и в аду, и в раю, и на земле, и на небе, и с людьми, и с Отцом и Духом — все наполняет Собою, не будучи «описуем», то есть ограничен чем-либо. 

Проверочные вопросы:

  1. Какое понимание «спасения» содержится в Священном Писании?
  2. Какова этимология слова «искупление»?
  3. Что необходимо человеку для спасения?
  4. Приведите примеры толкований того, кому Христос заплатил за нас выкуп, и прокомментируйте их.
  5. В чем заключаются основные положения юридической теории искупления?
  6. Почему юридическая теория искупления неприемлема для православного богословия?
  7. В чем заключается православное понимание образа совершения нашего спасения Господом Иисусом Христом?

Источники и литература по теме

Источники:

  1. Пространный христианский катихизис Православной Кафолической Восточной Церкви / Сост. митр. Филарет (Дроздов). — М.: Синод, тип., 1913. (См.: О третьем члене Символа веры. О четвертом члене Символа веры).
  2. Иоанн Дамаскин, прп. Точное изложение Православной Веры. (См.: Кн. 3. Гл. 27). [Электронный ресурс]. – URL: http://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Damaskin/tochnoe-izlozhenie-pravoslavnoj-very/  (дата обращения: 19.02.2016).

Основная учебная литература:

  1. Давыденков О., иер. Катехизис. Курс лекций. - М.: ПСТБИ, 2000. (См.: Ч. 2, Гл. 4). 
  2. Иларион (Алфеев), митр. Таинство веры. Введение в православное догматическое богословие. – М.: ЭКСМО, 2010. 400 с. (См.: Гл. 6).

Дополнительная литература:

  1. Помазанский М., прот. Православное догматическое богословие. – М.: Даръ, 2005. (См.: Бог – Спаситель мира. Агнец Божий, взявший грехи мира).

Видеоматериалы: