Священномученик Дионисий Александрийский, епископ

Житие

Свя­той Ди­о­ни­сий про­ис­хо­дил из Алек­сан­дрии[1] от бо­га­тых и знат­ных ро­ди­те­лей-языч­ни­ков[2]. В юно­сти сво­ей он по­лу­чил хо­ро­шее язы­че­ское об­ра­зо­ва­ние и был при­вер­жен к язы­че­ству. По окон­ча­нии сво­е­го об­ра­зо­ва­ния Ди­о­ни­сий сна­ча­ла про­хо­дил обя­зан­но­сти ри­то­ра[3] и обу­чал юно­шей крас­но­ре­чию в ду­хе изу­чен­ной им язы­че­ской на­у­ки. Но его яс­ный и свет­лый ум не мог не ви­деть гру­бых за­блуж­де­ний и суе­ве­рий язы­че­ской ве­ры, в ко­то­рой он ро­дил­ся и вы­рос, и недо­стат­ков язы­че­ской фило­со­фии, в на­ча­лах ко­ей был вос­пи­тан. Его пыт­ли­вый дух, ал­чу­щий и жаж­ду­щий прав­ды, не мог най­ти удо­вле­тво­ре­ния в язы­че­ских зна­ни­ях и ве­ро­ва­ни­ях; его серд­це чув­ство­ва­ло тще­ту и лжи­вость язы­че­ства и, еще не по­знав ис­тин­но­го Бо­га, уже стре­ми­лось к Нему. И вот Ди­о­ни­сий, же­лая по­знать ис­ти­ну, зна­ко­мит­ся с раз­лич­ны­ми че­ло­ве­че­ски­ми уче­ни­я­ми и ве­ро­ва­ни­я­ми и срав­ни­ва­ет их меж­ду со­бою. Сей вер­ный путь бес­при­страст­но­го ис­сле­до­ва­ния уче­ний че­ло­ве­че­ских при­вел Ди­о­ни­сия при его пла­мен­ном стрем­ле­нии об­ре­сти ис­тин­ную ве­ру к по­зна­нию Еди­но­го ис­тин­но­го Бо­га и к со­зна­тель­но­му при­ня­тию ве­ры Хри­сто­вой. Свя­той Ди­о­ни­сий впо­след­ствии сам о се­бе го­во­рил, что он «об­ра­тил­ся ко Хри­сту пу­тем сво­бод­но­го ис­сле­до­ва­ния, бес­при­страст­но ис­пы­ты­вая уче­ния че­ло­ве­че­ские».

В то вре­мя в Алек­сан­дрии, сла­вив­шей­ся язы­че­ски­ми шко­ла­ми и уче­ны­ми, на­ря­ду с мно­го­сто­рон­ним раз­ви­ти­ем уче­но­сти то­гдаш­не­го язы­че­ско­го ми­ра, до­стиг­ло зна­чи­тель­ной сте­пе­ни про­цве­та­ния и хри­сти­ан­ское про­све­ще­ние. Зна­ме­ни­тые на­чаль­ни­ки воз­ник­ше­го там хри­сти­ан­ско­го, так на­зы­ва­е­мо­го «огла­си­тель­но­го», учи­ли­ща си­лою сво­их да­ро­ва­ний со­еди­ня­ли в на­став­ле­ни­ях сво­их уче­ность бо­го­слов­скую и фило­соф­скую и бы­ли хо­ро­шо зна­ко­мы с язы­че­скою уче­но­стью и ее пред­ста­ви­те­ля­ми. Ди­о­ни­сий, уже по­зна­ко­мив­ший­ся со мно­ги­ми хри­сти­ан­ски­ми со­чи­не­ни­я­ми, всту­пил в близ­кое об­ще­ние с алек­сан­дрий­ски­ми хри­сти­ан­ски­ми учи­те­ля­ми, во гла­ве ко­их бы­ли Иеракл и осо­бен­но зна­ме­ни­тый Ори­ген.

Ди­о­ни­сий ско­ро стал рев­ност­ным уче­ни­ком Ори­ге­на и со всем жа­ром пыт­ли­во­го ду­ха стал изу­чать ис­ти­ны хри­сти­ан­ско­го уче­ния, пре­вос­ход­ство ко­е­го пред язы­че­ским он сра­зу же оце­нил. С боль­шим усер­ди­ем и лю­бо­вью чи­тал он по­сла­ния апо­столь­ские, осо­бен­но по­сла­ния свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла, кои про­из­ве­ли на него глу­бо­кое впе­чат­ле­ние и ре­ши­тель­ный пе­ре­во­рот во всех его ве­ро­ва­ни­ях и воз­зре­ни­ях, след­стви­ем че­го бы­ло вполне со­зна­тель­ное об­ра­ще­ние его к хри­сти­ан­ству. Убе­див­шись окон­ча­тель­но в ис­тине хри­сти­ан­ства, он не за­мед­лил при­нять, под вли­я­ни­ем от­ча­сти Ори­ге­на, Свя­тое Кре­ще­ние и всту­пил в Огла­си­тель­ное учи­ли­ще, сде­лав­шись ис­тин­ным укра­ше­ни­ем его.

За­ме­ча­тель­ные успе­хи свя­то­го Ди­о­ни­сия в по­зна­нии ис­тин хри­сти­ан­ства и его бла­го­че­сти­вая жизнь об­ра­ти­ли на него вни­ма­ние учи­те­ля Алек­сан­дрий­ской шко­лы Иерак­ла. По про­ше­ствии непро­дол­жи­тель­но­го вре­ме­ни свя­той Ди­о­ни­сий воз­ве­ден был в сан пре­сви­те­ра. По уда­ле­нии Ори­ге­на из Алек­сан­дрии Иеракл за­ме­стил его в Алек­сан­дрий­ском огла­си­тель­ном учи­ли­ще в ка­че­стве на­чаль­ни­ка. Ко­гда же Иеракл воз­ве­ден был в сан епи­ско­па Алек­сан­дрий­ско­го, Ди­о­ни­сий стал на­чаль­ни­ком в огла­си­тель­ном учи­ли­ще; по смер­ти же Иерак­ла он был его пре­ем­ни­ком по Алек­сан­дрий­ской ка­фед­ре.

С то­го вре­ме­ни, как Ди­о­ни­сий всту­пил на Алек­сан­дрий­скую ка­фед­ру, вся жизнь его ста­ла непре­рыв­ным ря­дом са­мо­от­вер­жен­ных по­дви­гов про­тив раз­но­об­раз­ных вра­гов Церк­ви, внеш­них и в осо­бен­но­сти внут­рен­них. В то вре­мя Цер­ковь Хри­сто­ва мно­го стра­да­ла от внеш­них го­не­ний язы­че­ской вла­сти и еще бо­лее раз­ди­ра­е­ма бы­ла раз­лич­ны­ми раз­до­ра­ми, ере­ти­че­ски­ми лже­уче­ни­я­ми и рас­ко­ла­ми, гро­зив­ши­ми на­ру­шить цер­ков­ное еди­не­ние и внут­рен­ний мир Церк­ви.

Уна­сле­до­вав от Ори­ге­на лю­бовь ко вся­ко­го ро­да зна­нию, свя­той Ди­о­ни­сий на­хо­дил воз­мож­ным со­гла­со­вать его с хри­сти­ан­ским ве­ро­уче­ни­ем и по-прежне­му вни­ма­тель­но чи­тал и ис­сле­до­вал со­чи­не­ния луч­ших языч­ни­ков и раз­лич­ных ере­ти­ков, вол­но­вав­ших в его вре­мя сво­и­ми лже­уче­ни­я­ми Цер­ковь Бо­жию.

При всем уме сво­ем и уче­но­сти крот­кий и сми­рен­ный, свя­той Ди­о­ни­сий и на ка­фед­ре пас­тыр­ской от­ли­чал­ся ду­хом кро­то­сти и уме­рен­но­сти. В то тя­же­лое для хри­сти­ан вре­мя, в же­сто­кое го­не­ние нече­сти­во­го ца­ря Рим­ско­го Де­кия[4] неко­то­рые епи­ско­пы, – не из стра­ха го­не­ний и му­че­ний, но для то­го, чтобы не оста­вить без ру­ко­вод­ства, на­зи­да­ния и уте­ше­ния вве­рен­ных по­пе­че­нию их сло­вес­ных овец ста­да Хри­сто­ва, – уда­ля­лись из сво­их го­ро­дов в ме­ста бо­лее без­опас­ные и от­ту­да управ­ля­ли сво­и­ми паства­ми. Так по­сту­пил в сие тяж­кое вре­мя по Бо­же­ствен­но­му вну­ше­нию и свя­той Ди­о­ни­сий.

В то му­чи­тель­ное вре­мя Цер­ковь пе­ре­но­си­ла страш­ные стра­да­ния и скор­би от сви­ре­пых языч­ни­ков. Не вы­но­ся пы­ток и му­че­ний, мно­гие из ве­ру­ю­щих от­ре­ка­лись от Хри­ста. По­сле они с глу­бо­ким рас­ка­я­ни­ем и сер­деч­ною скор­бью опять об­ра­ща­лись к епи­ско­пу, сми­рен­но умо­ляя сно­ва при­нять их в ло­но Церк­ви Хри­сто­вой. Крот­кий и сми­рен­ный Ди­о­ни­сий снис­хо­ди­тель­но принимал их в чис­ло чад Церк­ви хри­сти­ан­ской, на­ла­гая на них те или иные за­пре­ще­ния и епи­ти­мии, и тем спа­сал их от со­вер­шен­но­го от­ча­я­ния.

К до­вер­ше­нию зол, угро­жав­ших Церк­ви Хри­сто­вой, в сие тяж­кое вре­мя появил­ся рас­кол но­ва­ци­ан, еще боль­ше раз­ди­рав­ший ее внут­рен­ни­ми сму­та­ми. Но­ва­ци­ан и его по­сле­до­ва­те­ли от­кры­то и ре­ши­тель­но вы­сту­пи­ли про­тив при­ня­тия от­пав­ших в ло­но Церк­ви и тем усу­гу­би­ли ее бед­ствия и мно­гих ста­ли при­во­дить в от­ча­я­ние. То­гда свя­той Ди­о­ни­сий, с лю­бо­вью при­ни­мав­ший пад­ших, осо­бен­но по хо­да­тай­ству ис­по­вед­ни­ков Хри­сто­вых, вос­стал про­тив но­ва­ци­ан и убеж­дал Но­ва­ци­а­на оста­вить сей па­губ­ный для Церк­ви Бо­жи­ей рас­кол.

По смер­ти нече­сти­во­го Де­кия, в крат­ковре­мен­ное цар­ство­ва­ние им­пе­ра­то­ра Гал­ла[5], го­не­ние на хри­сти­ан пре­кра­ти­лось, и в Церк­ви Хри­сто­вой во­дво­рил­ся мир. Сей по­кой Церк­ви был тем во­жде­лен­нее, что он поз­во­лил свя­то­му Ди­о­ни­сию об­ра­тить­ся с пас­тыр­скою за­бот­ли­во­стью к успо­ко­е­нию вол­не­ния, про­из­водимого еретическими учениями.

За­бо­ты свя­то­го Ди­о­ни­сия о внут­рен­нем ми­ре и бла­ге Церк­ви вне­зап­но бы­ли оста­нов­ле­ны го­не­ни­ем но­во­го Рим­ско­го им­пе­ра­то­ра Ва­ле­ри­а­на[6]. В са­мом на­ча­ле се­го же­сто­ко­го го­не­ния ве­ли­кий пас­тырь Алек­сан­дрий­ский был схва­чен и со­слан в за­хо­луст­ную де­рев­ню Це­ф­ро, ле­жав­шую сре­ди ди­кой пу­сты­ни Ли­вий­ской. Там, во­пре­ки за­пре­ще­нию, свя­той про­дол­жал по­учать сло­ву Бо­жию и, как доб­лест­ный му­че­ник Хри­стов, от­ка­зы­вал­ся ис­пол­нять по­ве­ле­ние му­чи­те­лей. Языч­ни­ки би­ли его за это неод­но­крат­но кам­ня­ми. Несмот­ря на все сие, Ди­о­ни­сий имел уте­ше­ние и в пу­стыне об­ра­тить к свя­той ве­ре Хри­сто­вой мно­гих языч­ни­ков. Тогда святой Дионисий был ото­слан в ме­стеч­ко Кол­лу­фо, на­хо­див­ше­е­ся в еще бо­лее от­да­лен­ной и ди­кой ча­сти пу­сты­ни Ли­вий­ской. Но и от­сю­да он имел уте­ше­ние сно­сить­ся с дру­зья­ми Хри­сто­вы­ми и со сво­ею паст­вою, и не толь­ко со сво­ею, но и с дру­ги­ми церк­ва­ми.

Три го­да про­был свя­той Ди­о­ни­сий в сем же­сто­ком и лю­том за­то­че­нии. По во­ца­ре­нии Гал­ли­е­на[7] он был воз­вра­щен из за­то­че­ния, к ве­ли­ко­му уте­ше­нию сво­ей паст­вы и всей Церк­ви Хри­сто­вой.

Од­на­ко и в Алек­сан­дрии се­го доб­лест­но­го стра­даль­ца Хри­сто­ва ожи­да­ли не по­кой и бла­го­ден­ствие, но кро­ва­вое смя­те­ние и зло­стра­да­ния. По­сле скор­бей меж­до­усоб­ной вой­ны по­сле­до­вал лю­тый го­лод, а за го­ло­дом мо­ро­вая яз­ва, сви­реп­ство­вав­шая с ужас­ною же­сто­ко­стью. С ис­тин­ною оте­че­скою лю­бо­вью за­бо­тил­ся Ди­о­ни­сий о несчаст­ных, кто бы они ни бы­ли – языч­ни­ки или ве­ру­ю­щие. Опи­сы­вая бед­ствия, пре­терпен­ные жи­те­ля­ми Алек­сан­дрий­ской об­ла­сти во вре­мя сей гу­би­тель­ной яз­вы, свя­ти­тель пи­сал меж­ду про­чим сле­ду­ю­щее: «Мно­гие из бра­тьев на­ших, по силь­ной люб­ви, оста­вив за­бо­ту о сво­ей жиз­ни, но за­бо­тясь друг о дру­ге, сме­ло по­се­ща­ют боль­ных, слу­жат им по­сто­ян­но, вра­чу­ют о Хри­сте; доб­ро­воль­но они умер­ли вме­сте с ни­ми, при­ни­мая на се­бя стра­да­ния их, как бы при­вле­кая к се­бе бо­лезнь и охот­но сти­рая с них яз­вы. Мно­гие из тех, кои так пек­лись о боль­ных и воз­вра­ти­ли им здо­ро­вье, са­ми умер­ли... И сей род смер­ти по бла­го­че­стию и твер­до­сти ве­ры ни­как не ни­же му­че­ни­че­ства. Они бра­ли ру­ка­ми сво­и­ми и на свои ко­ле­на те­ла свя­тых, за­кры­ва­ли им гла­за и уста, нян­чи­ли их на пле­чах сво­их, укла­ды­ва­ли, спле­та­ясь с ни­ми, об­мы­ва­ли их и оде­ва­ли в оде­я­ния»[8].

Так тро­га­тель­но опи­сы­ва­ет свя­той Ди­о­ни­сий по­дви­ги люб­ви хри­сти­ан­ской в сие тя­же­лое для Алек­сан­дрии вре­мя, осо­бен­но со сто­ро­ны цер­ков­но­го кли­ра; но он сам был для ве­ру­ю­щих луч­шим об­раз­цом та­ко­го са­мо­от­вер­же­ния, пре­вы­шав­ше­го по­двиг му­че­ни­че­ский: ибо «Нет боль­ше той люб­ви, как ес­ли кто по­ло­жит ду­шу свою за дру­зей сво­их» (Ин.15:13). И свя­той Ди­о­ни­сий, по­ла­гая все си­лы свои на уте­ше­ние и по­мощь неду­гу­ю­щим, не жа­лел для них са­мой жиз­ни сво­ей, па­мя­туя сло­ва Спа­си­те­ля: «так как вы сде­ла­ли это од­но­му из сих бра­тьев Мо­их мень­ших, то сде­ла­ли Мне» (Мф.25:40).

К сим скор­бям и сво­им соб­ствен­ным тяж­ким те­лес­ным неду­гам при­со­еди­ни­лась для свя­то­го Ди­о­ни­сия но­вая скорбь: се­го непо­ко­ле­би­мо­го стол­па пра­во­сла­вия и ра­то­бор­ца про­тив неве­рия и ере­сей за­по­до­зри­ли в непра­во­мыс­лии, и он при­нуж­ден был не столь­ко для сво­ей за­щи­ты, сколь­ко для уми­ро­тво­ре­ния Церк­ви пи­сать по­сла­ние, в ко­ем из­ло­жил свое пра­во­слав­ное уче­ние о Трех Ли­цах Свя­той Тро­и­цы[28]. Ис­ти­на вос­тор­же­ство­ва­ла, и вы­со­кое ува­же­ние всей Церк­ви к нему и ко всем его стро­го пра­во­слав­ным воз­зре­ни­ям, охра­няв­шим чи­сто­ту ве­ры в это смут­ное для Церк­ви вре­мя, оста­лось непоколебленным.

Скончался священномученик Дионисий в 264 или 265 году.

Мо­лит­ва­ми свя­ти­те­ля да спа­сет Гос­подь Бог Цер­ковь Свою от вся­ко­го лже­имен­но­го зна­ния и раз­де­ле­ния и да со­хра­нит цер­ков­ное еди­не­ние и мир в ду­хе кро­то­сти и люб­ви хри­сти­ан­ской.

 

Цитаты толкований на книгу Иова:

Бог всегда существует и весь век пред Ним стоит и пребывает целым; для нас же то, что обозначается словами: нынешнее и настоящее, не может быть пребывающим и не пребывает в целом виде, но в тот момент, как называется, проходит весьма быстро, прежде чем будет удержано мыслию. Настоящаго вообще нет и никто не может уловить его даже мыслию, ибо оно уносится, убегая и удаляясь. А об убегающем и постоянно исчезающем можно ли сказать, что оно существует? Да и будущее, имеющее явиться в непродолжительном времени и вскоре исчезнуть, еще когда не существует, спешит уже исчезнуть. Поэтому достойный изумления Иов показал неудержимость и неустойчивость времени, сказав о себе: «аще во первых пойду, ктому несмь, в последних же, како вем его?» (Иов. 23,8), Он показывает, что мы, люди, живем только настоящим, прошедшее же опустили, а будущаго еще не имеем.

***

Единый источник премудрости есть Бог. Отыскать этот источник желает и Иов, когда постоянно говорит: «премудрость же откуда обретеся и кое место есть разуму? и когда, описывая недоступность и непостижимость ея для многих, прибавляет: утаися от всякаго человека». Полагая, что она известна одним святым, он замечает: «Бог позна ея путь» и т. д. (Иов. 28, 20-23). А где она и откуда, он говорит в другом месте: «у Него премудрость и сила, у Того совет и разум» (Иов. 12,13). Итак один родитель и податель премудрости, и у кого она есть, тот получил ее от Него, ибо «Господь дает премудрость, и от лица Его познание и разум, как показывает мудрая книга» (Притч. 2,6) и как научает другое подобное писание словами: «Той и премудрости предводитель есть, и премудрых исправитель» (Прем. 7,15). В руках Его и мы, и слова наши, и все разумение, и знание ремесл. Ничто из добраго и достойнаго удивления не пришло к нам из какого либо другого места, но «аще что благо — Его, и аще что добро — Его (Зах. 9,17), - говорит Захария. От него произросла и явилась вся полнота добродетелей. Поэтому и те, которые разсматривают все добродетели вместе, и те, которые определяют каждую из них в отдельности, приписывают их Богу и прежде всего премудрость, так как она старее других и предводительствует ими, и в нас является как бы основанием для созидания остальных добродетелей. «Ибо как един — благ, так и един премудр, седяй на престоле Своем» (Сир. 1,7), говорит Сирах, и объясняя, почему он приписывает Ему это превосходное и единственное имя, прибавляет: «Господь Сам созда ю, и излия ю на вся дела Своя» (Сир. 1, 8-9). <…> По моему мнению, мудрый и святый Иов говорит так: все прочее, какъ-то: металлическия вещества, искусства, знания и все другое, — что он сам перечислил с изумлением, — человек приобрел посредством мудрости, а самую мудрость, спрашивается, откуда нашел он? Разве он копал землю и изследовал глубину моря, чтобы найти ее? Далеко нет: это приобретение есть дар Божий.

 

 

Творения священномученика Дионисия Александрийкого (Великого):

I. Догматико-полемические сочинения св. Дионисия

1.  «О природе» Дионисия, епископа Александрийского, против эпикурейцев, отрицающих Промысл и разлагающих вселенную на неделимые тела (фрагменты)

2. «Об обетованиях» против Непота, египетского епископа (фрагменты)

3. Обличение и оправдание к Дионисию Римскому против Савеллия (фрагменты)

II. Послания и письма св. Дионисия

1. К Василиду

2. К Домицию и Дидиму

3. К Новациану

4.  К Фабию, епископу Антиохийскому

5.  К Корнилию, епископу Римскому

6. К Конону, епископу Ермопольской церкви

7. К Дионисию и Стефану, предстоятелям Римской церкви

8. К папе Стефану

9. К папе Сиксту II первое

10.  К Филимону, пресвитеру Сикста

11.  К пресвитеру Дионисию, впоследствии преемнику Сикста II

12.  К папе Сиксту II второе

13.  Против епископа Германа

14.  К Ермаммону

15.  К епископу Иераксу

16.  К александрийцам

17.  Из второго (пасхального) послания

18.  Из четвертого пасхального послания

19.  Из послания «Об упражнении»

20.  Из послания к Афродисию

21.  Из второго послания «О браке»

III.  Экзегетические сочинения

1.  Толкование на начало книги Екклезиаста

2.  Из толкований на книгу Иова

3.  Фрагменты с толкованием на евангельские повествования о молитве Спасителя в саду Гефсиманском

4.  Фрагмент, сохранившийся в рукописных сборниках толкований на книгу Деяний апостольских и Соборные послания и заключающий в себе толкование на Деян. 5,4

5.  Фрагменты, сохранившиеся в рукописных кодексах между толкованиями на Соборное послание Иакова

6.  Фрагмент, сохранившийся в составленном Икумением сборнике толкований на Послание св. ап. Павла к Римлянам

IV.  Сочинения, приписываемые св. Дионисию

1. Блаженнейшего Дионисия, папы Александрийского, послание к Павлу Самосатскому, бывшему епископу Антиохийскому

2. Павла Самосатского, еретика, десять вопросов, предложенных им папе Дионисию

3.  Беседы св. Дионисия, сохранившиеся на армянском языке

4. Фрагмент из послания против Павла Самосатского

5. Фрагмент с вопросами и ответами о рождении Сына Божия от Отца

6. Толкование на книгу Песнь песней 1, 4 и 8, 5

7. Фрагменты из послания к Сиксту, папе Римскому, начинающегося словами: «Я получил послание ваше»

8.  Фрагменты толкований св. Дионисия Великого, епископа Александрийского, на одноименного ему Дионисия

 

День памяти: 18 октября.

 

По материалам сайтов:

http://azbyka.ru/days/sv-dionisij-aleksandrijskij

http://www.mpda.ru/publ/text/312379.html

http://predanie.ru/dionisiy-aleksandriyskiy-velikiy-svyaschennomuchenik/



[1] Алек­сан­дрия – зна­ме­ни­тый го­род, ос­но­ван­ный Алек­сан­дром Ма­ке­дон­ским в 331 г. до Р. Хр. на бе­ре­гу Сре­ди­зем­но­го мо­ря, в Ниж­нем (Се­вер­ном) Егип­те, при устье Ни­ла. Алек­сан­дрия по­сле Ри­ма бы­ла пер­вым го­ро­дом в ми­ре и слу­жи­ла цен­тром тор­гов­ли, про­мыш­лен­но­сти и осо­бен­но язы­че­ской об­ра­зо­ван­но­сти, а в пер­вые ве­ка хри­сти­ан­ства рас­сад­ни­ком хри­сти­ан­ско­го про­све­ще­ния. Хри­сти­ан­ство при­не­се­но бы­ло сю­да, по пре­да­нию, еван­ге­ли­стом Мар­ком око­ло 59–60 гг. В на­сто­я­щее вре­мя Алек­сан­дрия (по-ту­рец­ки и араб­ски – Ис­кан­де­ры) при­над­ле­жит к чис­лу укреп­лен­ней­ших пор­то­вых го­ро­дов и важ­ней­ших тор­го­вых пунк­тов при Сре­ди­зем­ном мо­ре с на­се­ле­ни­ем до 230 000 с лиш­ком жи­те­лей.

[2] Святой Дионисий родился около 195 года.

[3] Пре­по­да­вал на­у­ку об ора­тор­ском ис­кус­стве, ко­то­рое в то вре­мя до­стиг­ло выс­шей сте­пе­ни про­цве­та­ния и до­ро­го це­ни­лось не толь­ко в язы­че­ском, но и хри­сти­ан­ском ми­ре и име­ло боль­шое ре­ли­ги­оз­ное, по­ли­ти­че­ское и вос­пи­та­тель­ное зна­че­ние.

[4] Им­пе­ра­тор Рим­ский Де­кий цар­ство­вал с 249 по 251 г. Он был же­сто­ким го­ни­те­лем хри­сти­ан; при нем бы­ло пер­вое об­щее го­не­ние на хри­сти­ан.

[5] Галл цар­ство­вал с 251–253 г., от­ли­чал­ся ми­ро­лю­би­вым ха­рак­те­ром и снис­хо­ди­тель­но­стью к хри­сти­а­нам.

[6] Рим­ский им­пе­ра­тор Ва­ле­ри­ан цар­ство­вал с 253 по 259 г. Воз­двиг­ну­тое им го­не­ние на хри­сти­ан от­ли­ча­лось осо­бен­ною, чрез­мер­ною же­сто­ко­стью.

[7] Гал­ли­ен – Рим­ский им­пе­ра­тор с 260 по 268 г. Он оста­но­вил на­ча­тое Ва­ле­ри­а­ном го­не­ние на хри­сти­ан и из­дал по­ве­ле­ния, ко­то­ры­ми ссыль­ные бы­ли воз­вра­ще­ны и объ­яв­ле­на сво­бо­да ве­ро­ис­по­ве­да­ний.

[8] Пись­мо св. Ди­о­ни­сия к Алек­сан­дрий­ской Церк­ви с уте­ше­ни­ем в бед­стви­ях го­ло­да.