IV.1. О первом члене Символа веры. Учение о единстве и возможности познания существа Божия

Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя,

Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым

Цель занятия – рассмотреть учение о единстве и возможности познания Бога.

Задачи:

  1. Рассмотреть значение первого слова «верую» в Символе веры.
  2. Рассмотреть значение слова «единый» по отношению к Богу.
  3. Рассмотреть возможность познания Бога по Его энергиям.
  4. Познакомить слушателей с именами Божиими и их значениями.

План занятия

  1. Проверить домашнее задание, вспомнив определение и значение Символа веры.
  2. Познакомить слушателей с содержанием занятия.
  3. Провести обсуждение-опрос по проверочным вопросам с целью закрепления материала.
  4. Задать домашнее задание: прочитать основную литературу и, по желанию, ознакомиться с дополнительной литературой, источниками и видеоматериалами.

Источники и литература по теме

Источники:

  1. Григорий Палама, свт. О Божественных энергиях и их причастности. [Электронный ресурс]. – URL: http://azbyka.ru/otechnik/Grigorij_Palama/O_Bogestvennih_energijah_i_ih_prichastii/ (дата обращения: 05.11.2015).
  2. Дионисий Ареопагит, свмч. О Божественных именах. [Электронный ресурс]. – URL: http://azbyka.ru/otechnik/Dionisij_Areopagit/o-bozhestvennykh-imenakh/  (дата обращения: 05.11.2015).

Основная учебная литература:

  1. Давыденков О., иер. Катехизис. Курс лекций. - М.: ПСТБИ, 2000.
  2. Пространный христианский катихизис Православной Кафолической Восточной Церкви / Сост. Митр. Филарет (Дроздов). — М.: Синод, тип., 1913.
  3. Иларион (Алфеев), митр. Православие. В 2-х томах. Т.1. –– М.: Издательство Сретенского монастыря, 2009. 1840 с.

Дополнительная литература:

  1. Хопко Фома, прот. Основы Православия. – М.: ЭКСМО, 2013. 384 с.

Ключевые понятия:

  • единство Бога;
  • монотеизм;
  • Божественная сущность;
  • теофания;
  • Божественные энергии, действования;
  • Божественные имена.

Содержание занятия (открыть)

Проверочные вопросы:

  1. Что означает слово "единый" по отношению к Богу?
  2. Познаваема ли Божественная сущность?
  3. Кем было введено понятие "энергия"?
  4. Тварны или нет Божественные энергии? Что они собой представляют?
  5. Можно ли сказать, что причастность человека к Божестенным энергиям суть причастность Богу?
  6. Что обозначают Божественные имена?
  7. Какие вам известны Божественные имена?

Иллюстрации:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Видеоматериалы:

 

 

Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя,

Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым

1. О первом слове Символа веры «верую»

2. О единстве существа Божия

3. Возможность познания Бога по Его действиям

4. Божественные имена

1.  О первом слове Символа веры «верую»

Символ веры начинается со слова «верую», которое связано с каждым его членом. Таким образом, произнесение Символа веры является исповеданием нашей веры. Апостол Павел свидетельствует, что исповедание веры необходимо для спасения, «потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению» (Рим. 10:10). Вера — всегда личностна. Каждый должен веровать сам, нельзя веровать за другого. Многие люди могут веровать в одно и то же из-за общности их опыта, но общность их веры и единство их веры должны опираться на личное исповедание. Вот почему в Православной Церкви Символ веры всегда произноситься от первого лица единственного числа даже во время Божественной литургии, когда его произносят одновременно сотни и даже тысячи людей.

Открытое, бескомпромиссное исповедание укрепляет веру, тогда как стремление скрыть свою веру, напротив, отрицательно сказывается на духовной жизни, приводит к появлению сомнений. Конечно, это не значит, что христианин должен нарочито демонстрировать свою веру, навязывать свои убеждения всем окружающим. Господь предупреждает об опасности бросать жемчуг перед свиньями (Мф. 7:6). Но в то же время, христианин всегда должен быть готов дать исчерпывающий ответ на вопрос «како веруеши?». Апостол Петр наставляет: «будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1Пт. 3:15).

Таким образом, исповедание веры необходимо не только для спасения своей души, но также и для научения и спасения ближнего. Отречение от веры всегда рассматривалось Церковью как тяжелейший, смертный грех. Ведь человек, по тем или иным причинам отрекающийся от веры, свидетельствует тем самым, что Бог не является для него главной жизненной ценностью, показывает, «что не имеет истинной веры в Бога Спасителя и в будущую блаженную жизнь».

2.  О единстве существа Божия

Краеугольным камнем христианского богословия является библейское представление о единстве Бога. «И ветхозаветное и новозаветное Писания учат, что начало всего едино, Бог всяческих и Отец Господа нашего Иисуса Христа», — пишет блаженный Феодорит Кирский. «Бог по природе есть всегда и в подлинном смысле слова Единый и Единственный», — говорит преподобный Максим Исповедник. По словам преподобного Иоанна Дамаскина тот факт, «что Бог один, а не много богов, не подвергается сомнению со стороны верящих Божественному Писанию».

Христианские авторы II века доказывали единство Божие в противовес языческому многобожию и гностическим ересям. «Наше учение признает единого Бога, Творца этой вселенной, Который Сам не сотворен, ибо сущее не получает бытие, а только не сущее», - писал Афинагор Афинский. Характерно, что главным обвинением со стороны язычников в адрес христиан было обвинение в безбожии, атеизме, ибо христиане не признавали языческих богов. Отвечая на это обвинение, Афинагор писал: «Мы не безбожники, когда признаем единого Бога безначального, вечного, невидимого и бесстрастного, необъятного и неизмеримого, постигаемого одним умом и разумом, преисполненного светом и красотою, духом и неизреченною силою, Который Словом Своим все сотворил и устроил и все содержит».

В IVвеке учение о единстве Божием выражено в начальных словах Никео-Цареградского Символа веры: «Верую во единого Бога». В этих словах Символа святитель Кирилл Александрийский видит указание не только на единство, но и на трансцендентность Бога, природа Которого превышает всякую тварную природу: «Отцы изрекли: “Веруем во единого Бога” — это с той целью, чтобы в самом основании, или в глубине, разрушить мнения язычников, которые служили стихиям мира, вымыслив не только многих, но и бесчисленных богов. Потому-то отцы для искоренения заблуждений многобожия называют Бога единым, нисколько не отступая от Священного Писания и ясно показывая красоту истины всем живущим во вселенной... Потому-то всехвальные отцы в намерении дать твердое основание вере, то именно, что должно и мыслить и исповедовать, что Бог есть един и единствен по естеству и по истине, прекрасно сказали: “Веруем во единого Бога”».

Понятие «единый» применительно к Богу, разъясняет также учитель Церкви IV века Руфин: «Когда мы говорим, что восточные церкви веруют во единого Бога..., то надобно разуметь здесь, что Он именуется единым не по числу, но всецело. Так, если кто говорит об одном человеке..., в этом случае один полагается по числу: ибо может быть и другой человек, и третий... Но где говорится об одном так, что другой или третий не может уже быть прибавлен, там имя одного берется не по числу, а всецело. Если, например, говорим: одно солнце, – тут слово одно употребляется в таком смысле, что не может быть прибавлено ни другое, ни третье. Тем более Бог, когда называется единым, то разумеется единым не по числу, но всецело, единым в том смысле, что нет другого Бога».

Таким образом, «единый» означает единственного в своем роде, подобного которому нет. Итак, какой смысл мы должны вкладывать в само понятие «Бог», чтобы наше учение о едином и единственном Боге имело смысл?

Очевидно, что монотеистическое ("монос"- один,"теос(феос)"- бог) представление о Боге может иметь смысл только в том случае, если под Богом мы понимаем существо абсолютное, самодостаточное, ни от чего не зависящее, не имеющее нужды ни в чем ином для Своего существования – существо, обладающее всей полнотой бытия и совершенства. Бог един, потому что Он абсолютен, и Он абсолютен потому, что един. Допустить существование какого-либо иного, отличного от Бога, принципа существования, иного начала, от Бога не зависящего, которое было бы больше Его, равно Ему или меньше Его, значит тем самым уже отказать Богу в обладании всей полнотой бытия и совершенства, то есть в абсолютности. Архиепископ Макарий (Булгаков) писал: «Если бы было много богов, каким образом сохранилась бы их беспредельность? Где существовал бы один, там, конечно, не мог существовать ни другой, ни третий».

Приведенные выше философские рассуждения, сами по себе корректные, для богословия не имеют самодовлеющего значения. Для богословия самое главное – то, что истина единства Божия с несомненной ясностью запечатлена в Божественном Откровении: «Видите ныне, видите, что это Я, Я – и нет бога, кроме Меня» (Втор. 32:39); «Итак, знай ныне и положи на сердце твое, что Господь Бог на небе вверху и на земле внизу, и нет еще кроме Него» (Втор.4:39); «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога» (Ин.17:3); «... нет иного Бога, кроме Единого» (1Кор.8:4).

3.  Возможность познания Бога по Его действиям

Божественная сущность совершенно недоступна для познания. В Священном Писании мы читаем: «Божьего никто не знает, кроме Духа Божия» (1Кор.2:11); «Бог обитает в неприступном свете, которого никто из человеков не видел и видеть не может» (1Тим.6:16).

Уразуметь непознаваемость Божественной сущности можно и логическим путем. Существо Божие уникально, поэтому мы не можем познать Его путем сравнений, по аналогии. К тому же мы не имеем необходимого инструментария для богопознания, ибо Бог трансцендентен миру. Кроме того, Бог – существо бесконечное, тогда как познающий человеческий разум ограничен и потому не в состоянии объять необъятное. При этом, говоря о Божественной сущности, мы имеем в виду не участие Бога в бытии, но Его бытие как таковое. Бог не просто участвует в бытии, Он Сам есть бытие, есть Тот, Кто обладает бытием, Тот, Кому бытие принадлежит. Поэтому святоотеческая формула «сверхсущностная сущность» более точно говорит о Боге, указывая на бесконечное превосходство Божества над всеми тварными сущностями.

Хотя Божественная сущность непознаваема, тем не менее, некоторое объективное знание о Боге мы можем иметь и даже пытаемся нечто более или менее определенно о Боге утверждать. В противном случае все богословие было бы ничем иным, как пустословием.

В христианском богословии вопросы богопознания впервые серьезно были поставлены в IV столетии и подробно исследованы великими Каппадокийцами: святителями Василием Великим, Григорием Богословом и Григорием Нисским. Каппадокийцы решительно отвергли возможность познания Божественного существа силами человеческого рассудка.

«Представлять себя знающим, что есть Бог, есть повреждение ума», – писал святитель Григорий Богослов.

Познать – значит дать определение, охватить понятием. Это невозможно по отношению к Богу.

Для обоснования возможности иметь объективное знание о Боге Каппадокийцы использовали философское понятие «энергии (греческое)», действования. Энергия означает проявление сущности (природы) в движении, способность природы выявлять своё существование вовне, делать его доступным познанию и причастности.

«Невидимый по естеству делается видимым в действиях», – говорил святитель Григорий Нисский. Святитель Василий Великий разъясняет свою позицию следующим образом: «Утверждая, что мы познаем Бога нашего в Его энергиях, мы отнюдь не обещаем того, чтобы приблизиться к Нему в Самой Его сущности. Ибо, если Его энергии нисходят до нас, Сущность Его остается недосягаемой».

Наиболее подробное изложение учения о непознаваемо Божественной сущности и о познаваемости Бога в Его действованиях, или энергиях, содержится у святителя Григория Нисского: «Естество Божие, само по себе, по своей сущности, выше всякого постигающего мышления: оно недоступно и неуловимо ни для каких рассудочных приемов мысли, и в людях не открыто еще никакой силы, способной постигнуть непостижимое, и не придумано никакого средства уразу меть неуяснимое», но в то же время «Божество, как совершенно непостижимое и ни с чем не сравнимое, познается по одной только деятельности. Нет сомнения в том, что в сущность Божию разум проникать не может, но зато он постигает деятельность Божию и на основании этой деятельности получает такое познание о Боге, которое вполне достаточно для его слабых сил».

Разработанное Каппадокийцами учение получило дальнейшее развитие ровно через 1000 лет. В учении Каппадокийцев имела место некоторая недосказанность: какова природа Божественных энергий? Этот вопрос был окончательно разрешен в XIV столетии в споре святителя Григория Паламы с калабрийским монахом Варлаамом. Варлаам считал, что все Божественные энергии, все теофании[1], о которых говорит Священное Писание, суть не более чем тварные, то есть сотворенные Богом, знаки и образы, создаваемые Богом, чтобы посредством их общаться с человеком. Таким образом, Варлаам отрицал возможность непосредственного общения человека с Богом: познавать Бога можно только опосредованно, посредством тварного. Тем самым Варлаам и его единомышленники фактически отрицали всю аскетическую традицию Восточной Церкви, утверждающую реальное обожение как цель человеческой жизни.

В полемике с Варлаамом святителю Григорию удалось убедительно раскрыть учение о нетварном характере Божественных энергий. Действования Божии – это не тварные знаки, создаваемые Богом для общения с человеком, а непосредственные проявления Самого Бога, Его исхождения вовне. Божественные энергии не сотворены Богом, как все прочие вещи, они предвечно изливаются из Его неприступной сущности, подобно свету, исходящему от Солнца, но в своем исхождении никогда от нее не отделяются. Поэтому приобщение Божественным действованиям есть причастность Самому Богу. Учение святителя Григория Паламы, утвержденное на Константинопольских Соборах 1341, 1347 и 1351 гг., находится в полном согласии со Священным Писанием. Апостол Петр говорит, что нам надлежит соделаться «причастниками Божеского естества» (2Пет.1:4).

4.  Божественные имена

В соответствии с многообразными действованиями, в которых Бог проявляет Себя во вне, Священное Писание образует Божественные имена, посредством которых мы выражаем наше знание о Боге. Святитель Григорий Нисский говорит: «Все рождающиеся у нас понятия о Божественном естестве мы выражаем в форме имен».

Божественные имена – это различные наименования свойств Божеского естества.

Святитель Григорий Богослов разделяет имена Бога на три категории: те, которые указывают на Его сущность, те, которые указывают на Его власть над миром, и, наконец, те, что указывают на Его «домостроительство», т.е. какие-либо действия во благо человеку. К первой категории относятся имена Сущий, Бог и Господь. Ко второй категории относятся имена Вседержитель, Царь славы, Царь веков, Царь сил, Царь царствующих, Господь Саваоф (Господь воинств), Господь сил, Господь господствующих. К третьей категории относятся имена Бог спасения, Бог отмщения, Бог мира, Бог правды, Бог Авраама, Исаака и Иакова и другие имена, связанные с действиями Бога в истории израильского народа. К этой же категории относятся имена Божии «после воплощения», т.е. собственно имена Христа. Преимущественно перед другими именами Бог называется Миром и Любовью.

Проверочные вопросы:

  1. Что означает слово "единый" по отношению к Богу?
  2. Познаваема ли Божественная сущность?
  3. Кем было введено понятие "энергия"?
  4. Тварны или нет Божественные энергии? Что они собой представляют?
  5. Можно ли сказать, что причастность человека к Божестенным энергиям суть причастность Богу?
  6. Что обозначают Божественные имена?
  7. Какие вам известны Божественные имена?

Источники и литература по теме

Источники:

  1. Григорий Палама, свт. О Божественных энергиях и их причастности. [Электронный ресурс]. – URL: http://azbyka.ru/otechnik/Grigorij_Palama/O_Bogestvennih_energijah_i_ih_prichastii/ (дата обращения: 05.11.2015).
  2. Дионисий Ареопагит, свмч. О Божественных именах. [Электронный ресурс]. – URL: http://azbyka.ru/otechnik/Dionisij_Areopagit/o-bozhestvennykh-imenakh/  (дата обращения: 05.11.2015).

Основная учебная литература:

  1. Давыденков О., иер. Катехизис. Курс лекций. - М.: ПСТБИ, 2000.
  2. Пространный христианский катихизис Православной Кафолической Восточной Церкви / Сост. Митр. Филарет (Дроздов). — М.: Синод, тип., 1913.
  3. Иларион (Алфеев), митр. Православие. В 2-х томах. Т.1. –– М.: Издательство Сретенского монастыря, 2009. 1840 с.

Дополнительная литература:

  1. Хопко Фома, прот. Основы Православия. – М.: ЭКСМО, 2013. 384 с.
Видеоматериалы:

 

 



[1] Теофания - явление Бога в зримом образе (неопалимая купина, огненный столп и пр.). Высшей теофанией стало Боговоплощение. В более широком смысле теофанией считают всякое откровение Божие.